8 апреля 2016 г. / , 09:02 / через год

Ассоциация с ЕС пока не принесла плодов украинским фермерам

Покупательница выбирает сок в супермаркете в Киеве. Украина прожила первый квартал в зоне свободной торговли с Европейским союзом, и аграрный бизнес жалуется, что квоты рушат надежды на восстановление экспорта за счет ассоциации с ЕС, добытой ценой революции и конфликта с Россией. REUTERS/Gleb Garanich

ГОРОДОК, Украина (Рейтер) - Украина прожила первый квартал в зоне свободной торговли с Европейским союзом, и аграрный бизнес жалуется, что квоты рушат надежды на восстановление экспорта за счет ассоциации с ЕС, добытой ценой революции и конфликта с Россией.

Общий украинский экспорт в страны Евросоюза в прошлом году уменьшился до $13 миллиардов с почти $17 миллиардов годом ранее. Ещё стремительнее - в три раза до менее $5 миллиардов - сократились поставки в Россию, которую Киев признал страной-агрессором после аннексии Крыма и восстания пророссийских сепаратистов на востоке Украины, унесшего за два года более 9.000 жизней.

Сельское хозяйство, на которое приходится восьмая часть ВВП Украины и почти 40 процентов экспорта, пока не ощутило преимуществ соглашения с ЕС, призванного открыть европейский рынок для украинских товаров. Картину портят квоты на поставки молочной продукции, сахара, соков, мёда и мяса птицы.

“Я согласен с коллегами, которые говорят, что для нас по большому счету ничего не изменилось, - и это факт”, - сказал глава отраслевого объединения Украинский клуб аграрного бизнеса Алекс Лисситса.

“Зона свободной торговли в таком виде, в котором она есть, - это зона лимитированной торговли. На большинство чувствительных товаров введены или квоты, или entry prices”.

Основатель крупнейшего украинского производителя концентрированных соков T.B. Fruit Тарас Барщовский назвал ассоциацию с ЕС “очковтирательством”: выделенная Украине квота не превышает 10 процентов производства только его группы.

“Наша компания никаких изменений не почувствовала”, - сказал Барщовский.

Проблемы во внешней торговле подрывают надежды на возврат к росту экономики после двух лет рецессии, давят на инфляцию через девальвацию гривны и сдерживают инвестиции, поскольку откладывают либерализацию валютного рынка в условиях, когда резервы Нацбанка не растут, поскольку международные кредиторы придерживают обещанные $10 миллиардов до разрешения политического кризиса.

На европейском пути Украины, за который по-прежнему выступает большинство населения страны, в четверг появилось новое препятствие - евроскептики в Нидерландах выиграли референдум, потенциально способный затормозить сближение Киева и ЕС.

ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ

Входящая в группу Барщовского компания Galicia-Trade в прошлом году продала около 10 миллионов литров сока прямого отжима примерно на $5,5 миллиона, и только десятая часть ушла за границу. Директор львовского предприятия Андрей Елин хочет удвоить долю экспорта и утверждает, что мог бы снизить цены на 12-14 процентов, если бы Евросоюз отказался от квот и протекционизма.

“Квоты для Украины - мы считаем, что их практически нет. По факту февраля квоты на яблочный сок исчерпаны, - сказал Елин. - Квоты нужны, чтобы избежать существенной конкуренции, так как на Украине достаточно много качественных продуктов и очень хороших производств”.

“Хотя, имидж украинского производителя в Европе на очень низком уровне. Очень много случаев, когда украинский поставщик подписывает контракт и продает продукт, а через полгода, продав все запасы и заработав деньги, он забывает про контракт. А страдает сеть - ведь она приучила потребителя к этому продукту”.

Елин уверен, что Украина выиграет в долгосрочной перспективе от переориентации экспорта с России на Европу, поскольку это вынуждает повышать качество.

“Я думаю что направление выбрано правильно. Все мы знаем, что изменений невозможно достичь без каких-то жертв, нужно чем-то пожертвовать”, - сказал он.

Потеря традиционного российского рынка и транзита обходится украинскому сельскому хозяйству примерно в $1 миллиард в год, подсчитал Украинский клуб аграрного бизнеса. И ассоциация с ЕС не компенсирует эти убытки.

“В большинстве случаев рынки, которые были открыты, они и так открыты, а те, которые закрыты, они остаются закрытыми”, - сказал Лисситса из Украинского клуба аграрного бизнеса.

“На данном этапе Украина мало получила преференций от зоны свободной торговли, это чисто политический и долгосрочный договор. Через 10-15 лет, может быть, мы получим более привлекательный сектор, может, инвесторы придут - но это менее связано с зоной свободной торговли, а больше связано с нашими внутренними проблемами, такими как коррупция”.

