7 апреля 2016 г. / , 14:02 / 2 года назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Глава ЦБР Эльвира Набиуллина о банковском секторе и надзоре

(Добавлены высказывания главы ЦБР)

МОСКВА, 7 апр (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной на съезде Ассоциации российских банков в четверг:

О СИТУАЦИИ В БАНКАХ:

”Теперь о текущей ситуации в банковском секторе. Гарегин Ашотович (Тосунян) нарисовал такую несколько мрачную картину, но если посмотреть в целом на статистику, в целом на ситуацию, в среднем, я понимаю, в разных банках - по разному, но несмотря на сохраняющийся негативный внешний фон есть позитивная динамика в банковском секторе. Банковская система в очень сложные периоды с точки зрения стабильности финансовых рынков, внешних шоков, прошла достаточно достойно, сохранив устойчивость и стабильность, и продолжала кредитовать экономику.

Есть некоторые данные по первому кварталу 2016 года. Мы видим, что активы банков продолжают понемногу расти - достигли 81,2 триллиона рублей, выросли за три месяца на 0,3 процента, это уже с учетом очистки от влияния валютного курса. Напомню, что в первом квартале прошлого года активы снижались - снизились на 5,3 процента.

Кредитование экономики пока растет очень слабо. За первый квартал 2016 года кредиты предприятиям практически не изменились, но напомню, что в первом квартале 2015 года происходило снижение кредитования предприятий на 1,0 процента.

Хочу отдельно сказать, что нас беспокоит то, что происходит с кредитованием малого бизнеса. Хотя ситуация к концу прошлого года - началу этого года начала несколько улучшаться, но темпы кредитования малого и среднего бизнеса снижаются.

Я понимаю, что банки оценивают соответствующим образом риски, мы видим что по итогам 2015 года снижение кредитования малого и среднего бизнеса было на уровне 5 процентов. И в этих условиях, конечно, нужны дополнительные стимулы для банков к кредитованию малого бизнеса.

Мы предприняли и предпринимаем ряд мер, в том числе увеличили, несмотря на ситуацию с профицитом ликвидности, лимит по нашему специальному инструменту поддержки кредитов малому бизнесу на 25 миллиардов рублей, мы снизили коэффициент риска по качественным кредитам малому бизнесу до 70 процентов, для того, чтобы дать вам возможность больше внимания обращать на малый и средний бизнес, и у нас есть специальная группа, которая прорабатывает дополнительные меры... поддержки кредитования малого и среднего бизнеса.

Вообще, я считаю, что кредитование малого и среднего бизнеса - это то приоритетное направление, которое может дать эффект в ближайшие несколько лет, учитывая, что наша экономика реструктурируется и малый/средний бизнес должен занимать большую долю и играть большую роль в экономическом развитии.

Что касается кредитования физических лиц, оно продолжает сокращаться после бума предыдущих лет, но хочу сказать, что в основном продолжает снижаться наиболее рисковый сегмент - необеспеченное потребительское кредитование. При этом неплохими темпами растет ипотека, на 1 марта 2016 года прирост портфеля составил в годовом исчислении 13,3 процента (с исключением влияния валютного курса).

При этом качество ипотечных кредитов, за которым мы следим, - потому что здесь не нужно никаких пузырей, остается достаточно хорошим.

В целом же качество кредитного портфеля, что наверное естественно в условиях такой экономической динамики и слабой экономики, в целом качество кредитного портфеля ухудшается и растет удельный вес просроченной задолженности. На 1 апреля он в целом по банкам составил 7,0 процента.

Хочу сказать, что здесь, конечно два фактора играют роль, первый - это то, что в условиях падения экономики выявляется то качество активов, не всегда хорошее, которое у вас было на балансах и сохранялось еще с кризиса 2008-2009 годов. С другой стороны, конечно, ухудшается качество и новых активов. Тем не менее, темпы роста просроченной задолженности резко снизились: в первом квартале прошлого года это было 16,6 процента, в этом - 3,6 процента.

Важно, что продолжается приток вкладов населения в банки. Это очень важно, - чтобы у банковского сектора были ресурсы кредитовать экономику, и мы видим, что сохраняется доверие населения к банкам. В этих условиях ваша зависимость от ресурсов ЦБ снизилась, сейчас доля в пассивах банков составляет 5,1 процента, в два раза ниже, чем это было в первом квартале 2015 года.

