14 апреля 2016 г. / , 09:37 / год назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Высказывания Путина в ходе "прямой линии"

МОСКВА, 14 апр (Рейтер) - Президент РФ Владимир Путин проводит в четверг ежегодную “прямую линию” с народом.

Ниже следуют высказывания Путина:

ПРО ПРАВИТЕЛЬСТВО

“Я не считаю наше правительство слабым. Проблем очень много, правительство и Центральный банк работают профессионально. Конечно, это сложная работа. Я, как вы знаете, сам работал в правительстве. На мой взгляд, это самое сложное, что у нас есть, но и самое интересное. Конечно, многое нужно сделать для того, чтобы работа была лучше. Мы много обсуждали это. Этот вопрос в том числе с председателем правительства совсем недавно. И наше общее мнение заключается в том, что у нас не хватает так называемого целевого метода в работе министерств и ведомств. То есть общая задача стоит, но как мы двигаемся к цели, подчас непонятно. Подчас все вязнет в текучке сегодняшнего дня. Вместо того, чтобы отслеживать - вот цель такая-то, вот такой-то параметр должен быть достигнут для такого-то министерства и ведомства, к такому то времени. Что сделано за квартал, за полгода, за год что сделано за какой-то. И тогда будет ясно, кто как работает, кто за что должен отвечать и каким способом на него воздействовать. Вот этого точно не хватает, и мы должны совершенствовать эту работу, не только правительству, но и всему государственному аппарату”.

ПРО РАСХОДЫ НА ОБОРОНУ И ЭКСПОРТ ОРУЖИЯ

“Мы занимаем устойчивое второе место. Первое место США... Мы немножко отстаем, ненамного. В позапрошлом продали на $15 миллиардов прошлом году, в прошлом - на $14,5 миллиарда. Общий портфель заказов на ближайшие годы - $50 миллиардов. Интерес к нашему оружию, особенно после или в ходе операции наших ВКС в Сирии, резко возрос. По некоторым видам вооружения мы не можем исполнить запросы внешнего рынка, скажем, по системам ПВО, и именно поэтому, в том числе поэтому, вынуждены были построить два новых завода по производству этой техники. Даже можно сказать три. В этом отношении у нас все находится на подъеме”.

“Есть все, в том числе, вскрытые недостатки, должен сказать прямо, их немало. Это все внимательно анализируется специалистами. Более того, в ходе применения боевой техники выезжали на место и доводили эту технику до нужной кондициии. Работа продолжается”.

”Гособоронзаказ не сокращается. Мы сокращаем действительно бюджетирование министерства обороны и некоторых, да практически всех силовых ведомств. Да, мы это делаем в связи с известными бюджетными ограничениями. И это абсолютно естественная вещь в современных условиях. Мы должны поджать аппетиты силовых ведомств, так же как мы поджимаем и аппетиты ведомств гражданских. Нужно повышать эффективность использования бюджетных ресурсов, но эти ограничения касаются текущей деятельности, а не гособоронзаказа. Гособоронзаказ должен быть и будет исполнен в полном объеме.

Может быть, есть смысл делать мягко исполнение самого оборонзаказа, подвинув некоторые позиции, что называется, вправо. Кстати говоря, мы так и делаем. Но без всякого сокращения”.

ПРО ОТНОШЕНИЯ С УКРАИНОЙ

”Нам... нужна стабильная, процветающая Украина. Мы очень рассчитываем на то, что так и будет. Хотя вот кризис, который начался там из-за известного соглашения с Евросоюзом, он вообще рукотворный какой-то. Какая-то чушь, я не понимаю, зачем это сделали, и вообще мне представляется, что это просто был инструмент для смены власти, вот и все. О народе никто не подумал. Заключили соглашение, оно вступило в силу, это был цивилизационный выбор, но какой цивилизационный выбор? Как были олигархи у власти, так и есть.

