5 марта 2015 г. / , 12:22 / 2 года назад

ИНТЕРВЬЮ-ЦБ РФ считает рубль недооцененным в пределах 10%

Символ рубля на презентации в Москве 11 декабря 2013 года. Первый зампред Центробанка РФ Дмитрий Тулин считает, что рубль недооценен в пределах 10 процентов, но валютный рынок пришел в некоторое равновесие и дальнейшая разумная политика экспортеров будет его в этом состоянии поддерживать.Sergei Karpukhin

МОСКВА (Рейтер) - Первый зампред Центробанка РФ Дмитрий Тулин считает, что рубль недооценен в пределах 10 процентов, но валютный рынок пришел в некоторое равновесие и дальнейшая разумная политика экспортеров будет его в этом состоянии поддерживать.

"Точных и однозначных измерений не существует. Мы считаем, что рубль недооценен в пределах 10 процентов. Рынок пришел в некоторое равновесие, причем без нашего существенного участия", - сказал он в интервью Рейтер.

На возражение, что ЦБ участвовал в давлении на экспортеров, Тулин ответил:

"Экспортеры сами сделали свой выбор. Надеюсь, они привели свои валютные активы к показателям на 1 октября 2014 года и будут их поддерживать. Мы не ожидаем никаких существенных изменений в их поведении после 1 марта. По-моему, они осознали, что мы все друг от друга зависим, что мы все находимся в одной лодке, которую не нужно раскачивать".

"Какие-то гипотетические прибыли, которые они могут получить от игры на валютном курсе, искусственно задерживая продажи валютной выручки или ускоряя покупки, это не спасет их от фундаментальных долгосрочных проблем. У многих из них есть некоторое волнение по поводу своей способности обслуживать внешние долги, и они рассчитывают на моральную и институциональную поддержку государства. Если у них какие-то кассовые разрывы возникнут, то государство через ЦБ или Минфин их поддержит, в виде предоставления валютной ликвидности на возвратной основе".

По его словам, ЦБ с конца декабря ведет мониторинг финансового положения экспортеров и взаимодействует с ними информационно.

"Есть график платежей крупнейших российских заемщиков, которые гипотетически могут испытывать сложности с обслуживанием внешнего долга. Мы за этим следим, наши сотрудники с ними взаимодействуют, получают информацию. Мы часто встречаемся", - сказал Тулин.

"Мониторинг валютных активов экспортеров обязательно останется и после 1 марта. Мы строим свою стратегию и тактику так, чтобы она сработала при худшем варианте развития событий, то есть, при том, что доступ к иностранным рынкам не возобновится в обозримой перспективе. Наши прогнозы строятся на том, что санкции останутся де-юре или де-факто. Санкции для нас -- это экзогенные переменные. Лучше одеться потеплее и снять лишнюю одежду на ходу, чем замерзнуть по дороге, вот такая логика. После 1 марта ничего не изменится", - сказал Тулин.

ВАЛЮТА И РЕЗЕРВЫ

ЦБР может одолжить банкам или продать на рынке валюту из Резервного фонда, конвертированную Минфином, в чем пока нет необходимости.

"Если они продают эту валюту нам вне рынка, это просто конверсия обязательств. Когда они расходуют средства фондов, у нас увеличивается чистая валютная позиция, освобождается часть международных резервов для гипотетического использования. Мы можем взаймы дать банкам, можем, если будет потребность, на рынке продавать. Такой пока нет необходимости, но мало ли что может быть. Но по суммам нет никакого механизма, инструкции, закона, который бы обязывал нас автоматически зеркалировать эти операции на рынке. Зачем? Ради чего?" - сказал Тулин.

Если возникнет угроза финансовой стабильности, ЦБ будет готов провести нерегулярные интервенции.

"Для этого случая будет запас. И пусть будет запас для обслуживания внешнего долга, если вдруг, вопреки нашим прогнозам, экспортная выручка уменьшится", - сказал Тулин.

Переход ЦБ к фактически свободному плаванию курса рубля с 16 декабря 2014 года не означает полный отказ от интервенций.

