9 сентября 2016 г. / , 07:17 / год назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью первого зампреда Банка России Сергея Швецова

МОСКВА (Рейтер) - Банк России, три года назад ставший мегарегулятором финансовых рынков, проделал большую часть работы по расчистке сектора от слабых игроков, но берет еще год на наведение порядка, сказал первый зампред ЦБР Сергей Швецов в интервью Рейтер.

Сергей Швецов на Московской бирже 15 февраля 2013 года. Банк России, три года назад ставший мегарегулятором финансовых рынков, проделал большую часть работы по расчистке сектора от слабых игроков, но берет еще год на наведение порядка, сказал первый зампред ЦБР Сергей Швецов в интервью Рейтер. REUTERS/Maxim Shemetov

ЦБ думает о целесообразности сокращения числа посредников на финансовом рынке и отмене лицензирования дилерской деятельности, отказался от идеи вводить регулирование открытой валютной позиции для брокеров.

РФ готовится к размещению пилотного выпуска ОФЗ в юанях, основными инвесторами в которые станут страховые компании Китая, накопившие больше $1 триллиона резервов.

Ниже следуют развернутые высказывания Швецова в интервью Рейтер:

ПРО ИТОГИ ТРЕХЛЕТНЕЙ РАБОТЫ МЕГАРЕГУЛЯТОРА

”Проект идет по утверждённому плану, но его результаты сложно оценивать. Есть три причины: изначально мы постарались зафиксировать ожидания рынка и чиновников в так называемых показателях эффективности - KPI, но из-за сжатого временного промежутка не удалось сформулировать достаточное количество измерителей. Взамен была составлена дорожная карта, и то, что мы запланировали в ней, мы сделали.

Вторая причина, почему сейчас сложно оценивать итоги трёх лет работы мегарегулятора, состоит в том, что в этот период финансовый рынок был зашумлен геополитикой и падением цен на нефть. То, что мы планировали, создавая мегарегулятор в 2013 году, не учитывало этих двух “черных лебедей”. Тогда мы не думали ни о санкциях, ни о том, что темпы роста экономики перейдут в отрицательную зону. 

В третьих, надо отметить, что наш план по созданию мегарегулятора пятилетний, и эффект от тех действий, которые мы предпринимаем, в значительной степени должен проявиться через 2 года. Сейчас мы в середине пути. 

Кроме трех ключевых факторов, есть ещё несколько моментов, которые надо принимать во внимание, оценивая трехлетние результаты работы мегарегулятора. С самого запуска проекта мы столкнулись с необходимостью очистить рынок от слабых и недобросовестных игроков. Обе эти категории негативно влияют на конкурентную среду и на доверие к финансовым посредникам. И если конкуренция – двигатель развития, то доверие – душа финансового рынка, поэтому защита конкуренции и поддержание необходимого уровня доверия на финансовом рынке – первостепенные задачи для мегарегулятора. Мы понимаем, что сделать эту работу за один год невозможно, но и растягивать этот процесс болезненно. Эта очистка рынка продолжается, процесс еще не закончен. Параллельно идет очистка банковского сектора, это тоже не добавляет доверия на финансовом рынке, хотя как я уже сказал – это абсолютно необходимая история.

Кроме того, решение о создании мегарегулятора базировалось на сочетании подходов мегарегулирования и саморегулирования. Закон о саморегулировании был принят на два года позднее относительно закона о создании мегарегулятора, в то время как мы планировали двигаться параллельно. Саморегулирование должно было взять на себя поведенческий надзор и создание стандартов поведения для участников рынка, а мегарегулятор должен был взять общее регулирование и пруденциальный надзор. Если по пруденциальному надзору мы двигаемся согласно плану, то, что касается поведенческого надзора, – саморегулируемые организации только начали выстраиваться под новое законодательство. И именно это запаздывание не позволяет сегодня получить то, на что мы рассчитывали три года назад в области защиты интересов наших граждан – пользователей финансовых услуг. 