Вот там кто-то пытается скандал какой-то у нас устроить по офшорам. Но там прямо первые лица страны, сами миллиардеры, предприниматели, в офшорах сидят. Ну да, он заработал несколько миллиардов, а потом милой девушке, допустим, она замечательный юрист, передал управление, ну и чего, он забыл что ли про это? Да никогда, никто в это не поверит. Все равно будет там сидеть и рулить, давать указания, что конкретно делать...

Деолигархизация что ли, она не происходит. А наоборот, усиливается. Дело даже не в конкретных людях. Дело в том, что клановая система управления укрепилась за последнее время, и это оценки не только наши, но и наших западных партнеров, уверяю вас, я знаю, о чем говорю.

Но мы, тем не менее, заинтересованы в том, чтобы Украина встала на ноги, чтобы у нас был надежный партнер, и чтобы не происходило того, что происходит даже в экономике. Ну вот обнулили им тарифы таможенные с Европой. А товарооборот с Европой упал на 23 процента. С Россией на 50 процентов. Кто выиграл-то? Ну, кто выиграл? Зачем это сделали? Непонятно.

Да, мы ввели ответные меры на то, что Украина присоединилась к санкциям Евросоюза в отношении России... Но мы ввели это через полгода после того, как они это сделали. А потом мне коллеги мои говорят - ну, зачем вы это сделали?

Тем не менее, я надеюсь, что новое правительство сделает выводы из того, что происходило в последнее время, будет действовать прагматически, в интересах народа, своего собственного народа, а не руководствуясь каким-то фобиями либо в угоду каким-то иностранным структурам”.

ПРО МИНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ

”Там многое зависло в исполнении этих минских соглашений... Первым и самым важным решением этих проблем являются вопросы политического характера. Нужно, чтобы люди, которые проживают на этих территориях, чувствовали себя в безопасности, и чтобы они понимали, что у них есть цивилизованные современные права, на которые они имеют право.

Первое - это конституционные изменения. В минских соглашениях написано: до конца 2015 года принять изменения в конституцию Украины. Как мы знаем, в первом чтении проголосовано, а во втором - нет. Мы же не можем внести изменения в конституцию Украины. Написано, что в течение 30 суток после подписания должен фактически быть введен закон об особом статусе. Но он не введен. Должен быть принят закон об амнистии. Он принят, но не подписан президентом.

Все время начинают ссылаться на то, что на линии соприкосновения время от времени стреляют. Кто не хочет выполнять минских соглашений - для него это очень хорошая, простите за моветон, отмазка. Сами постреляли - им ответили, вот - пожалуйста - стрельба. Не нужно выполнять минские соглашения?

Иного пути для урегулирования проблемы не существует, кроме как исполнение минских соглашений.

Теперь мы слышим от наших партнеров, в том числе из США и Европы: “Ну вы знаете, там сложная внутриполитическая ситуация, они не могут”. Они не могут, а мы то здесь при чем? В этом проблема реально.

Но если и украинские власти, и наши партнеры в Европе и США хотят, чтобы мы прошли этот путь и достигли нужных результатов, нужно тогда работать со своими партнерами в Киеве. А там и президент, и премьер бывший и будущий, и вся оппозиция так или иначе связана с западными странами. Ну окажите на них влияние. Чего талдычить каждый раз, что Москва должна что-то исполнить? Все, что мы должны были исполнить, мы исполнили. Сами должны что-то сделать.

Мы готовы всячески содействовать этому процессу. Исхожу из того, что никаких активных боевых действий не будет”.

“У нас вот не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко. Он предложил усилить присутствие ОБСЕ, в том числе его предложение в том, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием на линии разграничения и добились полного прекращения огня. Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем, но нужно теперь с западными партнерами проработать, чтобы ОБСЕ приняла такое решение - значительно бы увеличило количество своих сотрудников и, если нужно, прописало бы в мандате возможное наличие у них огнестрельного оружия”.

