Денежные краны центробанков по-прежнему открыты, протокол ФРС в центре внимания

Понедельник, 15 августа 2016 14:47 MSK
 

ЛОНДОН (Рейтер) - Связь между всё ещё агрессивными денежно-кредитными мерами, принятыми в помощь пострадавшей мировой экономике и почти ежедневными максимумами на фондовых рынках при рекордно низкой доходности облигаций останется неизменной в ближайшую неделю.

Единственное, что может изменить ситуацию, кроме подобной чуду интервенции - изменение тона ФРС США, которая по-прежнему размышляет о том, когда состоится следующий этап поднятия ставки.

Протокол июльского заседания ФРС США, который выйдет в среду, может стать предметом более пристального анализа, чем обычно, поскольку на совещании в сентябре у регулятора останется последняя возможность поднять ставку перед президентскими выборами, которые состоятся в ноябре.

Фьючерсные контракты финансовых рынков на повышение ставки, так же как и средняя оценка опрошенных Рейтер аналитиков позволяют предположить, что шансы подъёма ставки невелики, а если ее и поднимут, то вероятнее всего в декабре. [ECILT/US]

В то же время, представители ФРС делают осторожные намеки. Президент ФРБ Сан-Франциско Джон Уильямс сказал в интервью газете, что запланированное ФРС постепенное повышение ключевой ставки означает, по крайней мере, по его мнению, что повышение ожидается уже в этом году.

Но с учётом денежного потока, поступающего из ЕЦБ, Банка Японии, а также выкупа бумаг на десятки миллиардов долларов Банком Англии, ФРС, по-видимому, предпочитает стоять в стороне от глобальных тенденций.

Ещё одна малоприятная правда для глобальных регуляторов состоит в том, что спустя более пяти лет экстренных мер денежно-кредитной политики наблюдается некоторый рост, однако для большинства развитых экономик речь идёт о слабой инфляции, а не о безудержной инфляции цен на активы.

Однако пока программы денежных мер применяются более широко, центробанки по-прежнему контролируют ситуацию.

Резервный банк Новой Зеландии, столкнувшись с низкой инфляцией, признал своё поражение и снизил процентную ставку в надежде ослабить валюту, однако добился прямо противоположного эффекта.   Продолжение...