Тем не менее есть огромное количество сделанных дел. Например, мы перезапустили актуарную деятельность, и теперь заключения актуариев делают отчетность страховых компаний и пенсионных фондов намного более достоверной. Облигации стали выпускаться не в рамках отдельных выпусков, а в рамках программ, и это существенное снижение затрат для эмитентов. Мы переформатировали регулирование центральных контрагентов, фактически создали с нуля бюро страховых историй. Полисы ОСАГО, которые с 1 января следующего года можно будет купить через интернет, это тоже продукт, который был создан мегарегулятором в течение этих трех лет. Таких проектов очень много, но ещё больше находится в разных стадиях реализации.

Финансовая система в целом выиграла от создания мегарегулятора. Сейчас действует единая инспекция, мы с банковским надзором выстраиваем общую надзорную практику. Рынок становится цивилизованным, нормальным благодаря тому, что мы смотрим на него и регулируем его как единый организм”.

ПРИЧИНЫ СОЗДАНИЯ МЕГАРЕГУЛЯТОРА

”Первая причина - это дефицит ресурсов у ФСФР. ЦБ восполнил этот дефицит как с точки зрения кадрового потенциала, так и с точки зрения технологий. ЦБ выделил лучшие кадры для блока некредитных финансовых организаций (НФО). Мы не просто увеличили количество вакансий, а мы физически перевели в этот блок высококвалифицированных сотрудников.

Вторая причина - это разобщенный подход по вопросам регулирования и развития рынка и затрудненный обмен информацией между регуляторами, мешавший видеть картинку в целом. Это проблема типична не только для России. В странах, где множество регуляторов, они, как правило, неохотно делятся информацией друг с другом. Когда мы работаем в одной организации, этих барьеров для движения информации не существует.

Третья причина - это затрудненная процедура нормотворчества, когда противоречия между отдельными ведомствами требуют постоянного нахождения компромисса, что приводит, как правило, к скромным результатам. У семи нянек дитя без глаза.

Мы очень четко понимали эти причины и что дает присоединение функционала ФСФР к ЦБ. В целом все проблемы устранены, и сегодня мы действуем по намеченному плану. Все наши “дорожные карты” открыты и прозрачны. 

Для решения поставленных задач мы использовали не столько экстенсивное наращивание ресурса в области регулирования НФО, сколько подходы, позволяющие повысить вовлечённость сотрудников и применение новых технологий, повышающих производительность труда: создали проектный и процессный офисы, внедрили применение надзорных хабов, что позволило сконцентрировать надзор за страховыми компаниями в трех точках, а не в 80, имеющихся у Банка России на территории РФ. Оказалось, что это достаточно эффективно.

Мы посвятили много времени тому, чтобы отказаться от бумажной отчетности. Сегодня некредитные финансовые организации не предоставляют бумажную отчетность. 

Мы реализовали проект, который позволяет использовать личные кабинеты для обмена информацией с поднадзорными вместо использования почтовых отправлений”.

О ЧИСТКЕ РЫНКА ОТ СЛАБЫХ ИГРОКОВ

”Работа, с моей точки зрения, находится в заключительной стадии – три четверти пути уже пройдено. Нам нужен примерно год, чтобы завершить процесс. Хотя в основной части мы завершим процесс к январю 2017 года. 

Если мы хотим обеспечить справедливую конкуренцию, повысить устойчивость рынка, мы должны заставить регулирование работать. Если недобросовестные игроки не соблюдают регулирование, они имеют конкурентные преимущества по отношению к добросовестным, поскольку регулирование – это ограничения. Это лишает добросовестный капитал интереса работать в индустрии, а это, в свою очередь, лишает рынок будущего”.

ПРО ИНСАЙД И МАНИПУЛИРОВАНИЕ

”Мы достигли значительного прогресса в расследовании случаев манипулирования и инсайдерской торговли. В результате за три года уменьшилось количество таких практик. Люди на рынке сегодня прекрасно понимают, что мы делаем и какие последствия наступают за применение недобросовестных торговых практик. Это наказания разного рода в зависимости от состава преступления: дисквалификация, денежные штрафы, отзыв лицензий. Некоторые участники рынка были вынуждены поменять топ-менеджеров, так как мы отзываем квалификационные сертификаты.

