22 сентября 2015 г. / , 08:00 / 2 года назад

АНАЛИЗ-Путин вынужден выбирать между нефтяниками и избирателями

Дарья Корсунская

МОСКВА, 22 сен (Рейтер) - У Владимира Путина не осталось простого выбора - в условиях таящих на глазах доходов на фоне рекордно низких цен на нефть и рецессии экономики президенту предложено сократить расходы за счет пенсионеров, бюджетников, военных, госслужащих и повысить доходы за счет нефтяных компаний, нарушив обещание не менять налогового режима до 2018 года.

Во вторник Путин соберет правительство на совещание, посвященное бюджету на следующий год, на котором, как надеются чиновники, будет поставлена точка в вопросах, каким будет дефицит бюджета-2016, насколько большим будет секвестр, повысят ли пенсионный возраст и когда, каким будет объем индексации зарплат и пенсий, продолжится ли изъятие пенсионных накоплений.

Власти вынуждены верстать бюджет в непростых условиях: нефть стоит в два раза меньше, чем прогнозировали год назад при формировании финансового плана на 2015-2017 годы, доходы казны в 2016 году, по прогнозу Минфина, уменьшатся почти на три триллиона рублей по сравнению с запланированными в трехлетке, бюджетная дыра вырастет в пять раз.

К тому же Россия ограничена в выборе источников покрытия дефицита бюджета ввиду закрытия внешних рынков заимствований и отсутствия приватизации. В этих условиях ответственному за бюджет Минфину остается балансировать, выбирая между скудным запасом инструментов - срезать расходы, брать в долг на внутреннем рынке, тратить резервы или искать дополнительные источники доходов.

Резко наращивать внутренние заимствования Минфин не может, поскольку это грозит удорожанием долга, а тратить весь остаток резервов, которые за этот год уже похудеют наполовину, в условиях неопределенности с ценами на нефть и накануне выборов власти не хотят, ставя задачу сохранить к концу 2018 года минимум 2,0 из 9,5 триллионов рублей заначки .

На этом фоне Минфин предложил отказаться, как и в кризис 2008-2009 года, от трехлетнего планирования бюджета, ограничившись одним годом.

"Одно дело на год сократить (расходы) и пообещать, что ситуация улучшится и мы вам дадим больше финансирования. Если закладываться на длительный период низких цен на нефть, что в принципе вероятно, если вспомнить 90-е годы, то тогда придется пересматривать по многим направлениям всю бюджетную стратегию, то есть не только уменьшать финансирование, но и отказываться от целого ряда программ. Это болезненно, поэтому предпочтительнее пока расходовать резервный фонд, попытаться отыскать дополнительные резервы и посмотреть, как дальше будет развиваться ситуация с надеждой на то, что нефть вырастет. Вот собственно чем правительство занимается", - говорит аналитик БКС Владимир Тихомиров.

НАРУШЕННЫЕ ОБЕЩАНИЯ

В условиях ограниченного арсенала инструментов финансирования дефицита Минфин хочет в первую очередь сократить расходы. В числе первых и основных мер ведомство предлагает вопреки закону индексировать пенсии в 2016 году не по фактической инфляции за прошлый год (власти ожидают рост потребительских цен в этом году на 12-13 процентов), а на прогнозную - 4,0 процента. Идея Минфина вызывает резкое отторжение у социального блока правительства, который настаивает на индексации пенсионных выплат в полном объеме, а деньги советует взять из пенсионных накоплений граждан, направив их, как и последние два года, на выплату текущих пенсий, несмотря на обещания руководства страны сохранить накопительную систему.

Среди других мер, направленных на уменьшение трат, ведомство Антона Силуанова предлагает отказаться вовсе от индексации зарплат бюджетникам в 2016 году, от выплаты страховой пенсии работающим пенсионерам, от расходов на организацию отдыха чиновников, транспортное обслуживание и билеты бизнес-класса, от не начатого пока строительства стадиона в Калининграде к Чемпионату мира по футболу, сократить расходы на госпрограмму вооружений. Ради снижения размера ежегодного трансферта из бюджета дефицитному Пенсионному фонду Минфин продолжает уговаривать руководство страны начать постепенное повышение пенсионного возраста до 65 лет, приступив к этому уже со следующего года.

Помимо секвестра Минфин придумал, где взять деньги - у нефтяников, получивших дополнительную прибыль от девальвации рубля. Минфин предложил изменить формулу расчета НДПИ на нефть и экспортной пошлины, привязав ее к старым курсам доллара, что, по оценкам министерства, позволит выручить более 600 миллиардов рублей в 2016 году.

Нефтяники забили тревогу, а аналитики предложили дождаться финального решения, но предупредили, что если предложение Минфина будет принято без изменений, то EBITDA нефтяных компаний уменьшится примерно на 6-11 процентов и больше всех пострадает Роснефть Игоря Сечина.