МИЗЕРНЫЕ КВОТЫ

При производстве мяса птицы в 750.000 тонн в год квота Украины на поставки в ЕС не превышает 40.000 тонн, а из 2 миллионов тонн сахара поставить без пошлины в ЕС можно не более 20.000 тонн. Среди других квотируемых товаров - свинина, говядина, томатная паста.

“Рынок ЕС может быть интересен для нишевых культур - уже активно пошел экспорт горчицы, кориандра, лекарственных трав, дикой пшеницы, органической продукции. Идти с обычной индустриальной продукцией на европейский рынок для нас, с точки зрения и затрат, и маркетинга, будет чрезвычайно сложно”, - сказал Лисситса.

Российский рынок сужался для украинских фермеров несколько лет подряд, а в ответ на вступление в силу соглашения с ЕС о зоне свободной торговли 1 января 2016 года Кремль отменил преференции для украинских поставщиков, перекрыл им транзит и расширил эмбарго.

“Мы потерю России сейчас компенсируем Азией и другими рынками, - сказал Рейтер министр сельского хозяйства Алексей Павленко. - На момент введения эмбарго наш экспорт в Россию был 2 процента от общего объема, потери - около $300 миллионов экспорта”.

“Очень сложно сравнивать наш экспорт в РФ - $300 миллионов, и в ЕС - $3,6 миллиарда. Наш аграрный экспорт в Азию - $6 миллиардов”.

Отраслевой союз производителей мяса птицы оценил убытки от потери российского рынка в $60 миллионов в год, отметив, что торговля фактически сошла на нет после революции 2014 года.

“Уже в то время было понятно, что российский рынок для Украины не имеет перспектив, поскольку российская сторона постоянно находила повод для ограничения поставок мяса с Украины. Компании постепенно начали диверсифицировать рынки сбыта своей продукции, находя их на Ближнем Востоке и в Азии”, - сообщил Союз в письменном комментарии для Рейтер.

“Рынок ЕС работает при большой дотационной поддержке, что затрудняет использование конкурентных преимуществ... (Ассоциация) - это возможность для модернизации нашего аграрного сектора, что позволит экспортировать продукцию не только в ЕС, но и в другие страны. Главная проблема – это очень малые объемы квот”.

НЕ ВСЁ СРАЗУ

Власти в Киеве и Брюсселе называют вопрос о квотах второстепенным, отмечая долгосрочные преимущества от соглашения об ассоциации.

“Любой процесс - это долгосрочный процесс, и нельзя сразу получить всё”, - сказал министр Павленко.

“Мы на Майдан ходили не за меркантильными целями, никто туда не ходил для того, чтобы кому-то увеличили квоты, там не было тех, кто говорил: а вот давайте продавать баночку меда в Европу. Мы шли за ценностями. Я хотел, чтобы мои дети жили в европейской стране, с европейскими ценностями. Это выбор страны, это - долгосрочный вектор”.

Евросоюз, в свою очередь, отмел подозрение в попытке обвести украинских фермеров вокруг пальца.

“Это крайне предвзятые претензии, поскольку (соглашение) на самом деле открывает европейский рынок значительно быстрее, чем украинский, а квоты на беспошлинный ввоз ограничены небольшим списком сельскохозяйственных продуктов, к тому же, фактически возможен экспорт и за пределами этих квот”, - говорится в сообщении представительства ЕС на Украине.

Украинские товары часто просто не соответствуют оговоренным в соглашении стандартам, пишет представительство.

“Вместо того, чтобы обвинять ЕС и просить дополнительных квот, многим производителям стоило бы требовать от украинского правительства заняться приведением санитарных и фитосанитарных норм в соответствие (с соглашением)”.

Ограничение сельскохозяйственного экспорта не только сдерживает, но и защищает украинских производителей в условиях снижения импортных пошлин: квота на поставки 8.000 тонн мяса птицы из Евросоюза была выбрана за первые два месяца 2016 года.

“Учитывая, что наша себестоимость одна из наиболее конкурентных, импортная продукция птицеводства пока не несет особых угроз для внутреннего рынка”, - полагает отраслевой союз.

“Никто пока массово не поставляет ничего на Украину, - соглашается Лисситса. - За счет девальвации гривны нет потребителей для европейской продукции. Но в будущем мы с этим столкнемся, и будет реальная конкуренция”.

При участии Маргариты Чернокондратенко. Перевод и текст Алексея Калмыкова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below