Мы сейчас работаем над тем, чтобы в законодательстве присутствовал такой инструмент, как “сделка с регулятором”, когда сотрудничество при расследовании (в частности, раскрытие виноватой стороной более широкого круга вовлеченных сторон) поможет снизить репутационный ущерб организации. Такой инструмент применяется в других странах, он достаточно эффективен.

Это отличается от понятия “сделка со следствием”, так как Банк России не проводит оперативно-розыскных мероприятий. Мы тратим до двух лет на расследование каждого случая, поскольку обычно в манипулировании или инсайдерской торговле задействован иностранный элемент, поэтому мы запрашиваем информацию у зарубежных партнеров.

Как правило, сама организация может быть не в курсе, что сотрудники используют инсайдерскую торговлю. Доля этого бизнеса в общем объеме бизнеса организации может быть весьма небольшая, а вот репутационный ущерб высокий. В таком случае компания будет заинтересована в содействии расследованию.

Сейчас мы не имеем права что-то прощать или уменьшать штраф. Если закон нам разрешит это делать в обмен на сотрудничество, мы будем этим пользоваться. Сегодня этого нет”. 

ПРО ПОСАДКИ

”Неправда, что посадок совсем нет, они есть. С точки зрения психологии наказания, неотвратимость важнее жесткости наказания. 

Что касается неотвратимости, то именно в этом направлении мы концентрируем свои усилия: работаем над увеличением скорости выявления нарушений, передачи документов в правоохранительные органы, доведения дел до суда. 

С точки зрения жесткости, здесь от Банка России мало что зависит в силу разных причин, поэтому мы делаем ставку на обеспечение неотвратимости. Мы сейчас обсуждаем закон, который позволит Банку России не допускать повторно на финансовый рынок в течение длительного срока людей, которые проявили себя на финансовом рынке своим недобросовестным поведением. Сегодня, к сожалению, деловая репутация не имеет серьезного значения для присутствия на финансовом рынке. В случае принятия закона в той редакции, которую мы предлагаем и которую сейчас обсуждаем с Минфином, недобросовестные игроки будут удаляться с финансового рынка на срок до 10 лет. 

Деловая репутация будет более действенным механизмом предотвращения недобросовестного поведения, чем посадки. Но для каких-то случаев посадки все равно нужно иметь в арсенале”.

О КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ БРОКЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

”Мы ввели в практику общения с рынком издание консультативных документов. В настоящее время готовятся предложения по уточнению сути брокерской услуги в связи с тем, что мир и технологии изменились. Нужно переосмыслить бизнес-модель брокеров. Мы будем обсуждать наши предложения с брокерским сообществом. Есть уже прецеденты, когда к торгам на товарных рынках допускаются участники без посредничества брокеров. Мы ставим вопрос так: а не изжила ли себя брокерская услуга вообще? Несет ли она в себе добавленную стоимость для рынка и клиентов или может это то, что уже не требуется? Развитие технологий в принципе упраздняет какие-то формы посредничества.

Мы думаем над тем, каким образом брокер участвует в цепочке создания стоимости на финансовом рынке. Мы хотим своими мыслями поделиться с сообществом и договориться о том, как эта услуга будет существовать и развиваться.

Сегодня фактически бизнес-модель брокера предполагает заработок на кредитовании клиента. Важный момент – это небольшое количество клиентов на финансовом рынке (чуть более 80.000 активных счетов) при достаточно большом количестве брокеров. 

Ситуация усугубится, когда мы введем правила взаимодействия с клиентом, согласно которым клиенту можно будет продавать только те продукты, которые этому клиенту подходят”.

О СРОКАХ РЕШЕНИЯ ПО СТРАТЕГИИ БРОКЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

“Мы планируем до конца года опубликовать доклад и по итогам дискуссии выработать четкую дорожную карту”.

