June 4, 2015 / 7:42 AM / 2 years ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Выступление главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной на банковском конгрессе в Петербурге

ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 17 МИНУТ

Глава ЦБР Эльвира Набиуллина на пресс-конференции в Москве 13 марта 2015 года.Sergei Karpukhin

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной на банковском конгрессе в Санкт-Петербурге (обновления отмечены **):

Видеозапись выступления главы ЦБР доступна по ссылке - bit.ly/1eQPqXU

о финансировании расходов с помощью цбр

"Сейчас раздается много призывов к Центробанку профинансировать те или иные расходы, к примеру расходы на докапитализацию, на инвестирование разного рода проектов, по сути, профинансировать квазифискальные функции.

На мой взгляд, этого делать нельзя, потому что главные функции ЦБ - это обеспечение ценовой стабильности, макроэкономической, финансовой стабильности и таким образом, создание условий для устойчивого экономического роста".

о рубле

"Искусственное сдерживание ослабления (рубля) чревато резкой девальвацией по причине небезграничности резервов. В случае длительного сдерживания укрепления рубля негативные последствия заключаются в надувании финансовых пузырей, дальнейшем росте инфляции, долларизации экономики.

Переход к плавающему курсу был осознанным и долго готовившимся шагом. Более того, именно своевременный переход к плавающему курсу во многом позволил нам пройти через шоки прошлого года, и мы не намерены от него отказываться. Но мы понимаем, что мы находимся на начальном этапе внедрения нового режима, он требует серьезной адаптации поведения всех экономических субъектов, то есть это не только изменение политики Центробанка, изменение и поведения и ожиданий экономических субъектов.

Поэтому, как мы и предупреждали ранее, на начальном этапе возможны более частые наши интервенции на валютном рынке, чтобы не допустить рисков финансовой стабильности".

об инструментах рефинансирования

"В настоящий момент у нас несколько таких инструментов (рефинансирование кредитов малому бизнесу, экспортных и инвестиционных кредитов). Такие инструменты вводились в сферах, где существуют провалы рынка. Но размер инструментов таков, что он не противоречит целям и задачам денежно-кредитной политики.

Поэтому, несмотря на просьбы, мы не готовы ощутимо расширять их масштабы. Это чревато разрушением действенности денежно-кредитной политики".

о валютном репо и выплатах по внешнему долгу

"Инструмент валютного рефинансирования позволяет более гладко, более гибко проходить пики выплат по внешним долгам в условиях ограничений на международных рынках.

В настоящий момент конъюнктура рынка такова, что потребность в предоставлении дополнительных средств через эти инструменты низкая. Поэтому мы ограничили их применение.

По нашим оценкам, в оставшуюся часть года, за вычетом внутригрупповых платежей крупных компаний, платежи по долгу составят около $40 миллиардов. Это примерно в два раза ниже темпов погашения внешних долгов в прошлом году. На наш взгляд, такой уровень платежей по внешнему долгу наша экономика может пройти относительно спокойно".

об изменениях в структуре экономики

"Позитивный сценарий - это тот, при котором будет меняться отраслевая структура экономики в сторону большей доли обрабатывающих секторов, секторов услуг, при существенном повышении производительности труда.

Негативный сценарий - тот, который при стабилизации нефтяных цен позволит нам расслабиться и при старой структуре экономики с низкой производительностью удовольствоваться 1-2 процентами роста.

Надо сказать, что оба сценария реальны. Мы выстраиваем нашу денежно-кредитную политику и регулирование банковского, финансового сектора с тем, чтобы создать условия и повысить вероятность реализации именно позитивного сценария".

"Без структурных реформ российская экономика сможет выйти только на невысокие темпы роста, и нам стоит принять новую экономическую реальность - не ждать, что мы вернемся в докризисное состояние".

о банковских вкладах и регулировании

"Решать проблему серийных вкладчиков мы будем не ограничивая граждан, а демотивируя банки недобросовестно конкурировать на рынке депозитов...