ПРО НАГОРНЫЙ КАРАБАХ

“Очень чувствительная тема, и мне представляется, что мы должны относится к ней очень осторожно. По врачебному известному принципу ”не навредить“. Это давний конфликт, он находился в замороженном состоянии. К сожалению, произошла эта вспышка насилия, и мы сделаем все, чтобы ее урегулировать, найти приемлимые для обеих сторон решения. И конечно, здесь нужны долгосрочные решения по Карабаху, они могут быть достигнуты исключительно политическими средствами, должен быть найден компромисс”.

”Несколько лет назад, практически, мне казалось подобрались к тому, чтобы найти этот компромисс с обеих сторон. Но вот оказалось, что к сожалению не так. В рамках международных структур будем работать, и в двухстороннем порядке будем продолжать эту деятельность по урегулированию карабахской проблемы.

Россия, кто бы чего ни говорил, заинтересована в решении этого вопроса. Потому что мы хотим полноценно работать как с Азербайджаном, так и с Арменией... Разумеется, конечное решение должно быть за народом Армении, народом Азербайджана”.

ПРО ВАЛЮТУ ЕВРАЗЭС

“В принципе, это интересная тема, и это, наверное, когда-то станет возможным, но на том этапе, когда уровень развития экономик и структура экономик стран, входящих в Евразийский экономический союз, сравняются. Нам ни в коем случае нельзя допустить ошибки, которые допустил Евросоюз, когда ввел единую валюту, а уровень экономик стран сильно друг от друга отличается. Поэтому такие сложности, как сложности скажем, с Грецией... Мы должны у себя в нашем союзе учитывать все эти проблемные вопросы и двигаться поэтапно, и конечно это добровольная вещь. В этом вопросе должен быть полный консенсус, чтобы все мы этого захотели - и Россия, и наши партнеры по Евразэс”.

ПРО САНКЦИИ

”Я не думаю, что в ближайшее время наши партнеры пойдут на отмену рестрикций и ограничений в отношении нашей страны. И даже несмотря на то, что минские соглашаются выполняются по юго-востоку Украины из рук вон плохо, и не по нашей вине, а по вине, я уверен, все это уже понимают, киевских властей, но все равно им как бы невозможно признать, что они не туда забрались, в тупик зашли. Поэтому они будут придумывать и эти рестрикции держать, а значит, и мы будем держать соответствующие ограничения по доступу их товаров продовольственной группы на наш рынок.

Но вот если они все-таки додумаются до того, что в их собственных интересах предпринять шаги по отмене этих ограничений, тогда, конечно, они поставят нас в трудное положение, потому что в соответствии с правилами ВТО мы будем незащищенными, если будем сохранять наши анти-санкции, контр-санкции. Будем внимательно следить за этим процессом, здесь много всяких вариантов существует поддержки агропромышленного сектора.

Мы видим, что сельхозпроизводители, крестьяне набирают обороты и по молоку, и по мясу, и по фруктам и овощам, и переработке, и большая программа поддержки, мы будем ее безусловно исполнять. Давайте не будем пока смотреть на эту проблему со страхом, а наоборот с оптимизмом”.

ПРО “ПАНАМСКИЕ МАТЕРИАЛЫ”, СМИ, ЗАКАЗЧИКОВ

”Во-первых, как это ни странно покажется, они не публикуют недостоверную информацию об офшорах. Информация достоверная. Такое впечатление, что ее готовили даже не журналисты, а скорее всего юристы... Ведь они конкретно никого ни в чем не обвиняют. Они просто наводят тень на плетень. Кто-то там из числа моих друзей занимается каким-то бизнесом, вопрос - не попадают ли деньги из этих офшоров каким-то чиновникам, в том числе президенту?

