27 апреля 2016 г. / , 10:37 / год назад

ИНТЕРВЬЮ-Крупнейший производитель мяса индейки ставит на внутренний спрос в России

Глава и основной владелец Евродона Вадим Ванеев на интервью в московском офисе Рейтер 22 апреля 2016 года. Компания Евродон, приучившая россиян есть индейку, готова к взрывному росту объемов производства в случае возобновления кредитования, но выиграет она скорее от популяризации "самого полезного мяса", чем от войны санкций, сказал совладелец компании. REUTERS/Grigory Dukor

МОСКВА (Рейтер) - Компания Евродон, приучившая россиян есть индейку, готова к взрывному росту объемов производства в случае возобновления кредитования, но выиграет она скорее от популяризации “самого полезного мяса”, чем от войны санкций, сказал совладелец компании.

Евродон, первым в России в промышленных масштабах наладивший производство охлажденного мяса и продуктов из индейки и утки, хочет экспортировать продукцию, но пока не имеет лишних объемов для этого.

“У нас сейчас мяса нет для экспорта, - сказал глава и основной владелец Евродона Вадим Ванеев в ходе интервью в московском офисе Рейтер. - Если бы у меня было 150 тысяч тонн мяса (индейки), я бы давно экспортировал”.

Компания планирует выйти на этот показатель в следующем году, если российский Банк развития разморозит кредитные средства в 11 миллиардов рублей, которые были заморожены из-за уголовного дела против главы департамента ВЭБа и попытки структуры Альфа-групп войти в капитал Евродона.

“Восемь месяцев стоим. Пустые птичники стоят... Нужны оборотные деньги”, - сказал Ванеев, имея в виду построенные, но не загруженные пока новые птичники.

Он добавил, что после переговоров с новым руководством ВЭБа у группы появилась надежда, что финансирование возобновится в мае.

“Если выйдем (в этом году) на 70 (тысяч тонн по индейке), то это уже - успех”, - сказал Ванеев.

Сейчас Евродону не до экспорта, так как внутренний рынок вполне обеспечивает спрос на сегодняшние объемы производства.

Компания, 15 процентов которой принадлежит влиятельному худруку Мариинки Валерию Гергиеву, по итогам прошлого года занимала примерно 30 процентов на рынке мяса индейки в РФ с объемом в 47 тысяч тонн в живом весе и была лидером в производстве мяса утки - более 18 тысяч тонн.

В НОЛЬ

Основным давлением на прибыль компании Ванеев назвал резкое удорожание зерновых кормов, на которые приходится порядка 70 процентов в себестоимости птицы.

“В прошлом году вышли почти в ноль, не заработали ничего. Из-за кормов. И сейчас будет так. Сейчас такая тенденция. Если оборот увеличится, может, выправим к концу года. Сейчас ждем нового урожая. Если нам повезет, то запасы возьмем и вырулим”, - сказал он.

По его словам, выручка Евродона от производства мяса индейки в 2015 году составила 5,5 миллиарда рублей.

На фоне подорожания зерна компания, которая является практически полностью вертикально-интегрированной, начала переговоры с колхозами, обдумывая проект обеспечения себя зерном, сказал Ванеев.

“Все корма мы для себя не произведем, но именно зерно, скорее всего, будем. Ведем переговоры с колхозами... Заходить глубоко пока не будем... Хотя бы на 20-30 процентов себя обезопасить”.

Ванеев не видит для компании пользы от продовольственного эмбарго, которое Россия ввела в ответ на западные санкции:

“Никакие контрсанкции на нас не сказались. Потому что индейки и так не было в России. (От контрсанкций) выиграли свиноводы и курица... Не было такого масштаба и объема”.

САМОЕ ПОЛЕЗНОЕ МЯСО

Евродон работает на российском рынке с 2003 года и известен своими брендами Индолина и Утолина, которые, в частности, представлены в российских магазинах германской сети Metro Cash and Carry.