Делать это будем через наши регуляторные и надзорные инструменты... банковскому надзору поставлена задача по своевременному применению в этих случаях жестких ограничений".

"Мы приняли решение о постепенном отказе от мер смягчения регулирования, и мы считаем, что банковская система вполне к этому готова, будем это делать постепенно в течение года".

"Мы уверены, что текущая экономическая ситуация не является поводом для отказа или отсрочки введения базельских стандартов... В этом году опубликуем наши акты, которые разрешат нашим крупнейшим банкам использовать подход, основанный на оценке рисков с использованием внутренних рейтингов".

"В банковском регулировании особое внимание будем обращать на два вопроса - противодействие разного рода схемам для сокрытия потерь и искусственного увеличения капитала банков... и ограничение рисков, связанных с кредитованием бизнеса собственников банков".

об инфляции и ставках

"Наша политика по снижению инфляции, процентных ставок, не даст эффекта, если не будет подкреплена соответствующим улучшением предпринимательского климата, созданием условий для частных инвестиций".

"Инфляция, хотя она и существенно выросла в начале года из-за действия мощных, но временных факторов, прежде всего, обесценения курса рубля, благодаря принятым мерам в последние месяцы начала быстро замедляться. В настоящий момент темпы месячной и недельной инфляции вернулись к уровням , близким к тем, что наблюдались в последние несколько лет...

Мы видим, как обретает свое истинное значение для определенной направленности ДКП ключевая ставка, которую мы ввели полтора года назад. Именно она стала определяющей и для ставок денежного рынка.

Мы ожидаем в дальнейшем более быстрой реакции и большей отзывчивости и ставок коммерческих банков на наши решения. Таким образом, будет повышаться практическая эффективность наших решений.

Пока валютный канал влияния на инфляцию остается значимым, очень значимым, но процентный канал приобретает все большее влияние.

В условиях отсутствия новых значительных внешних шоков инфляция продолжит снижаться в соответствии с нашими прогнозами, и мы сохраняем цель по инфляции в 4 процента в среднесрочной перспективе.

Этот прогноз по инфляции а также снижение инфляционных ожиданий позволяют нам снижать ключевую ставку. Однако темпы снижения ключевой ставки учитывают те риски, которые мы видим на ближайшие месяцы.

Риски - это прежде всего, ожидаемая нормализация денежной политики в США. Укрепление доллара приведет к оттоку капитала с развивающихся рынков и давлению на их валюты, в том числе и на рубль.

Второй риск - динамика цен на нефть. Наш базовый сценарий предполагает цены на нефть на уровне $60-65 за баррель. Но цены на нефть сейчас очень волатильны, пока малопредсказуемы... Также на нее может повлиять укрепление доллара.

Традиционными факторами остаются урожай, продовольственные цены, а также возможный пересмотр тарифов...

Однако, несмотря на все эти риски и проинфляционные факторы, в последние месяцы мы оценивали риски охлаждения экономики как более высокие, что давало нам возможность плавно снижать ключевую ставку.

Более быстрое снижение процентных ставок, к которому нас иногда призывают, на наш взгляд, несет риски, поскольку инфляционные ожидания пока высоки и слишком быстрое снижение ставок в этих условиях способно привести к новой волне дестабилизации на валютном рынке, скачку инфляции.

В настоящий момент инфляционные ожидания хоть и снизились по сравнению с максимальными значениями, пока остаются высокими как по сравнению с предыдущими годами, так и по сравнению с тем уровнем ожиданий, который допустим с точки зрения нашей среднесрочной цели по инфляции. И снижение этих инфляционных ожиданий - это первостепенная задача денежно- кредитной политики на ближайшую перспективу".

о ситуации в экономике

"Текущий момент можно охарактеризовать как период адаптации экономики и финансовой системы к новым экономическим условиям...

