25 сентября 2013 г. / , 05:26 / 4 года назад

САММИТ РЕЙТЕР-ЦБР оставил целью политики инфляцию, увязал рост с реформами

Первый зампред ЦБР Ксения Юдаева на Саммите Рейтер в Москве 23 сентября 2013 года. Инфляционные ожидания рынка опережают прогноз инфляции на текущий год, замедляющейся экономике необходимы инвестиции и структурные реформы, и в этих условиях монетарное стимулирование лишь разгонит рост потребительских цен, к которому может добавиться давление от частичной заморозки тарифов, вынуждающее Центральный банк РФ пересмотреть прогнозы. REUTERS/Sergei Karpukhin

Оксана Кобзева и Дарья Корсунская

МОСКВА (Рейтер) - Инфляционные ожидания рынка опережают прогноз инфляции на текущий год, замедляющейся экономике необходимы инвестиции и структурные реформы, и в этих условиях монетарное стимулирование лишь разгонит рост потребительских цен, к которому может добавиться давление от частичной заморозки тарифов, вынуждающее Центральный банк РФ пересмотреть прогнозы.

Об этом на Саммите Рейтер сказала первый зампред ЦБР Ксения Юдаева.

Юдаева пришла курировать денежно-кредитную политику в ЦБ из Кремля две недели назад вслед за своим шефом Эльвирой Набиуллиной, возглавившей Банк России в июне.

“ЦБ будет снижать ставки, когда мы будем видеть и текущий тренд на снижение инфляции, и когда мы будем понимать, что тренд на следующий год остается понижательным, что мы укладываемся в установленные цели”, - сказала Юдаева, оценивая инфляционные ожидания населения, как “достаточно высокие”.

В этой ситуации ЦБР, который в последний раз снижал ключевые ставки два года назад, смягчать политику не торопится, считая свои возможности подстегивать экономический рост преувеличенными.

“У рынка очень высокие инфляционные ожидания, они в принципе сейчас выше, чем наши (ЦБ) прогнозы инфляции на конец года. Мы знаем, что в таких условиях попытки использовать денежно-кредитную политику для стимулирования выпуска не оказывают положительного влияния на выпуск, они сразу же сказываются на инфляции”.

Годовая инфляция все еще остается выше целевого диапазона на этот год в 5-6 процентов. В следующие два года ЦБР должен был снизить ее до рекордно низких для России 4,5 процента с помощью полной заморозки роста тарифов на 2014 год, но власти РФ преподнесли Центробанку сюрприз и вывели из моратория тарифы для населения.

“Решение по тарифам, которое было принято, определенную сумятицу внесло в процесс. Мы в результате вынуждены провести некоторую переоценку наших прогнозов и посмотреть, на какие параметры мы выходим”, - сказала Юдаева.

“У нас есть выбор - либо мы сохраняем тот же целевой ориентир и, соответственно, подстраиваем под него свою ДКП, или, если мы видим существенное влияние этого решения, мы можем немножко поменять свой целевой ориентир, чтобы сбалансировать скорость снижения инфляции и то возможное влияние на выпуск, которое эти действия могут иметь”.

К какому из вариантов склоняется ЦБР, Юдаева не сказала, отметив, что совет директоров примет решение на этой неделе:

“Если окажется, что целевой ориентир менять не нужно, потому что вклад нового решения по тарифам минимальный, значит и коррекции политики особо серьезной не будет. Если окажется, что существенное расхождение в инфляции, то тогда можем и цели поменять”.

Набиуллина оценивала эффект от повышения тарифов на инфляцию в 0,5 процентного пункта и предупреждала об угрозе ужесточения денежно-кредитной политики - нежелательного в условиях вялого роста экономики.

ИЗ “ГОЛУБЯ” В “ЯСТРЕБЫ”

По оценкам ЦБР, российская экономика растет ниже своего потенциала на 0,5 процентного пункта и способна прибавлять 2,0-2,5 процента в год, но высокие инфляционные ожидания и природа затухания экономического роста мешают регулятору проводить контрциклическую политику для стимулирования выпуска в случае циклических колебаний, сказала Юдаева.

“Если ЦБ действительно сможет снизить инфляцию до уровня 3-4 процентов и удерживать ее таким образом продолжительный период времени, и снизить до этого уровня инфляционные ожидания, то тогда у ЦБ появится возможность проводить контрциклическую денежно-кредитную политику”.

Но сейчас ЦБР не в силах помочь сократить разрыв выпуска, основная причина которого - недостаток инвестиционного роста.

