18 марта 2016 г. / , 12:59 / через 2 года

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Пресс-конференция главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной

(Расширены и добавлены цитаты)

МОСКВА, 18 мар (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной на пресс-конференции (обновления отмечены **):

** ЦЕЛЬ ИНФЛЯЦИИ В 4% НА 2017 ГОД

“В базовом сценарии мы видим, что цели 4 процента мы достигаем, в рисковом сценарии - наш прогноз на конец 2017 года 5,2 процента, здесь риск недостижения достаточно высокий. В базовом сценарии с учетом лагов нашей ДКП мы видим все возможности для того, чтобы этой цели достичь нашими мерами и тем, что мы будем проводить умеренно-жесткую денежно- кредитную политику, чтобы быть уверенными в этой цели”.

** ТАРГЕТ КОРИДОРА ИНФЛЯЦИИ

“У нас гибкий таргет по инфляции. Когда мы говорим о цели в 4 процента, мы говорим о том, что на каком-то промежутке времени она должна быть 4 процента и не сильно от этого уровня отклоняться. Сейчас, когда инфляция находится далеко от таргета, нет смысла говорить о этом коридоре. Нам нужно сначала достичь его, потом можно говорить об этих отклонениях. Когда мы устойчиво достигнем цели по инфляции, это можно обсуждать (отклонение в обе стороны). Мы ее хотим обсуждать в основных направлениях денежно-кредитной политики, которые будем готовить в ближайшее время на следующую трехлетку. Я думаю, мы эту тему обсудим по пределам гибкости и коридорам”.

** УМЕРЕННО-ЖЕСТКАЯ ДКП

“Это не обязательно повышение и не обязательно сохранение ставки. Если фактическая инфляция будет быстрее снижаться, то умеренно-жесткой ДКП может оставаться даже при некотором снижении ставки. Мы говорим о характере политики, который точно ведет к снижению инфляции. Поэтому это всегда нужно соотносить и с текущей инфляцией и с инфляционными рисками”.

** ПРОЕКТНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ И ДРУГИЕ СПЕЦПРОЕКТЫ

”Мы сейчас в связи с переходом из ситуации структурного дефицита в структурный профицит специально анализируем эффективность этих ставок. Одно дело, если у вас 300 миллиардов рублей лимит, когда вы банковской системе предоставляете 4-8 триллионов рублей, а другое дело, когда ликвидность банковскому сектору предоставляется меньше 1 триллиона рублей, и мы можем перейти в ситуацию, когда мы можем абсорбировать эту ликвидность. Мы их будем использовать, чтобы не искажать сигналы денежно-кредитной политики – это главные и основной принцип.

Это означает, что возможностей для увеличения годовых расходов по таким специнструментам у нас нет. Мы должны внимательно отнестись к эффективности использования этих средств.

Это не означает, что мы все инструменты закроем. Сегодня мы приняли решение увеличить лимит финансирования по ЭКСАР на 25 миллиардов рублей и по поддержке малого и среднего бизнеса на 25 миллиардов рублей.

По проектному финансированию у нас есть сомнения, анализ проектов показывает, что там много проектов, которые могут финансироваться обычными коммерческими кредитами. По этой программе пока мы не видим возможностей увеличивать лимит. Он выбран где-то на 70 процентов”.

** СЦЕНАРИИ

“Мы оставили два сценария и не делали оптимистический. Все, которые раньше были базовые, их можно рассматривать как оптимистичные. В 2016 году они отличаются по цене на нефть не сильно – $30 и $25, но затем это отличие возрастает, потому что в первом сценарии мы видим – пусть медленное, но восстановление цен на нефть до $40, во втором сценарии – это устойчиво низкие цены на нефть – это другая ситуация для экономики. Это означает снижение потенциального роста экономики, когда цены на экспортные товары низкие на длительную перспективу. В этом сценарии более высокая инфляция и спад ВВП”.

** ЛЬГОТНЫЙ КУРС

“Мы проведем окончательную сверку с банками этой ситуации. Я в настоящий момент не вижу основания для продления этой льготы”.