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ РОЛИ БРОКЕРОВ

”Для меня важно, чтобы услуга была понятна и полезна человеку. У нас цель – развитие финансового рыка, повышение уровня качества жизни граждан за счет использования услуг финансового рынка. Если услуга понятна и полезна и человек ее покупает осознанно, это одна история. Если человек получает то, что ему непонятно и вредно, мы будем этому противодействовать. Очень много людей, которые покупают брокерскую услугу и потом удивляются тому, что активы оказались на Кипре. Для них это сюрприз. 

В РФ мы имеем возможность защищать людей, если брокер с их активами проводит неправильные операции. Но если они заключили договор с брокером и оказались в кипрской юрисдикции, возможности защищать таких граждан у нас нет. Хотя жалобы есть. Это становится проблемой.

Я – за прозрачность. Человек должен видеть и понимать, какую услугу он выбирает на финансовом рынке.

А если человек знает, что его счета открыты в кипрской юрисдикции, а потом у него возникают какие-то проблемы?

Если человек понимает, что он там не защищен и его это устраивает, он настаивает на продолжении работы в кипрской юрисдикции, ему нужно уведомить налоговую службу о своих счетах за рубежом, сдавать в налоговую отчетность о движении средств по этому счету. Если все это видит и понимает, нет проблем, он может слетать в Лимасол и оформить брокерский договор, но делать это в России неправильно.

Открытие счетов на Кипре, находясь при этом на территории Российской Федерации, – это недобросовестная практика. 

Граждане должны получать сервисы в российских компаниях, а присутствие иностранных игроков на российском рынке регламентируется совершенно по-другому. В США, например, это прямо запрещено. Даже если американский гражданин выехал за пределы страны, его нельзя обслуживать на территории США через иностранное юридическое лицо. Такие же запреты действуют и на других развитых рынках. У нас – брокеры используют несовершенство российского законодательства. Эта практика идет вразрез с международными стандартами.

Мы хотим упорядочить эту деятельность. Технологии развиваются, рынки будут становиться все менее и менее локальными, и для нас первично, чтобы человек понимал, что подписывает. Поэтому усилия, направленные на обучение людей, будут гораздо выше, чем усилия, направленные на невозможность для человека подписать тот или иной контракт на территории РФ”.

Это проблема не только России. На глобальном уровне совместно будет вырабатываться позиция регуляторов финансового рынка по тому, как управлять трансграничными сервисами для частных клиентов со стороны компаний, которые в своих юрисдикциях не находятся под надзором регуляторов. Каждая страна сейчас пытается найти свой путь борьбы с этим. Мы предложили IOSCO объединить усилия и выработать общие подходы между регуляторами по тому, как управлять этим процессом”.

ПРО ДОЛЮ В МОСКОВСКОЙ БИРЖЕ

”Я не вижу сейчас конъюнктурно, что стоит вообще рассматривать вопрос выхода Банка России из капитала. С точки зрения корпоративного управления, мы практически не оказываем никакого административного влияния на биржу... Мы нейтральны, нас устраивает та доля, которая есть. Она позволяет нам быть в курсе того, что происходит, но, самое главное, она позволяет нам выдвигать независимых директоров, которые, с нашей точки зрения, необходимы для правильного функционирования наблюдательного совета биржи.

Этот вопрос (о выходе ЦБ из капитала биржи) не стоит на повестке. Есть спящие темы, и очень трудно предугадать, когда приедет принц и поцелует спящую красавицу. Он может завтра приехать, а может не приехать еще очень долго. У нас нет плана, когда мы вернемся к этому вопросу, но у нас сегодня нет ощущения, что происходит искажение рыночной среды из-за того, что ЦБ владеет 11-ю процентами в капитале Московской Биржи”.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МИНОРИТАРИЕВ

”Столкнулись с феноменом, это обсуждалось и на G20 в Анкаре, что миноритарные акционеры не ходят на собрания. На последнем собрании Московской Биржи приняли участие 70 процентов акционеров, из которых больше 30 процентов – это ЦБ, ВЭБ и Сбербанк.

Для нас важно, чтобы совет директоров избирался в правильном составе, чтобы он был дееспособен. Продажа означает увеличение free float, и если free float не голосует, то это проблема. Проблема ответственности инвесторов за корпоративное управление.

