21 марта 2017 г. / , 10:26 / 7 месяцев назад

ИНТЕРВЬЮ-Глава Счетной палаты РФ опасается последствий налогового маневра

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова дает интервью Рейтер в Москве 15 марта 2017 года. Налоговый маневр Минфина РФ недостаточно просчитан и может спровоцировать массу негативных последствий, в числе которых увеличение зависимости федерального бюджета от дефицита пенсионной системы, ускорение инфляции, сопровождающееся ужесточением политики ЦБР и ростом расходов казны для поддержания доходов населения, сказала в интервью Рейтер глава Счетной палаты Татьяна Голикова. REUTERS/Sergei Karpukhin

МОСКВА (Рейтер) - Налоговый маневр Минфина РФ недостаточно просчитан и может спровоцировать массу негативных последствий, в числе которых увеличение зависимости федерального бюджета от дефицита пенсионной системы, ускорение инфляции, сопровождающееся ужесточением политики ЦБР и ростом расходов казны для поддержания доходов населения, сказала в интервью Рейтер глава Счетной палаты Татьяна Голикова.

Голикова, которая много лет отвечала в Минфине за бюджет в должности замминистра, а позднее была министром труда и социального развития, сказала, что пока не нашла подтверждений тезиса о росте теневого сектора - основного аргумента Минфина в пользу налогового маневра - и сомневается, что снижение страховых взносов сподвигнет бизнес выходить из тени.

“Министерство финансов сказало А, но не сказало Б... Нельзя рассматривать это предложение как обособленное от всего остального. Его надо инкорпорировать во всю систему в контексте прогноза и последствий”, - считает Голикова.

Минфин в прошлом году выступил с идеей сокращения нагрузки на фонд оплаты труда - снижение страховых взносов в обмен на повышение косвенного налогообложения - НДС, что, по замыслу авторов, должно дать толчок инвестиционной активности и мотивировать бизнес работать вбелую.

Инициатор идеи - бывший замминистра финансов Максим Орешкин, назначенный в конце прошлого года министром экономики, по сообщению источников, предлагал схему 21/21 - снижение платежей во внебюджетные фонды до 21 процента с нынешних 30 и повышение НДС до 21 с 18 процентов.

На прошлой неделе глава Минфина Антон Силуанов объявил, что оптимальным для экономики и нейтральным для бюджета является вариант 22/22. Президент Владимир Путин позднее отругал Минфин за излишнюю открытость, посоветовав не выносить дискуссии на публику в отсутствие принятых решений.

СТРАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

“21/21 это вообще какое-то странное предложение. Но не менее странное 22/22, правда. С одной стороны, оно логичное в плане того, что в данном случае упор делается на косвенное налогообложение. С другой стороны, это очень сложные системы... Нужно смотреть в целом кто выиграет, а кто проиграет”, - говорит Голикова.

По расчетам Минфина, снижение страховых взносов до 22 процентов приведет к падению доходов Пенсионного фонда на 1,4 триллиона рублей в 2019 году с учетом отмены пониженных ставок. Все до копейки выпадающие доходы Минфин обещает компенсировать за счет дополнительного трансферта из федерального бюджета в результате увеличения притока средств от НДС - 1,2 триллиона рублей - и экономии расходов бюджета на выплату взносов за бюджетников.

“Ничего не сказано с точки зрения того, что будет дальше. Мы хотим, получив дополнительные доходы и, направив их в качестве трансферта в Пенсионный фонд, по сути размыть бюджет Пенсионного фонда? При такой системе он уже не нужен”, - заметила Голикова.

“Мы что, концептуально отказываемся от системы страхования или нет? Как-то очень странно выглядит такая высокая зависимость от федерального бюджета. А когда такая высокая зависимость от федерального бюджета, это означает только одно: в связи с ограниченностью финансовых ресурсов и необходимостью поддержания других приоритетов в федеральном бюджете всегда будет дискуссия между Пенсионным фондом, Минтрудом и Минфином по поводу того, а как индексировать обязательства в Пенсионном фонде”.

Дефицит пенсионной системы растет из года в год из-за сложной демографической ситуации, связанной с сокращением работающего населения. Минфин называл нагрузку на федеральный бюджет из-за растущей дыры в Пенсионном фонде чрезмерной и призывал решать эту проблему, в том числе, путем повышения пенсионного возраста.

В прошлом году из 13,4 триллиона рублей доходов казны в бюджет ПФР перечислено 3,35 триллиона рублей. В соответствии с трехлетним бюджетом, в который пока не заложен налоговый маневр, трансферт в Пенсионный фонд в 2017 году составит 3,7 триллиона рублей и вырастет до 4,0 триллиона рублей в 2019 году.

По подсчетам Счетной палаты, снижение взносов приведет к потерям доходов в размере 1,48 триллиона рублей, а дополнительные поступления от повышения НДС составят 1,27 триллиона рублей.

По словам Голиковой, в числе приоритетных вопросов, которые также предстоит решить, - медицинское страхование неработающего населения, расходы регионов на которое выросли за последние пять лет в два с лишним раза и вытесняют другие расходы.

“Возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, доходная и расходная часть бюджетов регионов сформирована из налогов, и потом с этих налогов еще раз берется страховой взнос за неработающее население. Мы просто ставим под удар субъекты”.

Голикова предлагает дождаться данных налоговой службы, которой с этого года были переданы полномочия от ПФР по сбору страховых взносов с целью улучшить их собираемость, и на основе этого уже делать расчеты.

РУКОТВОРНАЯ ИСТОРИЯ

Минфин в качестве аргумента в пользу маневра утверждает, что, если оставить все, как есть, последствия будут еще хуже из-за увеличивающейся последние годы доли теневого сектора.

“Я посмотрела, я не увидела тех цифр, о которых говорил Антон Германович (Силуанов)”, - сказала глава Счетной палаты.

Голикова сомневается в том, что снижение платежей в фонды до 22 процентов может привести к обелению бизнеса: “Когда снизили взносы до 30 процентов, кто-то обелился что ли?”

Минфин уже предупредил, что повышение ставки НДС, которая призвана компенсировать выпадающие доходы от сокращения взносов, чревато ускорением инфляции на два и более процентов, однако считает, что эффект будет разовым и некатастрофичным. ЦБР ставит цель выйти в этом году на 4,0 процента роста цен и удерживать этот показатель в дальнейшем.

“Это (введение налогового маневра) означает, что половина или больше 4,0 процентов, которые мы заложили в макропрогноз - это наша рукотворная история. Это значит, что Центральному банку нужно будет перестраивать политику, чтобы сохранить тот уровень инфляции, который был объявлен”, - говорит Голикова.

“Я не говорю уже про население, которое на любого рода такие высказывания реагирует очень просто: это значит, что опять повысятся цены... Мы с бедностью еще не поборолись, а нам предлагают уже дополнительно за это заплатить”.

“Это существенный фактор, который влияет на социальную политику... Нужно понимать, какие дополнительные расходы потребуются, чтобы еще больше не уронить уровень жизни людей”.

Голикова призывает активнее заниматься развитием добровольной и корпоративной систем пенсионного страхования, которые в спорах правительства о будущем уходят на второй план.

“Почему-то мы уперлись и топчемся на одном месте. То взносы туда, то сюда”.

На фоне падения нефтяных цен и санкций российские власти несколько лет подряд изымают пенсионные накопления граждан, чтобы заткнуть дыру в бюджете.

Редактировал Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below