В начале этого года мы находились в ситуации резко выросшей инфляции и по сути - сползания в рецессию. Стагфляция была реальной угрозой. Текущие показатели экономики оказались лучше ожиданий экономистов...

Поэтому я считаю преждевременным говорить о том, что все кризисные явления миновали. Риски смягчилась, но по сути, остались теми же самыми и, мы должны это прекрасно осознавать. Они определяются тем, что к многолетним структурным ограничениям экономики добавились циклические факторы спада, которые обусловлены резким изменением внешних условий.

Финансовая система и платежный баланс практически адаптировались к настоящему времени к новым условиям, чего пока нельзя сказать об экономике в целом".

"Снижаются цены на традиционные товары российского экспорта, поэтому рассчитывать на то, что экспорт будет вытягивать нашу экономику, не стоит. Экономика по сути продолжит недополучать от экспорта как минимум по нашим расчетам $150-170 миллиардов в год по сравнению с привычным уровнем и параллельно расплачиваться по внешним долгам. Адаптация экономики и ее выход на траекторию устойчивого роста займет время".

о банковском надзоре

"Наша задача в предыдущие полтора года была максимально быстро расчистить накопившиеся завалы (по проблемным банкам)... Ухудшение экономической ситуации неизбежно влияет на состояние банков, которые испытывают трудности, и для нас основной задачей становится - действовать на опережение. Это требует дальнейшего улучшения системы надзора".

"Сейчас задача - дополнять надзор необходимостью оперативного выявления возникающих проблем... Поэтому необходимость создания системы раннего реагирования - это принципиальный вызов для нашего надзора".

"Это потребует определенной перестройки надзора".

"Одним из элементов раннего реагирования является взаимодействие с собственниками и управляющими банков для исправления ситуации - если это по финансовым или иным причинам невозможно, мы нацелены на применение механизмов, позволяющих найти новых инвесторов".

"Предметом особого внимания Центробанка остается агрессивная политика ряда банков на рынке вкладов физлиц - речь идет не только о темпах прироста вкладов и процентных ставках по ним, но и когда агрессивное поведение банков сочетается с нетранспарентностью активов, в которые банк размещает привлеченные средства".

"Сложная экономическая ситуация - это не повод смягчать надзор... Можно попытаться обмануть регулятора, но экономическую реальность не обманешь".

о банке-санаторе

"Мы выступаем против государственной монополии на санацию - это приведет к повышению издержек на санацию и к дополнительному огосударствлению банков.

Механизм санации через специализированный госбанк должен применяться, когда рынок не хочет участвовать в этом процессе, при отсутствии интереса рынка к санации...

В основном, санация должна идти через привлечение частных инвесторов".

"Одним из таких способов может быть предоставление рыночных кредитов Центробанка потенциальным инвесторам. Такие кредиты могут предоставляться именно для поддержания ликвидности инвестора".

о фонде страхования вкладов

"Система страхования вкладов работает эффективно и ни в какой кардинальной перестройке не нуждается".

"Центробанк выступает против введения франшизы (в страховании вкладов)... Экономическая выгода от введения франшизы куда менее весома, чем репутационные потери банковского сектора в этом случае".

о рубле, резервах и таргетировании инфляции

"Многие интерпретируют наши действия по восстановлению валютных резервов как желание поддержать определенный курс рубля и таким образом поддержать как бюджетные доходы, так и потенциал экспорта и импортозамещения, критикуют нас за отход от принципов инфляционного таргетирования, плавающего курса.

Хочу сказать, что это не так даже в теории. А на практике такие страны как Новая Зеландия, Чили, Израиль, Мексика, другие которые, придерживаются режима инфляционного таргетирования, в те или иные моменты времени проводили политику накопления резервов, и одно другому никак не противоречит".

"Мы понимаем всю важность бюджета, конкурентоспособность отечественной экономики. Всё же должна отметить, что искусственное сдерживание укрепления рубля так же опасно для экономики, как и искусственное сдерживание его ослабления".