Сегодня инвестор ленится вникать, и ему не хочется тратить свои ресурсы на изучение предложений по выдвижению, изменению устава и так далее. Он смотрит на финансовые показатели и не тратит деньги на участие в корпоративных историях. Этот вопрос G20 поставила перед ОЭСР, что нужно менять парадигму, чтобы при покупке акций у владельцев возникали не только права, но и обязанности. Если ты акционер – должен отвечать за решения акционера. И сейчас идет дискуссия, как привлечь миноритарных акционеров к ответу за то, что происходит в компании.

Хотя это формулируется как право, что акционер может участвовать в корпоративных событиях, но никто не отменял кворум, голосование квалифицированным большинством, и такая пассивность акционеров создает сложности. В России мало публичных обществ с free float более 50 процентов. У Московской Биржи большой free float, это действительно рыночная компания, но, с другой стороны, есть сложность с формированием кворума”.

О ПЕРЕВОДЕ РЫНКА ДЕРИВАТИВОВ НА ЦЕНТРАЛЬНОГО КОНТРАГЕНТА

“Речь идет об оптовом внебиржевом рынке производных финансовых инструментов, физлица не являются участниками этого рынка, они присутствуют на биржевом фьючерсном рынке, работающем давно через ЦК. Речь идет о корпоративных клиентах, о межбанковских операциях. Это питтсбургское решение G20, где страны договорились стандартизованные деривативы перевести на ЦК, а по нестандартизованным деривативам применять так называемое маржирование для снижения риска и снижения размера кредитного плеча. Оба компонента этого решения сейчас находятся в работе в ЦБ РФ, и мы проводим консультации по этой тематике с рынком”.

О ДИЛЕРСКОЙ ЛИЦЕНЗИИ

”Дилерская лицензия – это не просто допуск на рынок, но и подтверждение твоей квалификации, которое позволяет, выйдя на открытый рынок, не потерять деньги и вести себя цивилизованно. Это очень напоминает вождение автомобиля – чтобы выехать на дорогу, ты должен иметь водительские права.

Крупные корпорации имеют казначейства, где работают грамотные специалисты, и возникает вопрос – а можно ли крупным корпорациям, имеющим соответствующие кадры, систему внутреннего контроля и управления рисками, обходиться без посредничества брокеров и, соответственно, получив такое право выхода на оптовый рынок, обходиться без финансового посредника? Вокруг этого сейчас мы ведем дискуссию. 

Рынок изменился. Если раньше понятия дилер и маркет-мейкер были практически синонимами, то сейчас это абсолютно отдельные истории, и иногда нужно проводить такие философские обсуждения относительно будущей бизнес-модели той или иной лицензии”.

О РАСШИРЕНИИ ДИЛЕРСКОЙ ЛИЦЕНЗИИ НА КОРПОРАЦИИ И НПФ

”Может быть, они и не будут дилерскую лицензию иметь. Возможно, биржа будет сама решать, какие корпорации допускать к торгам, а какие – нет, и будет проверять качество казначейств корпораций, которые хотят работать напрямую, по тем критериям, которые для нее важны с точки зрения управления рисками. Если они могут быть самостоятельными, то мы упраздним этот вид лицензирования деятельности. Это тоже не исключено.

У нас одно из направлений в стратегии – пропорциональное регулирование и снижение издержек регулирования для участников финансового рынка. Мы мыслим в этой парадигме”.

ПРО ПОСРЕДНИКОВ ДЛЯ РЫНКА ОБЛИГАЦИЙ

”Речь не о том, чтобы обязать крупные публичные компании занимать только через выпуск облигаций. Мы должны снимать барьеры и создавать конкурентную среду.

Например, облигации. Для кредиторов крупных корпораций с хорошим рейтингом глубокий кредитный анализ не столь важен, как для непубличных корпораций. Многие инвесторы полагаются на оценки рейтинговых агентств, на достоверность данных в проспектах эмиссии и отчетности. Мы говорим про необходимость обеспечить качество актуарной оценки и внешних аудиторов потому, что рынок должен получать достоверную информацию. Дальше уже идет конкуренция по тому, как быстро и качественно инвестор может оценивать информацию. Банки, которые кредитуют очень разных заемщиков, в том числе и непубличных, могут оценить предмет залога, выехать на место. Это бизнес с высокой себестоимостью и соответствующей маржой.