Открыв кредитную линию в ВЭБе в 2012 году, компания из Ростовской области получила возможность значительно активизировать строительство современных птичников, которые в целях биобезопасности разбросаны по всему региону.

“Западники, европейцы приезжают к нам. Они пьют валидол. Они говорят, мы никогда не думали, что русские могут такое построить”, - говорит Ванеев.

В мире на индейку приходится лишь несколько процентов от потребления мяса в целом, но Россия существенно отстает по этому показателю - сейчас доля выросла до 1 килограмма с 76 граммов на человека несколько лет назад в то время, как в соседней Польше - это 5-6 килограммов, в США - 8, а в Израиле - 14 килограммов, говорит Ванеев.

“Когда мы начинали, нам никто не верил... Один очень известный НИИ написал заключение для банка, которое я даже храню. Это был 2004 год. Примерно так: ”Не вздумайте входить в этот проект, он ничего в этом не понимает, у него даже нет сельхозобразования, русские никогда не будут индейку есть“. А сейчас все хотят индейкой заниматься”, - рассказывает Ванеев.

Потребление индейки, на которую приходится основной объем в обороте группы, в России всё же существенно уступает потреблению курятины.

“Зачем заниматься тем, где все толкаются?”, - говорит Ванеев про куриное мясо, отмечая, что несколько лет назад Евродон обсуждал такой проект, но сейчас этих планов больше нет.

“Индейка - это самое полезное мясо”, - уверен Ванеев.

БАНК, ГЕРГИЕВ И Я

Ванееву принадлежат 45 процентов группы Евродон, его партнером по бизнесу, которому принадлежат 15 процентов Евродона является Гергиев, пакет в 40 процентов группы в феврале два раза поменял владельцев.

Группа А1 купила этот пакет у офшорной компании Brimstone и подала несколько исков в суды в отношении финансирования Евродона, по одному из которых добивалась исключения Ванеева из числа участников компании. Однако не прошло и месяца, как А1 объявила, что продала всё, что купила, основному кредитору Евродона - ВЭБу. В это время в ВЭБе было заведено уголовное дело на куратора финансирования Евродона и сменилось руководство банка.

“(Новый глава ВЭБ Сергей) Горьков пообещал, что через месяц будет куратор по АПК, у них нет специалиста по нашему профилю... Мы рассмотрим все варианты, чтобы начать финансирование. Ну, надеюсь. У нас теперь акционер - государство”, - сказал Ванеев.

“Я не обвиняю А1 в чем-то.. Это ребята, которые специализируются на корпоративных конфликтах. Они не знали глубину ситуации”.

Пока Ванеев собирается развивать компанию самостоятельно, отмечая, что Гергиев на оперативное управление компании не влияет. Он также отмечает, что не закрывает в дальнейшем тему новых партнеров в бизнесе.

“Сейчас нами все интересуются: и как инвесторы, и как приобрести пакеты и двигаться дальше”.

“Если найти адекватных партнеров, - почему нет. Мне нужны адекватные партнеры. Я не делаю бизнес для продажи. Если бы я хотел продать, я бы вышел и сказал: ребята отдайте мне деньги, я улетел и отдыхаю”.

“Мне было приятно, когда я узнал, что инвесторы оценили (компанию) в 13-14 миллиардов (рублей), но если честно, я бы оценил больше... В России все хотят всё за копейки построить. В Америке такой проект с таким объемом миллиарды бы стоил”, - сказал Ванеев.

Евродон не закрывает для себя варианты и выхода на рынки капитала в дальнейшем: “Никогда не говори никогда. Всё рынок покажет”.

“Еще не время для Евродона, чтобы выходить. Я думаю, на нас и так будут выходить западные инвесторы, будут предлагать участие и стратегическое и такое, и сякое. Потому что я верю в индейку”.

При участии Эндрю Осборна и Глеба Столярова, редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below