Газпром смирился с остановкой Штокмана и хочет пересмотреть условия

Среда, 29 августа 2012 17:45 MSK
 

СТАВАНГЕР, Норвегия/МОСКВА (Рейтер) - Российский Газпром впервые открыто признал, что гигантский газовый проект Штокман умер, так и не родившись, поскольку ожидаемая прибыль, по крайней мере, в ближайшие годы не оправдает вложений, но обещает пересмотреть все его нюансы и попытаться реанимировать арктическое месторождение через несколько лет.

Экспортная монополия утверждает, что договорилась со своими партнерами по Штокману - Total и Statoil - о невозможности его разработки сейчас из-за слишком высоких затрат, сказал на конференции член правления газового концерна Всеволод Черепанов.

"Все стороны пришли к соглашению, что расходы слишком велики, чтобы мы смогли делать это на данном этапе", - сказал он.

Черепанов добавил, что участники собирают новую информацию, касающуюся проекта.

"У нас значительные запасы газа... Мы не должны принимать поспешные решения".

Французская Total не комментирует ситуацию вокруг Штокмана - расположенного в Баренцевом море в 550 километрах к северу-востоку от Мурманска одного из крупнейших месторождений природного газа в мире с запасами около 4 триллионов кубометров.

В свою очередь Statoil, который летом формально вышел из проекта, списав почти $340 миллионов инвестиций, до сих пор верит в проект и продолжает прямой диалог с Газпромом, вне рамок прежнего партнерства.

"Штокман - это колоссальные ресурсы и интересные возможности. Но нам нужно соглашение по коммерческим и техническим вопросам. Над этим мы и работаем. Технически проект осуществим, но нужно урегулировать коммерческие вопросы", - сказал Рейтер представитель норвежской компании Янник Линдбак.

НА МОРКОВКИНО ЗАГОВЕНЬЕ   Продолжение...

 
Вид на штаб-квартиру Газпрома в Москве 29 июня 2012 года. Газпром говорит, что договорился со своими партнерами по гигантскому газовому проекту Штокман - Total и Statoil - о невозможности его разработки в настоящее время из-за слишком высоких затрат, сказал на конференции член правления экспортной монополии Всеволод Черепанов. REUTERS/Maxim Shemetov