А компании, которые покупают облигации, не могут делать то же самое.

Мы считаем, что финансовый рынок должен сам себя настраивать, а задача регулятора – обеспечивать доступ к своевременной полной достоверной информации, чтобы инвесторы – люди, корпорации, компании – осознанно выбирали тот канал, через который они хотят занимать или инвестировать денежные средства. И в этом наша миссия – обеспечивать доступ к информации, релевантность этой информации, одновременно, чтобы не было инсайда, чтобы не было манипулирования”.

ОВП ДЛЯ БРОКЕРОВ

“Наш анализ показывает, что брокеры не берут валютные риски. Да, у них есть рыночный риск, он связан с тем, что часть денежных средств клиентов они предоставляют своим же клиентам в виде кредитного плеча или инвестируют в ценные бумаги. Но сказать, что есть опасный уровень валютного риска у брокеров, нельзя, сегодня мы этого не видим. Они хорошо понимают, чем могут управлять, а чем – нет. С точки зрения стоимости, принимать валютный риск им дорого, и у них есть 200 более законных способов, как заработать на том, что у них есть, не принимая такого большого уровня риска”.

СТРАХОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ ГРАЖДАН НА ФОНДОВОМ РЫНКЕ

”На данном этапе мы категорически возражаем против обязательной системы страхования, спонсируемой государством. Мы считаем, что должна быть четкая последовательность. Сначала очищение рынка, которое позволит снизить вероятность наступления страхового события, а потом уже стоит думать о формировании каких-либо способов защиты инвестиций. Частная инициатива имеет право существовать, и если речь не идет о господдержке таких способов, добровольные истории имеют право на жизнь.

Пока среди участников есть дефицит надежности, страховая схема будет чрезвычайно дорога для добросовестных игроков.

Сначала вода, а потом плавать”.

(После очистки рынка вернетесь к этой теме?)

“Если будет целесообразность – вернемся. Есть другие схемы защиты инвесторов, например, сегрегация. Сейчас принято законодательство, когда инвестор, который не хочет нести риски на своего брокера, может открыть отдельные счета в клиринговой организации и бирже. И тогда, в случае если с брокером что-то случается, его деньги не исчезают, не пропадают, не смешиваются с деньгами других клиентов. Это действующая схема. Но брокеры в данном случае не имеют возможности пользоваться деньгами клиента и, естественно, выдвигают другие комиссии по брокерскому обслуживанию. Чудес не бывает”.

“Работаем с тем, чтобы была защита по брокерским счетам при банкротстве банка, где брокер держит денежные средства. Ведется работа не только в рамках страхования”.

ПРО СРО

“Мы сейчас обсуждаем, состоится ли саморегулирование в России, способны ли организации объединяться в добровольные союзы для того, чтобы ограничивать недобросовестные практики, которые позволяют им быть конкурентоспособными на рынке”.

ПРО КИТАЙ

”Россия заключила соглашение с Китаем, предполагающее создание в Москве оффшорного центра по расчетам юанями. Этот проект очень важен, потому что это первый шаг в сторону создания условий для прихода китайских инвесторов на российский рынок. Мы получим взаимный доступ к использованию накопленного капитала, к размещению временно свободных средств, к использованию национальных валют для проведения расчетов по экспортно-импортным и инвестиционным контрактам.

Мы строим депозитарный мост сначала через банки, потом это будет мост между центральными депозитариями, который позволит нашим рынкам лучше взаимодействовать друг с другом по движению инвестиций.

Сейчас готовится пилотное размещение ОФЗ в юанях. Они будут размещаться на Московской Бирже, но будут доступны инвесторам континентального Китая через российское подразделение китайского банка в Москве, через Euroclear – международным инвесторам, в том числе из Гонконга, и, конечно, будут доступны для российских локальных инвесторов.