Но и в голову не могло прийти, то что Сергей Павлович Ролдугин, о котором идет речь, мог додуматься, чтоб все свои заработанные деньги направить на приобретение музыкальных инструментов. У нас еще в России можно представить себе взятку в виде борзых щенков, но скрипками и виолончелями, я такого не слышал. Эти деятели попали пальцем в небо, а может и в какое-либо другое место неожиданно для себя. Кроме всего еще и потому, что вот эти вещи, о которых я говорю, они индивидуальные, они по списку понятны всем коллекционерам, где и у кого они находятся, продать или как-то реализовать невозможно, просто невозможно”.

“То, что купил Ролдугин - он купил там по-моему две скрипки и две виолончели - это уникальные вещи. Последнюю, которую он приобрел, я скажу, потому что это было уже в интернете, около $12 миллионов. У нас не знаю, есть ли такие инструменты в стране вообще... Инструменты о которых я говорю, они имеют имена собственные. Эта виолончель называется Стюарт. ...Действительно, это инструмент бывший в употреблении. В употреблении находится с 1732 года. Это работа гениального мастера Страдивари. Первый ее владелец - легендарный король Пруссии Фридрих Великий”.

“Конечно с такими инструментами ничего нельзя сделать, кроме как порадовать любителей музыки. Но никому в голову не пришло, что у нас есть такие люди как Сергей Павлович, он еще и задумался о передаче в собственность государства, занимается оформлением. Всяких жуликов и прочих прошу успокоиться, у Сергея Павловича уже ничего нет, он на приобретение инструментов истратил больше денег, чем у него было, и остался должен тем структурам и тем фондам, через которые он это покупал”.

”Кто этим занимается, вот этими провокациями? Мы знаем, что там есть сотрудники американских официальных учреждений. А написал статью, впервые появилось (я у Пескова вчера спрашивал, у пресс-секретаря) Sueddeutsche Zeitung (ЗЮ Дойчен Сайтинг), а Sueddeutsche Zeitung входит в холдинг медийный, а этот медийный холдинг принадлежит американской финансовой корпорации Goldman Sachs. Везде торчат уши заказчиков, они торчат, но даже не краснеют. И мы не должны ждать от них какого-то раскаяния, они все равно будут этим заниматься, и чем ближе к выборам, тем больше будет таких вбросов.

Но они должны понять, что дело не в конкретных людях, не в физических лицах, какую бы должность они в России не занимали, дело в стране, которой нельзя манипулировать, нельзя заставить ее действовать так, как кому-то хочется, и плясать под собственную дудку.

А вот если с нами будут разговаривать уважительно, если будут искать компромиссы, так как мы это делаем, то тогда мы всегда найдем такое решение, которое устроит всех: и нас, и наших партнеров. Нужно просто работать с Россией, как с равным партнером. Вот в этом и есть правильный вывод из того, что сейчас происходит”.

ПРО КЛИНТОН И ТРАМПА

”Нам нужно искать тех, кто лучше... У нас были в нашей истории двусторонних отношений моменты, когда мы очень тесно взаимодействовали и добивались очень хороших результатов на национальном и на международном уровне. И сегодня есть примеры подобного сотрудничества. Оно касается и вопросов нераспространения оружия массового уничтожения, борьбы с терроризмом, решения, скажем, иранской ядерной проблемы, химического оружия в Сирии, борьбы с террором в целом. Есть и другие примеры положительного взаимодействия.

Но наши партнеры, повторяю еще раз... Понимаете, дело даже не в конкретных людях там (в США). Но если они будут исходить из ложной посылки своей исключительности, то это будет означать, что они будут претендовать всегда на особое положение и на особые права. Это гносеологическая, как говорят некоторые специалисты, ошибка. Нужно смотреть в корень проблемы и действовать не с позиции силы и диктата, не с позиции имперских амбиций, а действовать уважительно со всеми своими партнерами и, конечно, с Россией. Без этого невозможно выстроить современные демократические международные отношения”.