"Нет. Это не означает, что у нас какой-то внутренний запрет на интервенции, что мы закодировались, зашились. Решение об интервенциях принимает руководство ЦБ в зависимости от ситуации. Алгоритмов или прописанных правил нет, все решается ситуативно. Так поступают почти все центробанки", - сказал Тулин.

ЦБР сохраняет умеренно консервативный подход к предоставлению рублевой ликвидности:

"Наш подход к предоставлению рублевой ликвидности умеренно жесткий, умеренно консервативный. Насколько он консервативный, мы судим по спросу. Спрос сейчас ограничен. В целом мы свою политику определяем как умеренно жесткую. Ослабления ее с моим приходом или без моего прихода не произошло. Снижение ключевой ставки - это не синоним смягчения политики, это изменение параметров политики".

По словам Тулина, новые инструменты рефинансирования пока не планируются.

"Мы думаем, пока существующих инструментов рефинансирования достаточно, даже в условиях сохранения санкций. В стрессовых сценариях можно будет подключить беззалоговые кредиты".

Пока у банков достаточно залогов, чтобы пользоваться традиционными инструментами:

"Мы проводим мониторинг коэффициента утилизации и рыночных залогов и нерыночных, свободных залогов сейчас очень много. Пика утилизация рыночных активов достигла в конце декабря, было больше 80 процентов, по нашим оценкам, сейчас опустилась до 50. Но эта методика основана на опросах банков".

"По нерыночным активам другая методика, более консервативная, оценивались потенциальные залоги, которые подходят по требованиям, пик их использования в конце года был 86 процентов, а сейчас - 69,5. Это рублевые нерыночные активы, то есть кредитные требования. По валютным нерыночным залогам еще рано проводить оценки".

ЦБР доволен новым инструментом - валютное кредитование под залог нерыночных активов, хотя банки и не выбирают лимиты на аукционах.

"Не выбирают потому, что мы предлагаем банкам заемные средства в валюте с большим запасом. Эта целенаправленная политика, чтобы у кредитных организаций и их клиентов не возникало нехватки валюты, и чтобы они не выходили лишний раз с покупкой этой валюты на рынок, оказывая давление на курс рубля", -- сказал Тулин.

ЦБР также допускает снижение норм обязательного резервирования для банков.

"Мы это допускаем, почему нет. Но пока нет в этом необходимости. Почему сразу не сделали? Потому, что мы любим все контролировать. Изменение норматива резервов с точки зрения влияния на денежную массу меньше поддается прогнозированию. Когда мы проводим операции рефинансирования, мы лучше контролируем ситуацию".

Тулин удивлен оценкой оттока капитала Moody's в $272 миллиарда в 2015 году.

"Вообще проблема оттока капитала демонизирована. Некоторые считают, что отток капитала - это кошмар. На самом деле, статистика платежного баланса так строится, что если у страны положительное сальдо текущего счета платежного баланса, то есть отток через органы госуправления, либо через частный сектор. То есть либо валютные резервы страны растут, либо растут валютные активы на руках частного сектора".

"Хорошо или плохо для страны положительное сальдо платежного баланса? Нам положительное сбалансированное сальдо нужно в условиях закрытых внешних рынков заимствований, поэтому мы обречены на такой глобальный отток. Минэкономики прогнозирует профицит текущего счета платежного баланса в этом году в $56 миллиардов, наши оценки не будут сильно отличаться, возможно, будет $60 миллиардов. Если взять цифру оттока Moody's - $272 миллиарда - это предполагает, что уменьшатся международные резервы на $210 миллиардов, мы такого не прогнозируем. Почему у нас есть перед Moody's преимущество? Потому что мы управляем этим процессом и, если мы не захотим их расходовать, мы не будем этого делать. Мы можем пожертвовать чем-то еще".

ЦБР подтвердил отсутствие у властей планов ограничения свободного движения капитала:

"С 2006 года, когда мы демонтировали систему валютного контроля, эта тема для нас закрыта. Позиция и правительства, и ЦБ - мы это не рассматриваем и не обсуждаем".

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below