О финансовом результате два слова. Действительно... рентабельность снизилась, но, конечно, она не может сравниться с рентабельностью тех лет, когда у нас экономика росла очень высокими темпами. Тем не менее, несмотря на то, что в начале прошлого года были убытки у банковской системы, по итогам 2015 года банковская система получила прибыль, и прибыльность сохраняется в этом году - за первый квартал 2016 года банки получили 107 миллиардов рублей.

Понятно, что ситуация разная в разных банках... но в целом у банковской системы есть прибыль, она, конечно, меньше, и это естественно. Будет расти экономика - будет увеличиваться прибыль и рентабельность. Но тем не менее, и прибыли, и капитала хватает для наращивания кредитов экономике.

Наша оценка, что сейчас существует значительный запас совокупного капитала – 1,8 триллиона рублей, который позволяет наращивать кредитование экономики”.

О НАДЗОРЕ:

”Теперь - к надзору, к той теме, которая волнует больше всего. Наш первый приоритет и приоритет нашей внутренней перестройки и работы с вами - это предупреждение и раннее выявление проблем в банках.

Мы абсолютно убеждены, что нужно двигаться в эту сторону и мы нацелены на то, чтобы надзор занял проактивную позицию. Для этого, в том числе, происходят внутренние преобразования, мы создаем службу анализа банковских рисков... Там будет централизована деятельность, направленная на оперативный и одновременно скрупулезный, вплоть до отдельных сделок, анализ рисков банковских операций. И чтобы не было ситуации, когда одинаковые кредиты одним и тем же юридическим лицам оцениваются разными банками абсолютно по-разному, мы здесь будем стремиться к некой гармонизации.

Безусловно, мы исходим из того, что надзорные меры должны быть соразмерными недостаткам и проблемам в работе кредитной организации. Мы готовы с Ассоциацией российских банков работать именно над тем, чтобы надзорные меры соответствовали тяжести нарушения и это наш принцип, его надо будет внедрить.

Второй важный приоритет надзора – открытость, диалог с банковским сообществом. Мы постоянно проводим встречи, направляем письма, чтобы показать банкам, какие недостатки обнаружены в их деятельности. И если менеджеры и собственники банков занимают конструктивную позицию, мы видим, что такой обмен информацией очень полезен, и, как правило, приводит к позитивному решению проблем...

К сожалению, не во всех случаях эта информация используется во благо. Мы видим по ряду случаев, когда мы впоследствии отзывали лицензии, что предоставление информации помогает недобросовестным банкам камуфлировать проблемы, для того, чтобы тут же менять активы, скрывать риски и это ведет к росту рисков и угроз для кредиторов и вкладчиков. Поэтому мы это в диалоге с вами должны учитывать, но еще раз, с добросовестными банками, с теми, кто исправляет ситуацию, мы готовы на абсолютно открытый диалог, на партнерские отношения.

При этом общество к нам и к вам предъявляет большие требования в том числе, о публичности информации о финансовом состоянии банков и о публичности мер, которые применяются к кредитным организациям.

Сейчас у нас, за исключением страхового случая, в принципе мы не публикуем информацию о тех мерах, которые применяются к банкам. Естественно, есть опасения, что такая информация может спровоцировать и отток вкладов, не дай бог, и недоверие вкладчиков. Тем не менее, с учетом международного опыта... мы считаем, было бы правильным начать раскрывать информацию о введении наиболее серьезных надзорных мер в отношении кредитных организаций, то есть, например, о запретах на осуществление банковских операций. Потому что иначе клиенты, которые несут деньги в банки, говорят, что мы не понимаем в каком состоянии находится банк - надзорный орган не раскрывает эту информацию. Мы будем обсуждать это с банковским сообществом, действовать аккуратно, чтобы не создавать никаких новых рисков, но мы считаем, что такую информацию надо раскрывать, учитывая, что, к сожалению, бывают и случаи утечки информации, информационные войны, которым мы должны препятствовать и своей политикой открытости и прозрачности принимаемых мер.

Считаем, что нужно увеличить объем информации, которую раскрывает сам банк, не только про надзорные меры, но и сам банк о ситуации внутри банка, эта информация будет полезна потребителям банковских услуг, потому что часто и для кредиторов крупных банков ситуация внутри банка непрозрачна...