Таким образом, мы создадим бенчмарк. После того как на кривой доходности появится эта точка опоры, уже наши банки и корпорации смогут начать процесс привлечения средств в китайских юанях, отталкиваясь от бенчмарка. 

В этом году этот выпуск должен состояться. Мы договорились с китайской комиссией по страхованию, что основными инвесторами будут страховые компании, которыми накоплено больше 1 триллиона долларов резервов китайской страховой отрасли.

Когда Польша разместила панда-бондс, они разошлись как горячие пирожки, поэтому аппетит к риску на Европу у Китая есть. Я надеюсь, что Россия будет достойно там представлена”. 

(В каком году заработает мост между депозитариями?)

”Я надеюсь, что подвижки будут в этом году, меморандумы подписаны, идет работа.

Китай назначил российское подразделение ICBC для построения депозитарного моста по расчетам за ОФЗ в юанях.

ОФЗ в юанях могут появиться в этом году, за ними – корпоративные выпуски. Это первому сложно, но если отработан механизм, то последующим эмитентам будет намного проще”.

НА ОБВИНЕНИЯ В АДРЕС ЦБ РФ В ПОЛИТИКЕ ПАТЕРНАЛИЗМА

”В какой-то степени это действительно так. Мы исходим из того, что регулирование Центробанка действительно должно работать, а усиление надзорной компоненты направлено на обеспечение справедливой конкуренции. Добросовестные игроки не могут конкурировать с теми, кто по правилам не работает.

Должен быть создан институт фидуциарной ответственности профучастников за то, что они делают с клиентскими деньгами. 

Пока в российском законодательстве реализована ответственность управления средствами по правилам, а не по принципам, мы обречены устанавливать правила. Мы за то, чтобы перейти на принципы. 

В Госдуме находятся поправки, которые вводят фидуциарную ответственность доверительных управляющих, она же будет вменена и финансовым советникам. 

После того как мы оценим эффективность этой меры на практике, возможно, будем распространять ее на других посредников”.

О ПОНИМАНИИ РЕГУЛЯТОРОМ ФИДУЦИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

”Это управление на уровне ремесла, а не на уровне здравого смысла. Человек, который для вас осуществляет финансовую операцию, не должен делать ее на уровне здравого смысла, он должен иметь соответствующие знания и навыки. Он должен управлять в ваших интересах, а не в интересах третьих лиц, в том числе себя, и нести ответственность за свои действия.

Если мы увидим, что управляющие профессиональны и принимают решения в интересах клиентов, безусловно, их возможности по спектру инструментов будут расширяться. Пока мы этого не увидели и не зафиксировали юридически их ответственность, мы вынуждены будем ограничивать инвестиционные возможности управляющих в отношении незащищенных клиентов”.

ПРО ЛИБЕРАЛИЗАЦИЮ РЫНКА АКЦИЙ

”Если бы не геополитика, институт депозитарных расписок развалился бы, потому что акции дают гораздо больше прав для акционера, чем владение депозитарной распиской. 

Для иностранного инвестора нет никаких ограничений, чтобы прийти и торговать акциями на российском рынке. Потребности наращивать депозитарные расписки мы сегодня не видим. Со стороны иностранных инвесторов нет негатива в отношении акций и нашей инфраструктуры. В ходе всех последних SPO акции покупались иностранцами более чем на 90 процентов”.

О ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЕ

“Нами проделана работа по созданию системы гарантирования пенсионных накоплений. Но эффект от пенсионной реформы зашумлен тем, что уже три года как заморожены пенсионные отчисления. Не знаю, произойдет ли заморозка в четвертый раз, пока закон не вышел. Мы потратили много сил на то, чтобы переформатировать пенсионную систему, чтобы очистить ее, проверить систему управления рисками в пенсионных фондах и управляющих компаниях. Но как измерить результат, если нет притока денежных средств в систему? Все внешние обстоятельства и макроэкономика снижают тот эффект, который мог бы быть, если бы... но у истории нет сослагательного наклонения”.  

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below