10 декабря 2013 г. / , 09:49 / 4 года назад

ОЧЕРК-Стальная наука печется о трубе Газпрома

Олеся Астахова

ВЫКСА, 10 дек (Рейтер) - Скорый поезд Москва-Йошкар-Ола мчит двух молодых ученых, которые надеются поучаствовать в полезном, с их точки зрения, совещании в Выксе, но они пока не догадываются, что обратно в столицу привезут не свежие идеи, а всего лишь образцы холодного металла.

Александра и Владимир работают в Московском институте стали и сплавов (МИСиС), а в город Выксу, что в 350 километрах от Москвы и в 200 километрах от Нижнего Новгорода, едут за новыми образцами труб. Они специально подгадали свою поездку под проведение совещания по инновациям в металлургической отрасли. В нем ожидается участие ведущих трубных компаний - ТМК, Северстали , ОМК и ЧТПЗ, а также их крупнейшего заказчика - газотранспортного монополиста Газпрома.

В отличие от большинства российских ученых, Александра и Владимир своей зарплатой довольны - доходы от многочисленных заказов добывающих и транспортирующих нефть и газ компаний позволяют им даже путешествовать.

“Наш хлеб - это коррозия трубы”, - иронизирует Александра, которая два года отработала в одном из профильных институтов в Германии и говорит на трех иностранных языках.

Российские транспортные монополии экономят на исследованиях и эффективных способах защиты металла, что чревато существенными тратами и даже авариями в будущем, говорят Александра и Владимир.

От коррозии и ненадлежащего качества стальных труб страдает не только РФ: в ноябре, всего через два месяца после запуска из-за утечки токсичного газа в трубах нероссийского производства была остановлена добыча на гигантском новом месторождении нефти в Казахстане - северо-каспийском Кашагане. Теперь производство на участке, на освоение которого международные нефтекомпании потратили почти $50 миллиардов, может быть отложено до 2015 года .

ДЕНЬГИ В ТРУБУ

Транспортные амбиции российских монополий Газпрома и Транснефти дают возможность ученым заработать на хлеб с маслом, но почему сами производители труб балансируют на грани убытка?

По данным Фонда развития трубной промышленности, с 2002 по 2012 годы объем накопленных инвестиций в трубную отрасль составил 360 миллиардов рублей. За это время её производственные мощности выросли более чем вдвое до 19 миллионов тонн в год, но столько труб российским нефтегазовым компаниям оказалось не нужно, и надежды трубников заработать, монетизировав амбиции транспортирующих углеводороды компаний не оправдались. Вместо этого накопились огромные долги. Так, совокупный долг крупнейший российского производителя труб ТМК на конец третьего квартала составил $3,8 миллиарда при скорректированном показателе EBITDA в $182 миллиона.

Рассчитывать на нефтетранспортную монополию российским трубникам не приходится - с завершением строительства магистрали Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО) Транснефть поставила точку на крупных стройках.

Остается лишь одна надежда - на амбициозный Газпром, который не устает заявлять о новых транспортных проектах и на днях почти на 20 процентов увеличил суммарные расходы на строительство экспортной трансчерноморской магистрали Южный поток .

Однако затянувшиеся переговоры о контракте с Китаем и нежелание Евросоюза позволить Газпрому самостоятельно экспортировать газ по планирующейся новой трубе - Южному потоку - отодвигают оба грандиозных проекта Газпрома - строительство нового газопровода в Европу, по которому концерн надеется пустить газ в обход Украины, и ветки Сила Сибири для экспорта в Китай. Это передвигает и потенциальные крупные и доходные контракты на поставку труб. В 2012 году из-за внепланового сокращения инвестпрограммы Газпрома рынок труб большого диаметра в РФ просел на 47 процентов .

Аналитики считают, что трубники сильно поспешили с расширением своего производства.

“Была программа Газпрома, мощности строились. Теперь программа поменялась и часть этих мощностей осталась ненужной. Это рынок”, - считает аналитик Георгий Буженица из Deutsche Bank.

Список крупнейших российских поставщики труб большого диаметра (ТБД) доступен по коду.

По данным Объединенной металлургической компании (ОМК), мощности по производству ТБД на Выксунском заводе (ВМЗ) за 10 месяцев текущего года загружены менее чем наполовину, а мощности по производству широкого листового проката - немногим более чем на треть.

Входящие в четверку крупнейших производителей труб в РФ - ТМК и ЧПТЗ отказались комментировать свою загрузку, тогда как Северсталь сообщила, что Ижорский трубный завод (ИТЗ), на котором компания производит трубы, загружен на все 100 процентов.

СТАЛЬНЫЕ НЕРВЫ

Выкса, куда спешат ученые из МИСиСа, получила свое название от местной реки Выксунь, берега которой богаты лесом и железной рудой.

В городе располагается принадлежащий ОМК крупнейший российский завод по производству труб большого диаметра.

Выксунский металлургический завод был основан в XVIII веке тульскими промышленниками - братьями Иваном и Андреем Баташевыми, и именно выксунские мастера в прошлом выковали Колесницу славы для Триумфальной арки в Москве. А на самом Выксунском заводе до сих пор стоит здание цеха, для которого талантливый русский инженер Владимир Шухов впервые в мире спроектировал ажурное перекрытие - стальной свод двоякой кривизны.

ОМК готовилась к приему важных гостей в Выксе в начале декабря, но из-за обледенения полосы в местном военном аэропорту Саваслейка не смогли приземлиться ни представители трубных компаний, ни глава Газпрома Алексей Миллер. Мероприятие, на котором планировалось обсудить главный для металлургов вопрос - готовность производителей к поставкам труб для строительства газопроводов Сила Сибири и Южный поток - отменили.

Глава ОМК Анатолий Седых ждал гостей в Выксе, но так и не дождался.

КОНКУРЕНТЫ HIGH TECH?

Весной глава Роснано Анатолий Чубайс заявил о совместных с Газпромом планах изучить возможность применения композиционных материалов для производства ТБД.

Но ученые говорят, что применение композиционных труб под высоким давлением невозможно.

“Ничего нет жестче и надежнее металла. Все, что требуется для долговечности труб - это соответствующая защита от внешних и внутренних воздействий”, - говорит Владимир в поезде.

Опасаясь огласки, компании часто дают анонимные заказы на исследование причин коррозии нефтегазовых труб, и отсутствие базовой информации о том, в какой среде действуют получившие повреждения трубы существенно осложняет выводы, говорит Владимир.

“Не так давно получили подобный образец, похоже, что труба идет по акватории какого-то моря”.

Получив в XVIII веке металлургический завод, а в ХХI - новые технологии, Выкса так и не обзавелась железной дорогой - она проходит в 30 километрах от города.

“Пока есть трубы и топливо наша наука не умрет”, - сказал на прощанье Владимир, помогая Александре спрыгнуть с поезда на платформе Навашино, откуда им предстояло добраться до Выксы. (При участии Светланы Бурмистровой и Натальи Шурминой. Редактор Александр Ершов)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below