20 февраля 2016 г. / , 11:20 / 2 года назад

ОЧЕРК-Когда Россия простужается, у соседей по бывшему СССР - пневмония

ДУШАНБЕ/МИНСК (Рейтер) - До того, как покинуть Россию в конце 2014 года, Сайидхуджа Ризоев зарабатывал здесь на стройке $40. Его наниматель решил не продлевать контракт и он вернулся домой к семье и ребенку в постсоветский Таджикистан.

Таджикский трудовой мигрант разгружает картофель на овощном рынке под Москвой 11 ноября 2011 года. Российская рецессия резко сократила переводы трудовых мигрантов на родину из-за девальвации рубля и общего снижения заработков. REUTERS/Denis Sinyakov

Сейчас 31-летний Ризоев зарабатывает около $6-7 в день, торгуя батарейками и прочей мелочевкой в Душанбе.

“Заработка хватает, чтобы свести концы с концами”, - сказал Ризоев.

Падение мировых цен до 12-летнего минимума ослабило экономику России, сократившуюся в прошлом году почти на четыре процента, тогда как рубль с середины 2014-го утратил почти 60 процентов стоимости к доллару.

Обрушение нефти ударило и по группе других бывших советских республик из числа экспортеров черного золота. Полиция в Азербайджане, где десятилетие назад наблюдался самый быстрый экономический рост на нефтяном буме, применила силу для разгона недовольных снижением уровня жизни вслед за падением национальной валюты, маната.

Но самыми тяжелыми экономические испытания могут оказаться для простых граждан тех бывших постсоветских стран, у которых нет энергоносителей на экспорт и которые не сумели скопить достаточно валюты на черный день.

Пока Россия богатела, Таджикистан, Молдавия, Белоруссия, Армения жили в прежней бедности. Киргизский сом упал на 22,4 процента к доллару. Рост экономики Грузии в прошлом году замедлился почти вдвое. Российская рецессия резко сократила переводы трудовых мигрантов на родину из-за девальвации рубля и общего снижения заработков.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ

Таджикистан, чья экономика, согласно данным МВФ на 45 процентов зависит от переводов из-за границы, оказался наиболее чувствительным к последствиям кризиса в России.

Работавшие в России мигранты из Средней Азии мирились с тяжелыми условиями жизни, расовой дискриминацией и чиновничьими поборами, поскольку их заработки были значительно выше того, что они могли заработать дома.

Но сейчас ситуация изменилась. Абдузохир Соатов сказал, что работал в России, но вернулся домой из-за замедления местной экономики.

“Сейчас невыгодно (работать в России), рубль упал сильно”, - сказал Соатов.

Таджикский сомони потерял 24,1 процента по отношению к доллару, согласно официальному обменному курсу. Наличный курс сомони упал на 27,8 процента, а резервы центрального банка способны покрыть лишь 1,7 месяца импорта, тревожный уровень, исходя из международных стандартов.

Экономические испытания вызывают озабоченность по поводу политической стабильности.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, с подачи сторонников которого запланирован референдум, снимающий ограничения на количество президентских сроков, в прошлом году столкнулся с попыткой переворота, которую возглавил бывший замминистра обороны.

Экс-замминистра и 37 его сторонников погибли в перестрелке с таджикскими силовиками.

Политическая напряженность “осложняется неопределенной экономической ситуаций”, сказала Дейдре Тинан из западного аналитического центра International Crisis Group.

КОРМА - ЗАБОТА ОБЩАЯ

В 4.500 километров к западу от Таджикистана, на восточных границах ЕС, побочный эффект российского кризиса может оказаться не менее острым.

Экономика Белоруссии, ближайшего союзника России, сократилась почти на четыре процента в прошлом году, в то время как белорусская валюта потеряла больше 40 процентов стоимости к доллару.

Белорусский экспорт, из которого около 40 процентов приходится на долю России, за прошлый год упал на четверть до $32 миллиардов.

Предмет гордости белорусских властей - производитель комбайнов Гомельмаш - сократил продажи на 80 процентов, а Минский тракторный завод, который обеспечивает работой десятки тысяч человек, потерял около 40 процентов экспорта.

“Государство, государственные компании имеют некоторый запас прочности, который позволяет им отложить падение в кризисы. Но резервов не хватит надолго”, - сказал Ярослав Романчук, глава белорусского отделения аналитического Центра Мизеса.

“Количество банкротств с какого-то момента в этом году начнет возрастать в геометрической прогрессии”.

Говоривший на условиях анонимности белорусский предприниматель, сказал, что кризис в России уже привел к падению доходов, которое, следуя эффекту домино, ударит по внутреннему рынку.

“Для меня моментом откровения стало одно объявление с предложением работы, которое я увидел несколько дней назад. Серьезная компания ищет достаточно серьезного специалиста и предлагает ему зарплату в $200”, - сказал он.

“Еще 2-3 года назад мы не могли найти секретаршу на зарплату в $500”.

Белоруссия в этом году должна заплатить внешним кредиторам $3,3 миллиарда и ждет помощи как от России, так и от МВФ.

При участии Назарали Пирназарова в Душанбе. Перевод и текст Марии Гордеевой и Дениса Дёмкина

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below