"Предлагаемые налоговые изменения негативны для компаний сектора, поскольку в значительной мере ослабят денежный поток. При этом более существенным негативный эффект будет для компаний, которые имеют долг в иностранной валюте, так как эффект от девальвации во многом компенсировал повышение их долговой нагрузки. Мы полагаем, что... компании пойдут на серьезное сокращение капитальных программ, что в среднесрочной перспективе может негативно отразиться на их операционных результатах", - написали аналитики Газпромбанка.

"Скорее всего, предложения не пройдут и все будет немного по-другому. Постригут чуть-чуть, но не так сильно и другим способом", - ожидает высокопоставленный чиновник правительства, говоривший на условиях анонимности.

"Но даже в этом случае все эти клятвенные обещания, что мы налоги повышать не будем до 2018 года, уже выглядят нарушенными", - сказал он, напомнив о данном Путиным в послании парламентариям и общественности обещании в декабре 2014 года .

ДАЛЬШЕ ХУЖЕ

Главный вопрос, что из скудного меню, предложенного Минфином, выберет Путин - поддержать будущих избирателей или приносящих львиную долю доходов в бюджет нефтяников во главе с Сечиным. Скорее всего, Путин попытается заставить правительство найти золотую середину, так как одной только спасительной меры все равно не существует, считают аналитики.

"(Изъятие прибыли у нефтяников) политически это менее болезненный шаг, хотя он означает отказ от тех заявлений, которые делались ранее не только правительством, но и президентом, согласно которым налоговое бремя на экономику расти не будет", - говорит Тихомиров.

Однако, по его мнению, этого все равно будет недостаточно для балансировки бюджета и властям придется вновь пойти на замораживание накопительной части пенсий и сокращение социальных расходов - вопрос в каком объеме.

"Эти две последние меры (изъятие пенсионных накоплений и меньшая индексация социальных выплат), конечно, политически более нежелательны для правительства и Кремля с учетом того, что у нас в следующем году будут парламентские выборы и те же самые пенсионеры составляют важную часть голосующего электората. Поэтому возможен промежуточный вариант - не 4,0-4,5 процента, как Минфин предлагает, и не 12,0 процентов, а 8,0, что позволило бы сохранить лояльность пенсионеров".

"Такую непопулярную меру, как повышение пенсионного возраста, с 2016 года сложно будет вводить опять-таки из политических соображений - думских выборов, которые намного более критичны для власти, чем даже президентские, потому что результаты думских выборов не настолько предсказуемы", - считает Тихомиров, предполагая, что в следующем году власти не решатся на этот шаг, однако рано или поздно это все равно придется делать.

Член общественного совета при Минфине Владимир Назаров полагает, что в условиях, когда в долгосрочной перспективе из-за ослабления спроса, введения новых технологий, сланцевой революции в США вероятен сценарий длительного падения нефтяных цен до $20-30 за баррель, властям необходимо принимать весь комплекс мер от фундаментальных - сокращения социальных и военных обязательств и повышения пенсионного возраста - до сиюминутного затыкания дыр путем изъятия дополнительной прибыли у нефтяников.

"Эти решения балансируют друг друга. Невозможно опираться только на одно решение и полагать, что оно спасет ситуацию. То же повышение пенсионного возраста назрело и перезрело, но для того, чтобы социальные последствия были позитивными, а не негативными, повышение должно происходить очень постепенно, и так как бюджетный эффект вначале будет не очень большим, на начальном периоде надо заткнуть чем-то дыру. Зато в долгосрочной перспективе, если не принять решение по пенсионной системе, то как бы вы не затыкали эти дыры, все равно рано или поздно эту систему разорвет, так как население стареет", - считает Назаров, добавляя, что сокращение индексации пенсий необходимо даже при условии повышения пенсионного возраста и получения дополнительных доходов от нефтяников.

"Лучше уж разовую индексацию сделать под выборы, если неймется, но наращивать базу по пенсиям, которую мы ежегодно индексируем, нельзя... Если мы ее еще будем увеличивать с такой отрицательной демографией при отсутствии решения о повышении пенсионного возраста, то через год-два это приведет к тому, что все резервы закончатся, дальше будет эмиссионное финансирование, гиперинфляция, и через пять лет 1991-1992 годы нам покажутся очень знакомыми и близкими. Да, можно закрыть глаза и ничего не делать, но тогда надо быть готовыми, что через пять лет инфляция будет 100-200 процентов".

Назаров призывает не рассчитывать на скорое восстановление нефтяных цен, предлагая правительству и Кремлю готовиться к худшему.

"Мне кажется, что власти должны понимать, что более легких годов уже не будет и каждый год будет все сложнее. И если мы не будем принимать решений по сокращению расходов и улучшению инвестиционного климата, каждый год мы будем скатываться все ниже и ниже и исправлять ситуацию будет все сложнее и сложнее. Поэтому эти решения необходимы, и, мне кажется, их надо принимать вне зависимости от того, есть у нас выбор или нет", - сказал он. (Редактор Антон Колодяжный)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below