** ЛИКВИДНОСТЬ

”Потребность банков в рефинансировании со стороны ЦБР, она снизилась. Пока в системе существует небольшой структурный дефицит ликвидности. Мы можем перейти в ситуацию, когда банкам не надо будет получать от нас денег. Сможем ли мы при этом управлять процентными ставками? Конечно, сможем.

Поменяется наш трансмиссионный механизм – если до этого банки рассматривали рефинансирование от нас, как некий индикатор стоимости привлечения ресурсов, то теперь мы в этой ситуации будем проводить либо депозитные аукционы, или использовать другие способы, и они будут это рассматривать как индикатор ставки по размещению своих средств. И мы сможем управлять ставками. Они будут находиться в нашем коридоре – это ключевая ставка плюс-минус один.

В условиях структурного дефицита часто ставка находится в верхней части, но в ситуации структурного профицита она просто больше может находится в нижнем коридоре. Переход из одной ситуации в другую – это некоторое смягчение денежно-кредитных условий для банков”.

ПЕНСИОННЫЕ НАКОПЛЕНИЯ

”Мы скорее в макропараметрах учитываем ситуацию с бюджетом в целом, уровень дефицита и особенно уровень индексации пенсий и зарплат, что влияет на потребительский спрос. Для нашего прогноза это, наверное, несущественная вещь с точки зрения макроэкономических показателей, инфляции и ДКП. Но конечно, это важно в долгосрочном плане, что будет с пенсионными накоплениями.

На мой взгляд, риск такой заморозки дополнительной существует, потому что внешние условия достаточно негативные, и нужно время для того, чтобы бюджет адаптировался к этим внешним условиям при контроле дефицита бюджета, соответственно, при оптимизации расходов. На мой взгляд, такой риск будет существовать всегда, пока у нас не будет сбалансирована пенсионная система в целом и в том числе, ее распределительная часть. Почему этот риск существует: потому что распределительная часть, или страховые пенсии, финансируются в значительной части за счет трансфертов бюджета...

Поэтому основная задача сейчас - прийти к сбалансированности этой системы, поэтому мы работаем над некими предложениями, обсуждаем их, по совершенствованию пенсионной системы, обсуждаем с Минфином, для того, чтобы сохранить накопительный элемент, который очень важен и с точки зрения защиты долгосрочных прав пенсионеров в условиях нашей демографии, и для того, чтобы был ресурс длинных денег в нашей экономике”.

ПОКУПКА ВАЛЮТЫ В ЗВР

”По поводу курса - мы не убеждены, что это тренд, потому что те факторы, которые влияют сейчас на курс, могут быть в ближайшее время достаточно волатильны, поэтому мы не видим здесь устойчивого тренда.

Что касается наших операций по пополнению ЗВР, мы к ним можем приступить вне зависимости от динамики курса, но когда будем понимать, что ситуация с динамикой курса действительно не временная... У нас никакой спешки в пополнении ЗВР, у нас они достаточные, поэтому будем по мере того, как будет позволять ситуация, выходить на этот рынок”.

** ЕВРОБОНДЫ

“Что касается рекомендации не участвовать в размещении суверенных еврооблигаций РФ со стороны ряда правительств – есть и другие рынки, и я надеюсь, что мы сможем воспользоваться и возможностью других рынков, и наверное, ситуация на финансовых рынках с одной стороны демонстрирует интерес к российским активам, и мы это видим. Я надеюсь, что Минфин вместе с банками сможет привлечь необходимые средства. При этом у Минфина есть возможность и замещать средства, занимая на внутреннем рынке. Здесь большая достаточно емкость внутреннего рынка”.

СТАВКИ

”Почему мы будем проводить более жесткую ДКП, чем предполагалось раньше? В конце прошлого года мы, видя динамику и инфляции, и экономических показателей, прогнозировали, что может быть снижение ставки на одном из ближайших трех заседаний, однако существенное изменение внешних условий повысило инфляционные риски, и поэтому на прошлом заседании мы, видя такое изменение, даже сигнализировали о возможности ужесточения ДКП.