“То падение выпуска, которое мы сейчас наблюдаем, оно носит скорее структурный характер, это в значительной мере снижение темпов потенциального выпуска и это еще один сигнал к тому, что денежно-кредитная политика как фактор стимулирования экономического роста в этих условиях может быть не очень эффективной”, - сказала Юдаева, с приходом которой аналитики сулили ЦБ “голубиный” настрой.

“Они не понимали всех факторов, которые влияют на монетарную политику, и они не слушали меня внимательно”, - сказала она.

Проблемы экономики - в ее структуре: в ограниченности сырьевой модели, которая в условиях коррекции цен на сырье ведет к сбою в достижении потенциальных темпов экономического роста, считает ЦБР.

“По сути, все резервы для восстановительного роста сейчас исчерпаны, нужен действительно инвестиционный рост на основе изменения структуры”, - сказала Юдаева, назвав инвестиционный климат главной проблемой российской экономики.

“Сейчас для того, чтобы повысить потенциальные темпы экономического роста, нужны более серьезные структурные изменения, чем было 10 лет назад на фоне большого глобального финансового пузыря, дешевых денег и растущих цен на нефть, и больших неиспользованных мощностей российской экономики”.

За заморозкой роста тарифов естественных монополий ЦБР не видит вреда для экономического роста: у производителей есть шанс сохранить инвестпрограммы, снизив издержки. К тому же, выправить баланс, на взгляд регулятора, помогут потребители, для которых ситуация улучшится.

Центробанк РФ не собирается копировать или противостоять политике ФРС США, которая дает рынкам ориентир своих будущих действий и в перспективе начнет сворачивание стимулирующих программ.

“...ДКП должна исходить из ситуации в экономике соответствующей страны. Пытаться специально противостоять действиям ФРС, я не думаю, что это имеет большой смысл”.

“Политика forward guidance была придумана для нетрадиционной денежно-кредитной политики, связанной с покупкой активов. У нас пока достаточно большие возможности использования стандартных методов, и с их помощью мы будем пытаться объяснять свои действия”.

БАНКИ ПОПРОСЯТ ЕЩЕ 1 ТРЛН РУБЛЕЙ

ЦБР, провозгласивший “коридорную” политику управления ставками, ждет, что спрос банков на его рефинансирование в 2014 году может вырасти на 700 миллиардов - 1 триллион рублей, перераспределившись между его базовым инструментом - недельным репо - и аукционами под нерыночными активы.

“Подавляющий объем ликвидности выдается через недельное репо, мы хотим усилить роль аукционов под нерыночные залоги, чтобы с одной стороны, сделать более четким механизм денежно-кредитной политики, с другой стороны, высвободить часть рыночного обеспечения для развития межбанковского рынка”, - сказала Юдаева.

Помогать рынку с помощью репо на меньшие сроки ЦБ может в налоговые периоды:

“Мы можем специально в этих целях провести точечную операцию, чтобы не допустить всплеска стоимости ресурсов и ухудшения ситуации в связи с прохождением налогового периода”, - сказала Юдаева, добавив, что дискуссия с удлинением операций валютный своп еще не завершена.

Среди дополнительных инструментов регулирования ликвидности ЦБР продолжит использовать покупки золота; приобретение или продажа других активов - ценных бумаг и валюты - пока только в теории, сказала она:

“Когда мы говорим о бумагах, их значительная часть уже в репо с ЦБ, и нам напрямую выходить на этот рынок нет смысла”.

Юдаева сказала, что ЦБР пока не планирует “принципиально менять механизм валютных интервенций” в связи с выходом Минфина на валютный рынок.

“Правда, пока вопрос в том, какие объемы Минфин собирается покупать, с учетом ситуации этого года остается открытым”.

Первый зампред Центробанка отказалась комментировать ситуацию с рублем, не переняв традицию своего предшественника Алексея Улюкаева, ушедшего на пост министра экономики.

“Алексей Валентинович - не Ксения Валентиновна... Курс у нас гибкий и свободный и будет складываться под воздействием рыночных факторов”, - сказала она.

Юдаева не раскрыла цифры по оттоку капитала за последние месяцы, указав лишь на тенденцию:

“В августе очевидно был некоторый отток. Пока сохраняются примерно те же тенденции, к концу года мы ожидаем некоторого снижения оттока”.

Способствовать этому, по ее словам, может решение ФРС, которая придержала сворачивание монетарных стимулов, взбодрив рынки.

Майя Дякина, Лидия Келли, Дмитрий Антонов, Джейсон Буш, Тим Херитедж, Даглас Басвайн

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below