Банк России поддерживает эту позицию и мы готовы разработать подходы к раскрытию информации о рисках, которая может быть полезна для кредиторов, для пользователей банковских услуг.

Мы разрабатываем стандарты раскрытия такой информации на информационных ресурсах Банка России. И готовы с банковским сообществом обсудить весь этот формат”.

О ФИНАНСОВОМ ОЗДОРОВЛЕНИИ:

”Политика ЦБ заключается в том, что мы даем возможность исправить ситуацию тем банкам, у которых есть трудности, но собственники и менеджмент, с одной стороны, имеют желание принимать меры по оздоровлению банков, а с другой стороны - имеют такие ресурсы, чтобы оздоравливать банки.

И мы сейчас обсуждаем в том числе возможность внесения изменений в законодательство с тем, чтобы собственники банков, у которых достаточность капитала опустилась ниже 2 процентов, я напомню, это тот случай, когда мы обязаны принимать меры либо по отзыву, либо по санации, могли сохранить возможность участвовать в их финансовом оздоровлении. Не бросали банк в этом случае, не стремились уводить активы, а понимали, что у них тоже есть некоторые перспективы. Разумеется, речь идет только о тех собственниках, в конструктивных намерениях и возможностях которых нет сомнений. Эти поправки в законодательство мы должны с вами обсудить.

Наша задача состоит также в том, чтобы усилить, увеличить прозрачность отбора санаторов, повысить требования к санаторам, для того, чтобы мы отбирали действительно эффективных санаторов, которые могут восстановить платежеспособность банка”.

О ПРИОРИТЕТАХ В БАНКОВСКОМ РЕГУЛИРОВАНИИ:

”В прошлом году Базельский комитет по банковскому надзору впервые провел оценку регулирования в России на соответствие базельским стандартам. Было много дискуссий по поводу внедрения базельских стандартов у нас, я должна подчеркнуть, что соответствие Базелю – это важный фактор для сохранения интеграции российского банковского сектора в международную финансовую систему. Наши банки сохраняют международную активность, занимают на тех рынках капитала, которые сейчас доступны, и для этого такое соответствие тоже очень важно...

Мы, безусловно, продолжим и дальше внедрять базельские стандарты, учитывая состояние банковской системы. Тем не менее, мы видим, что ситуация в банковской сфере может быть исправлена не только внедрением международных стандартов, но нуждается и в специальных регулятивных мерах.

Какие здесь приоритеты? В регулировании нашем собственном? Первое – мы видим необходимость того, чтобы через регулирование снизить системные риски, связанные с тем, что банки берут на себя слишком большие валютные риски.

У нас доля кредитов предприятиям в валюте более 40%. У всех на слуху долларизация вкладов, там она у нас более или менее стабильна, чуть более 30%, тем не менее это высокий показатель, но долларизация кредитов еще больше. И это создает системные риски и существенные движения курса валют. Поэтому, на наш взгляд, мы должны постепенно эти риски снижать. Этим и вызвано внесение изменений, которые вступают в силу меньше чем через месяц, с 1 мая, о повышенных коэффициентах риска по валютным кредитам ...

Еще одним важным направлением в регулировании является противодействие искусственному раздуванию капитала кредитных организаций через разного рода схемы. Мы видим, к сожалению, что эти схемы имеют значительное распространение. Мы будем вносить изменения в наше регулирование, которое детализирует признаки косвенных вложений кредитной организации в свой капитал и порядок надзорных действий при их выявлении.

Проблемой всего банковского сектора и, может быть, всей финансовой системы остается распространенность кредитования связанных с банком лиц. Поэтому, когда возникают проблемы, мы сразу видим собственника бизнеса, банк очень быстро ”ложится“, потому что большая доля кредитов, связанных с его личным бизнесом, бизнесом собственников, менеджеров. И поэтому с 1 января 2017 года после двухлетней отсрочки мы будем вводить в действие новый норматив ограничения риска на связанных с банком лиц (Н25)”.

О БАНКОВСКИХ РЕЗЕРВАХ:

”В целом этот вопрос постоянно возникает у нас в обсуждениях, он обсуждался и на тех встречах, о которых говорил Гарегин Ашотович, и сейчас обсуждается, и действительно создана отдельная рабочая группа, но хочу сказать, что у нас в банковской системе нет, не создано избыточных резервов. У нас резервы созданы на исторически нормальном, скажем так, уровне. И не больше и не меньше, не сильно отклоняются от исторически нормального уровня.