При этом мы видим те факторы, которые влияют на то, что инфляция будет снижаться, и по мере того, как эта тенденция будет устойчивой в нашем базовом сценарии, мы, конечно, считаем, что можем переходить к снижению ставки, оговорюсь, если не будет рискового сценария.

В любом случае, нам хотелось бы избежать повышения ставок.

Мы должны быть убеждены, что риски для снижения инфляции устойчивы, риски для нас недостижения цели по инфляции снижаются, только после этого переходить к циклу снижения ставок. Именно это мы и хотели сказать этой фразой, но когда это будет происходить и какие решения мы будем принимать, будет зависеть от того, какие данные мы будет получать на момент заседания совета директоров в конце апреля: мы должны будем посмотреть, как изменилась и текущая инфляция, и инфляционные ожидания, и реализовываются или нет инфляционные риски”.

РЕЗЕРВНЫЙ ФОНД

”В базовом сценарии мы исходили из постепенного расходования фондов, и остаток фондов на конец 2018 года - где-то около 2,0 триллионов рублей мы видели. В этом году по базовому сценарию расход резервных фондов около 3,8 триллиона рублей - мы исходили из этих оценок. По мере того, как правительство будет уточнять свои прогнозы, мы будем уточнять эти цифры.

Тот момент, когда мы можем перейти к структурному профициту, будет зависеть от скорости трат Резервного фонда, в том числе, в течение года мы не можем сказать, когда это случится, но готовы к этому, готовимся для того, чтобы на эту ситуацию реагировать”.

ДКП

”Переход из ситуации структурного дефицита в структурный профицит ликвидности - это достаточно серьезные изменения, которые при неизменности ключевой ставки означают для экономических агентов некоторое смягчение денежно-кредитных условий.

Для нас очень важно, чтобы достигалась цель по инфляции без того, чтобы мы прибегали к повышению ставок. Мы бы очень хотели этого избежать. Для того, чтобы избежать повышения ставки и контролировать инфляцию нужно, конечно, чтобы был контролируемый дефицит бюджета.

При прочих равных, чем жестче бюджетная политика, тем более мягкой может быть ДКП и соответственно, наоборот. Нам бы хотелось чтобы и денежно-кредитная, и бюджетная политика были сбалансированы”.

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ЦЕН НА НЕФТЬ

“По-прежнему сохраняется неопределенность по дальнейшей динамике цен на нефть, других внешних условий, а также по устойчивости других положительных тенденций в российской экономике. И в этой ситуации правильнее всего не делать резких движений, чтобы не пришлось двигаться в противоположном направлении, стабильность ДКП очень важна. Нам необходимо обеспечить надежную траекторию снижения инфляции к нашей цели - 4 процента к концу 2017 года”.

ИНФЛЯЦИЯ

“Мы убеждены, что именно низкая инфляция - залог стабильности и низких процентных ставок в экономике. Чтобы процентные ставки устойчиво оставались низкими, сначала надо обеспечить низкий рост потребительских цен, и тогда мы будет иметь стабильно низкие процентные ставки, и для этого нужна стабильная последовательная политика ЦБ. И для достижения цели по инфляции ЦБ может проводит умеренно жесткую процентную политику в течение более длительного времени, чем предполагалось ранее”.

ФАКТОРЫ, ПОВЛИЯВШИЕ НА РЕШЕНИЕ ЦБ

“О факторах, которые принимались во внимание при принятии решения о ключевой ставке: во-первых, это изменение внешних условий, особенно цен на нефть, риски для нефтяных цен и мировой экономики в целом, во-вторых, инфляционная динамика и риски для инфляции, в третьих, экономическая динамика и в-четвертых риски, связанные с бюджетом”.

Кира Завьялова, Оксана Кобзева, Дарья Корсунская, Елена Орехова, Елена Фабричная. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below