ПРО МЕЛЬДОНИЙ

“Уже так много сказано. Этот препарат никогда не относился к разряду допинга. Он не влияет (это точно совершенно) не влияет на результаты. Он просто поддерживает сердечную мышцу в хорошем состоянии при очень сильных нагрузках. Вот почему-то решили его вдруг включить... Изобретатель его, он не считал никогда этот препарат допингом, он применяется в медицине широко. Что самое важное, когда его включили, то не было достоверных данных о том, как быстро этот препарат выводится он из организма. Сейчас ВАДА внесла корректировки буквально вчера-позавчера на днях в свое решение”.

“Не думаю, что решение (которое принятое раньше) какой-то политический подтекст имеет, хотя мельдоний применялся исключительно спортсменами Восточной Европы, странами бывшего СССР... и никогда не считался допингом. Но я не думаю, что здесь какой-то есть подтекст политический, о чем говорит и то, что ВАДА скорректировала свою позицию”.

”Насколько мне известно, наши коллеги из этой международной организации по антидопингу сейчас рассматривают возможность проведения клинических испытаний по поводу того, как быстро выводится этот препарат. Первые исследования показывают, что у разных людей по-разному это происходит. В зависимости от этого, могут быть сделаны выводы практического плана, в том числе, касающиеся конкретных спортсменов. Исхожу из того, что все эти решения будут объективными.

Но это не значит, что нам нужно почивать на лаврах... Нет. Нам нужно улучшить свою работу с международными организациями, вовремя реагировать на их требования, своевременно реагировать. И конечно, нужно обеспечить внимание к здоровью наших спортсменов, к тому чтобы спортивная борьба была честной, чтобы болельщики получали удовольствие именно от этой честной борьбы”.

“И разумеется, уже точно совершенно, ни в коем случае не должны пострадать такие спортсмены, а у нас большинство таких спортсменов, которые к допинговому скандалу вообще не имеют никакого отношения”.

ПРО ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ

”Вы знаете, мы с Людмилой Александровной иногда видимся. Не часто, но встречаемся, у нас очень добрые отношения, может, лучше даже, чем были раньше...

Она своей жизнью довольна, я тоже доволен, у меня все хорошо. Нужно ли на первый план выдвигать вопросы, которые вы затронули? Люди ведь выбирают и Госдуму, и президента для того, чтобы мы работали, а вещи, про которые вы сказали, которые касаются личной жизни, они, конечно, представляют интерес для людей, я это понимаю и давно с этим смирился... но все-таки не являются первостепенными.

Может быть, когда-нибудь я и смогу удовлетворить ваше любопытство”.

ПРО ОТДЫХ В ЕГИПТЕ И ТУРЦИИ

”В Египте действующие власти борются с радикалами, но это далеко не всегда удается сделать. Мы видим, что там происходит. На Синае чуть ли не каждый день боестолкновения идут. Прежнее руководство, отстраненное нынешним президентом, и его сторонники действуют весьма активно. В этих условиях просто мы не имеем права не сказать людям, что ездить в эту страну опасно.

В чем может быть решение? Вместе с египетскими властями мы должны найти такой способ досмотра пассажиров, багажа, питания бортового, обслуживания самолетов, который сделает пребывание... прилет и отлет наших граждан безопасным. Пока вот такого алгоритма в работе с египетскими коллегами не найдено. Хотя наши специальные службы и правоохранительные органы работают с агентскими друзьями над этим вопросом”.

”Что касается Турции, здесь мы видим похожую картину. Правда, на наш взгляд, турецкое руководство не столько борется с радикалами, сколько сотрудничает с ними. Но внутренние проблемы этой страны тоже заставляют задуматься о проблемах безопасности. Там же фактически идет гражданская война, мы ее стараемся не замечать, международное сообщество это как бы не замечает, но это факт. Причем с применением крупной техники... Теракты в Турции чуть ли не каждую неделю. Где гарантии, что ничего не может произойти с нашими отдыхающими?