Звучат голоса: давайте в сложных условиях мы снизим резервы, уменьшим резервирование по плохим ссудам, потому что банкам тяжело. Я считаю, что это неприемлемо, потому что банки работают, напоминаю еще раз, с чужими деньгами. Вы объясните своим вкладчикам и кредиторам, что их ресурсы, которые они несут в банки, должны быть меньше защищены. Я думаю, что они вас не поймут. И создание достаточных резервов – это ваша страховка по вашим обязательствам, это будущая ваша устойчивость, вашей финансовой организации. Поэтому политику по созданию достаточного уровня резервов мы будем продолжать.

Да, есть определенные издержки, Гарегин Ашотович говорил, почему банк должен проверять заемщика, ведет он реальную деятельность или не ведет. Но это ваш заемщик, если вы не хотите проверять, вы создайте на него резерв 100%. Если вы хотите проверить и убедиться, что он ведет реальную деятельность, ну докажите, что он ведет реальную деятельность. Иначе получается, что мы чрезмерно рискуем деньгами кредиторов и вкладчиков. Этого банковская система не должна допускать.

Тем не менее есть проблемы в применении подходов по резервированию. Я с этим согласна, мы с Гарегином Ашотовичем об этом говорили. Нужно упорядочить и вопросы по срокам, и есть где-то вот то, что вы приводили пример по квартирам. По таким вещам мы готовы, безусловно, с вами работать, и эта рабочая группа нацелена на то, чтобы вот такие недочеты, несовершенство в политике резервирования ликвидировать, для того чтобы и сама надзорная практика по резервированию была в диалоге с банками и мы могли бы выслушать и вашу аргументацию и дать добросовестным банкам достаточно времени для того, чтобы эти необходимые резервы сформировать.

Конечно, изменения нашей практики надзорной и нашего регулирования нормативного со стороны Центрального банка недостаточно для того, чтобы повысить эффективность надзора и регулирования, поэтому необходимы и законодательные инициативы”.

ОБ АУДИТОРАХ И ХОЛДИНГАХ:

”Первая (законодательная инициатива) касается аудита. Мы видим, что есть недобросовестные практики банковского аудита. По случаям с отозванными лицензиями и так далее мы видим, что в более чем 50% случаев положительные заключения без всяких оговорок с точки зрения аудита. И, на наш взгляд, здесь нужно незамедлительное решение этих проблем на уровне законодательства.

Мы считаем, что первое – нужно определить процедуры взаимодействия и обмена информацией между аудиторскими организациями и Банком России, как это есть во множестве стран, обмен информацией между нами. И второе – наделить Банк России полномочиями по ведению реестра аудиторских организаций, которым разрешено проводить обязательный аудит отчетности финансовых организаций, а также право устанавливать к ним повышенные требования. И считаем это важным для защиты интересов прав вкладчиков и кредиторов для того, чтобы здесь аудиторы имели повышенную ответственность.

Второе направление связано с банковскими и финансовыми холдингами. Действительно, у нас есть определенный прогресс в области консолидированного надзора. Но до сих пор у Банка России нет полномочий по регулированию и надзору за банковскими холдингами, которые включают в себя несколько банков и других финансовых компаний, которые имеют одних и тех же собственников. Наличие у одних и тех же собственников возможности владеть разными финансовыми активами, не объединенными в единый финансовый холдинг, ведет к многочисленным злоупотреблениям, подрыву финансовой устойчивости банков и других финансовых компаний, а в отдельных случаях может создавать риски финансовой стабильности.

Я говорю о случаях, когда за счет в общем-то не очень сложных схем у банков создается фиктивный капитал, оплаченный в конце концов за счет кредитов того же банка. Или когда средства пенсионных фондов, страховых резервов за счет покупки облигаций банков в конечном счете идут на финансирование проектов владельцев фондов и страховых компаний. Или когда через кредитование лизинговых компаний банки имеют возможность, по сути, избегать необходимости соблюдать нормативы и начислять адекватные резервы. Нередки случаи злоупотреблений посредством использования операций РЕПО.

