21 июня 2013 г. / , 14:25 / через 4 года

ИНТЕРВЬЮ-Алроса идет искать алмазы в Африку

Реклама магазина в городе Коиду в Сьерра-Леоне 21 апреля 2012 года. Крупнейший в мире производитель алмазов - Алроса отправляется в Африку на малобюджетный поиск камней на фоне усложнения условий добычи в РФ, но пока не готова тратиться на крупные предприятия, предпочитая небольшие инвестиции в разведку. REUTERS/Finbarr O'Reilly

Диана Асонова

МОСКВА (Рейтер) - Крупнейший в мире производитель алмазов - Алроса отправляется в Африку на малобюджетный поиск камней на фоне усложнения условий добычи в РФ, но пока не готова тратиться на крупные предприятия, предпочитая небольшие инвестиции в разведку.

Алроса в Африке хочет искать месторождения, которые будут давать порядка полмиллиарда долларов выручки, сказал в интервью Рейтер топ-менеджер Алросы, курирующий ее африканские проекты.

“Наша цель - найти месторождение, способное генерировать примерно $400-500 миллионов долларов выручки на предприятии, перерабатывающем 4-5 миллионов тонн руды в год”, - сказал советник президента алмазной госмонополии Сергей Митюхин.

По его словам, строительство в Анголе фабрики такой мощностью может обойтись примерно в $250 миллионов.

В Африке, крупнейшем источнике алмазов на планете, больше ста лет царит главный конкурент Алросы - “дочка” горнорудного гиганта Anglo American - De Beers. Но это, по мнению топ-менеджера российского монополиста, еще не значит, что там больше нечего искать.

ГОСТЕПРИИМНАЯ АФРИКА

Найти новые высокорентабельные месторождения сейчас можно только в Африке, полагают в госмонополии, причем больше всего шансов - в Анголе, Ботсване и Зимбабве.

Между тем на одном из беднейших континентов мира сохраняются очаги конфликтов и политической нестабильности, включая по-прежнему не договорившуюся с шахтерами Южно-Африканскую Республику.

Ангола, сидящая на “нефтяной игле”, страдает от недостатка инвестиций по всем не связанным с нефтегазом направлениям. Зимбабве, чья экономика сейчас несколько стабилизировалась по сравнению с шестизначной инфляцией конца 2000-х годов, в преддверии президентских выборов оказалась в жестоком политическом кризисе.

Сейчас африканское присутствие Алросы фактически сводится к 33-процентной доле в ангольском проекте Катока.

На этом проекте Алроса зарабатывает порядка $30 миллионов в год в виде дивидендов, а алмазов от проекта не получает.

Из другого масштабного ангольского проекта - Луо, объединяющего месторождения Камачия и Камажику, - компания вышла после кризиса 2008 года, потеряв на нем около $120 миллионов.

К 2020 году Алроса планирует добывать 40 миллионов карат алмазов, главным образом в сердце российской алмазной промышленности Якутии.

“Но чтобы поддерживать высокий уровень добычи и дополнительно подкрепить сырьевую базу, необходимы и зарубежные активы”, - сказал Митюхин.

ПОКУПАТЬ НЕЧЕГО, РАЗВЕДЫВАТЬ

Алроса ждет роста цен на алмазы в долгосрочной перспективе. Месторождения по всему миру истощаются, себестоимость добычи растет, тогда как спрос на бриллиантовые украшения увеличивается благодаря богатеющим китайцам и индусам.

По словам Митюхина, из-за отработанности мировых запасов алмазов на мировом рынке сейчас нет готовых проектов, которые Алроса хотела бы купить.

В Якутии компания вынуждена тратиться на дорогие подземные рудники на своих старых месторождениях, где уже невозможно добывать открытым способом.

Нынешняя тактика Алросы предполагает создание совместных предприятий для геологоразведки в каждой из трех основных стран Африки. Поисковые СП Алроса создает на условиях 50 на 50 с компаниями, уже работающими в той или иной стране. В случае развития проекта до стадии строительства россияне готовы увеличивать свою долю пропорционально объему инвестиций.

ПРИЦЕЛ НА $500 МИЛЛИОНОВ

Дальше всего Алроса пока продвинулась во взаимоотношениях с ангольской госкомпанией Endiama, с которой в четверг подписала соглашение о создании СП для проведения геологоразведочных работ с января 2014 года.

Годовой бюджет СП пока оценивается в $10-20 миллионов в год, сказал Митюхин. Для сравнения, годовой бюджет Алросы на разведку в России - $150 миллионов.

По оценке аналитика отраслевого агентства Rough and Polished Сергея Горяинова, сейчас ангольские алмазы продаются в среднем по $140-$160 за карат.

Таким образом, при нынешнем уровне цен для получения $400-500 миллионов выручки предприятие в Анголе должно добывать примерно 2,5-3,6 миллиона карат алмазов в год, показывают расчеты Рейтер.

Алроса в 2012 году произвела в России 34,4 миллиона карат. На Катоке в прошлом году было добыто 6,7 миллиона карат - примерно 86 процентов ангольской алмазодобычи.

В Ботсване - традиционной вотчине De Beers - Алроса планирует сотрудничать с компанией Botswana Diamonds, у которой есть архив данных геологоразведки прошлых лет. Здесь бюджет на поисковые работы пока что ожидается в пределах $5 миллионов в год.

Алроса полагает, что у нее есть шансы найти месторождения, пропущенные предшественниками.

“И в Анголе, и в Ботсване последние крупные месторождения были открыты в 1970-х годах. Все они имели непосредственный выход на поверхность - по сути, лежали на виду. Глубже никто не смотрел. У нас же есть опыт и технологии поиска закрытых, погребенных под другими породами месторождений”, - сказал Митюхин.

В Зимбабве, по оценкам Алросы, есть возможность обнаружить нетронутые ресурсы алмазов на лицензиях вблизи крупного россыпного месторождения страны Маранге. Но решение о начале геологоразведочных работ в Зимбабве зависит в том числе от политической ситуации в этой стране, сказал Митюхин.

Редактор Андрей Кузьмин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below