о банках, кредитах и регулировании

"Несмотря на непростые внешние условия, банковский сектор демонстрирует устойчивость, и результаты стресс-тестов подтверждают, что с учетом мер по докапитализации достаточность совокупного капитала банковского сектора даже при жестких сценариях - таких как снижение нефти до $40 за баррель - превысит наш регулятивный минимум в 10 процентов".

"Докапитализация необходима для придания банковскому сектору динамики кредитования реальной экономики и более быстрого выхода на операционную рентабельность".

"По итогам года мы ожидаем умеренного роста основных параметров деятельности банков..."

"Падение (в розничном кредитовании) ожидаемо, но оно происходит чуть резче, чем мы предполагали (в основном в необеспеченном кредитовании)... Это происходит в силу двух тенденций - сокращение предложения в силу мер по охлаждению сектора и по причине снижения реальных доходов населения".

"Сейчас этот сегмент кредитования будет выходить на нормальную траекторию, когда темпы его изменения будут коррелировать с динамикой доходов населения".

"Состояние ряда (розничных) банков требует докапитализации со стороны собственников... и необходимо ввести корректировки бизнес-моделей банков".

"По нашим оценкам, спад ипотечного кредитования будет гораздо меньше, чем в 2008-09 годах. Мы ожидаем его постепенного восстановления уже в ближайшие месяцы".

"Во втором полугодии мы ожидаем разворот кредитного рынка, улучшения соотношения процентных доходов и расходов банков и по нашим оценкам, финансовый результат банковского сектора по итогам года останется положительным - около 100 миллиардов рублей".

"Что касается регулятивных требований, то мы намерены до конца 2015 года вернуться к стандартному регулированию".

о резервах

"Несколько слов о задачах финансовой стабильности на ближайшую перспективу. События последних двух лет не только в России, но и во многих странах еще раз подтвердили, что уровень доверия к национальной валюте, возможность нейтрализации глобальных рисков, глобальных шоков зависит и от достаточности золотовалютных резервов.

Это так даже в условиях инфляционного таргетирования, при плавающем валютном курсе. Размер резервов - он имеет значение.

Опыт последнего времени заставил нас несколько переосмыслить представления о комфортном уровне достаточности валютных резервов. По всем международным меркам резервов у нас достаточно. Наши резервы покрывают более чем трехмесячный импорт, краткосрочный долг, 20 процентов денежной массы. Сейчас на международном уровне рекомендуется использовать не отдельные показатели достаточности а интегральные показатели, которые получаются как комбинация нескольких с разными весами.

Этот индексный показатель находится для России на уровне где-то $188 миллиардов. Текущий уровень резервов уже примерно в два раза выше.

Мы считаем, что специфика России, ситуация, такова, что мы должны учитывать и покрытие спроса; резервы связаны с ограничением доступа на рынки, оттоком капитала, на более длительные сроки, чем это предполагают стандартные подходы к достаточности резервов. Поэтому одна из задач на ближайшее время - нарастить в течение ряда лет, запас резервов.

В оптимальном случае резервов должно быть достаточно, чтобы покрывать значительные оттоки капитала на протяжении двух-трех лет. И поэтому мы сейчас оцениваем как очень комфортный уровень резервов, покрывающий длительные стрессовые ситуации, на уровне до $500 миллиардов - это тот уровень, к которому мы были привычны.

Мы считаем, что накопление резервов должно осуществляться постепенно, исключительно таким образом, чтобы это не противоречило основной цели денежно-кредитной политики - именно снижению инфляции до 4 процентов в среднесрочной перспективе. И наши расчеты показывают, что если растянуть этот процесс на несколько лет, причем он может быть неравномерным во времени и зависеть от ситуации с платежным балансом, уровнем волатильности глобальных рынков, рисков финансовой, ценовой стабильности. Все это возможно. И поэтому мы начали недавно пополнение наших золотовалютых резервов".

Оксана Кобзева, Елена Фабричная, Александр Уиннинг

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below