24 февраля 2014 г. / , 12:57 / через 4 года

АНАЛИЗ-Обещание G20 ускорить рост легче дать, чем выполнить

Участники саммита министров финансов и глав ЦБ на саммите G20 в Сиднее 22 февраля 2014 года. В предложении "Большой двадцатки" повысить экономическую активность на 2 процента за следующие пять лет так много дыр, что неудивительно, что это первый официальный ориентир, с которым все члены группы с радостью согласились. REUTERS/Jason Reed

СИДНЕЙ (Рейтер) - В предложении “Большой двадцатки” повысить экономическую активность на 2 процента за следующие пять лет так много дыр, что неудивительно, что это первый официальный ориентир, с которым все члены группы с радостью согласились.

Каждая страна должна до ноября представить свой собственный “конкретный” план, но выполнение этого требования не обеспечено ничем, кроме морального воздействия со стороны других стран. Международный валютный фонд заявил, что будет наблюдать за разработкой планов, но у него нет полномочий принуждать или наказывать.

Кроме того, этот ориентир - плавающий, поскольку его основа - стремление превысить оценку роста, которая сама по себе является всего лишь наиболее вероятным предположением.

Прогнозирование по сути своей - крайне неточное искусство, и МВФ всегда пересматривает прогнозы вверх или вниз. Предсказать рост в следующем квартале довольно сложно, не говоря о пяти годах.

“Мы даже не уверены, что у нас сейчас с ростом. Как мы сможем понять, достигнуты ли эти цели?” - сказал Майкл Блайт из Commonwealth Bank of Australia.

Немцы возражали против согласования каких бы то ни было жестких целей в рамках G20, но приняли этот ориентир роста, поскольку он необязателен. Другие также подчеркнули, что это только устремление, а не твердое обещание.

“Результаты этого процесса не могут быть гарантированы политиками”, - сказал министр финансов Германии Вольфганг Шойбле после того, как соглашение было подписано в воскресенье.

И финансовые рынки почти не обратили внимания на этот договор, вместо этого сосредоточившись в понедельник на тех же проблемах, что и в пятницу - влиянии сокращения стимулов ФРС и неопределенности экономического прогноза Китая.

ДЛИННЫЙ СПИСОК

Для G20 перспектива ускорения роста - это способ доказать необходимость структурных реформ всему миру: принять несколько сложных решений сейчас и стать богаче и сильнее через пять лет.

У МВФ есть подробный список необходимых реформ, которые, по его мнению, повысят рост и производительность. Он включает все - от либерализации национальных секторов услуг до увеличения расходов на инфраструктуру и привлечения большего количества женщин на рынок труда.

Некоторые меры ориентированы на конкретную страну, например, увеличение частных сбережений в США и улучшение здравоохранения и системы социального обеспечения в Китае.

Но все эти реформы трудны в политическом или финансовом смысле.

“Некоторые из этих реформ потенциально имеют большую отдачу, но они обычно непопулярны и влекут за собой тяжелый труд, - сказал Блайт. - Взять старение населения, от которого страдают многие страны. Они никак не могут выполнить будущие пенсионные обязательства, но попытка что-то сделать с этим - кошмар политика”.

Многие предлагают решить эту проблему, усложнив работникам ранний выход на пенсию. Министр финансов Австралии Джо Хоки, принимающий заседание G20 в Сиднее, начал “национальный разговор” о повышении пенсионного возраста до 70 лет с нынешних 65.

ЯПОНИЯ: ПЛОХОЙ ПРИМЕР

Снижение барьеров для торговли - еще одна разрекламированная реформа, но переговоры о Транстихоокеанском партнерстве (TPP), которые, кажется, никогда не закончатся, свидетельствуют, насколько неподатливым может быть этот вопрос.

Двенадцать стран добиваются торгового соглашения, которое, по оценкам оптимистов, может увеличить мировой доход почти на $300 миллиардов в год. Но переговоры погрязли в спорах о самых разнообразных проблемах - от тарифов до патентных прав и защиты окружающей среды.

Япония стала особенно крупным камнем преткновения, поскольку старается защитить свои сектора производства риса, пшеницы, говядины, свинины, молочных продуктов и сахара, каждый из которых обладает большим политическим влиянием.

Третья по величине экономика мира - отличный пример того, как сложно будет достичь целей “Большой двадцатки”. Так называемая третья серия реформ премьер-министра Синдзо Абэ - именно то, что рекомендует МВФ, но реформы еще не начаты и встречают жесткое сопротивление на каждом этапе введения.

“Короче говоря, если где-то есть бесплатный сыр в виде 2-процентного ускорения роста, почему регуляторы не нашли его? - удивляется Марк Кросби, профессор экономики из Школы бизнеса Мельбурна. - Это просто невероятно”.

Он считает, что велика доля стран, где предлагаемые реформы, вероятно, приведут к замедлению, а не ускорению роста.

“Как Китай будет добиваться этой цели, если он может переключиться от роста, поддерживаемого инвестициями, на рост, обеспечиваемый внутренним спросом, что приведет к замедлению, а не ускорению роста?” - спрашивает Кросби.

Тем не менее, он назвал цель повышения расходов на инфраструктуру великолепной и сказал, что можно найти новые механизмы финансирования, которые немного подстегнут рост.

Уэйн Коул. Перевела Юлия Заславская. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below