Мы это видим, сталкиваемся иногда и с откровенным мошенничеством, когда один и тот же актив может кочевать при проверках с балансов одной организации на балансы другой организации. Поэтому, на наш взгляд, здесь должны быть адекватные возможности по пресечению таких недобросовестных практик.

Для этого нужно установить и полномочия Банка России по надзору за банковскими холдингами. И распространить на банковские холдинги нормы, касающиеся правил расчета размера капитала, обязательных нормативов, стандартов надзорной отчетности.

Второе – мы считаем целесообразным подумать о том, чтобы обязать собственников банков и других финансовых компаний, если они часть финансового холдинга, создавать промежуточную компанию – резидента Российской Федерации (я подчеркну – резидента Российской Федерации) для управления банковским холдингом либо предоставить Банку России полномочия создавать такую компанию. Потому что часто такие компании материнские находятся за рубежом Это желательно сделать в целях отделения банковской и финансовой деятельности холдинга от иных видов деятельности (промышленности, строительства, торговли). Причем у нас часто бывает такое пересечение рисков”.

О РЕПУТАЦИИ БАНКИРОВ:

”Я думаю, что все банковское сообщество заинтересовано в том, чтобы ему доверяли и чтобы репутация банкиров, банковской системы была высокой и в обществе вызывала положительные эмоции. Поэтому мы, конечно, должны делать все для того, чтобы из банковской среды, из банковских организаций уходили люди, которые уже запятнали себя и правонарушениями, и мошенничеством.

Поэтому ведется база данных по недобросовестным руководителям и владельцам банков. Сейчас там сведения более чем о 5 тысячах лиц, и мы не даем возможность этим лицам приобретать более 10% акций банка и участвовать в органах управления, но, на наш взгляд, здесь необходимо ужесточение требований.

Мы считаем, что запрет занимать управляющие должности и приобретать крупные пакеты акций банка должен достигать 10 лет при однократности, при неоднократности должен быть пожизненный запрет. И это должно касаться и аудиторов, которые подписывают заведомо ложные аудиторские заключения.

При этом я бы хотела сказать, что часто проблемы, которые возникают, связаны не только и не столько с мошенничеством, преднамеренным нарушением законодательства. К сожалению, у нас и внешняя ситуация быстро меняется, и наше регулирование достаточно быстро меняется, не хватает профессионализма и компетенции.

Мы об этом тоже думали и хотим вам предложить и, может быть, проговорить с АРБ, для того чтобы организовать специальные программы повышения квалификации по таким направлениям, где есть вопросы. Это и обеспечение финансовой устойчивости, риск-менеджмент, предупреждение банкротств, киберпреступность, которая сейчас создает одни из больших рисков.

По ряду таких направлений надо сделать совместные обучающие программы, для того чтобы повысить квалификацию и ваших соответствующих сотрудников, и руководителей банков, чтобы те, кто хочет добросовестно вести банковскую деятельность, могли это делать на наиболее профессиональном уровне.

Я специально сейчас остановилась на проблемных вопросах, потому что с ними будут связаны наши изменения в регулировании и надзорной практике. Но при этом не хотелось бы, чтобы у вас создавалось впечатление действительно, что у нас здесь одни недостатки, поэтому напоминаю начало своего выступления, где речь шла, и в том числе с анализом на цифрах, что в целом ситуация в банковской сфере нормальная, она адекватная той ситуации, которая у нас происходит в экономике, и в целом банки достаточно успешно выполняют свою миссию по поддержанию экономического роста, финансированию экономического роста.

И в завершение хочу сказать, что мы прикладываем все усилия для того, чтобы российский банковский сектор был устойчивым, чтобы он обеспечивал потребности экономики, мы совершенствуем регулирование и надзор, поддерживаем диалог с банковским сообществом. Мы слышим голоса банкиров, которые просят нас быть мягче, но, к сожалению, особенно с учетом непростой экономической ситуации, мы обязаны для защиты прав вкладчиков и кредиторов банков действовать так, как мы действуем. И я уверена, в конечном итоге у нас уменьшится объем неприятной работы по отзыву лицензий, и бизнес, и население смогут быть уверены в своих банках. Я вам желаю успехов в вашей нелегкой работе, спасибо вам за внимание”. (Текст Киры Завьяловой, Елены Ореховой и Елены Фабричной)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below