Я более чем уверен, что руководство Турции будет стремиться к тому, чтобы обеспечить безопасность туристов, в том числе и наших, поскольку это значительная статья доходов в турецкий бюджет. Почти 5 миллионов отдыхающих из России было в прошлом году. Конечно, они будут стараться... но смогут ли они это сделать - это большой вопрос. Поэтому мы также как и с Египтом не имеем права не сказать гражданам, что сейчас отдых в Турции опасен”.

ПРО МОСТ В КРЫМ

“Я с удовлетворением посмотрел, как идет строительство моста. Должен сказать и сказать честно: обычно на объекты такого рода много желающих. Здесь мы, честно скажу, с трудом нашли компанию, которая согласилась реализовывать этот проект. И в силу ограниченности финансов, ну и в силу различных других ограничений, которые могут быть возложены на людей, которые занимаются этой работой”.

ПРО ПОРОШЕНКО И ЭРДОГАНА

“Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможо. Но мы конечно готовы протянуть руку помощи и руку дружбы любому нашему партнеру, если он сам этого хочет”.

ПРО ТУРЦИЮ И СОСЕДЕЙ

”Мы не оказываемся и не окажемся во враждебном кольце, это абсолютно исключено. У нас очень добрые отношения с подавляющим большинством стран мира. Я уже не говорю про такие эффективно работающие организации, как ШОС, Шанхайская организация сотрудничества, которая расширяется за счет великих держав. И наше интеграционное объединение, Евразийский экономический союз. Это БРИКС. У нас с соседями в целом очень добрые отношения.

И ту же Турцию мы считаем нашим другом, а турецкий народ - дружественным нам народом, с которым мы, безусловно, будем выстраивать самые добрые, добрососедские отношения.

У нас есть проблемы с некоторыми политическими деятелями, поведение которых мы считаем неадекватным. И соответствующим образом на это реагируем. Но мы работаем, как вы видите спокойно, без всяких рывков и, уверен, вот такая линия реагирования на недружественные в отношении России действия, а реагировать обязательно надо, иначе на шею сядут и погонять будут. Такое уже в нашей истории было, в новейшей истории. Допустить возврата к этому невозможно, и мы этого не будем делать. Но при учете наших интересов мы, конечно же, будем развивать отношения со всеми нашими партнерами. В том числе и с нашими соседями”.

ПРО СИРИЮ

”Дело в не в том, что мы ушли и все бросили... Мы значительную часть нашей группировки вывели, но после вывода основной части мы оставили сирийскую армию в таком состоянии, что она при поддержке оставшейся части группировки в состоянии проводить серьезные наступательные операции и уже после вывода наших часть заняла других важных населенных пунктов.

Количество населенных пунктов, присоединившихся к перемирию, увеличилось за это время. Мы очень рассчитываем, что не применение вооруженных сил с обеих сторон при поддержке кого-бы то ни было, в том числе при нашей поддержке, приведет к умиротворению, а политический процесс. Нужно принять, договориться, всем сесть за стол переговоров принять конституцию, на основе конституции провести досрочные выборы и таким образом выйти из кризиса”.

“Оппозиция пытается вернуть то, что она утратила. Кстати говоря, воюет там в основном не сирийская армия, а курдские формирования, и некоторые другие вооруженные группировки и между собой, и против курдов. Мы внимательно за этим смотрим и сделаем все, чтобы ситуация не ухудшилась”.

ПРО КУДРИНА

”Мы не так часто встречаемся (с Кудриным), может быть, как нам бы с ним хотелось, но все-таки эти встречи проходят регулярно. Я очень высоко ценю его вклад в прежнее развитие нашей экономики, и он является, безусловно, одним из очень крепких и полезных экспертов.

Ситуация непростая, он готов внести свой вклад тоже в решение этих задач, перед которыми стоит страна. Мы договорились, что он более активно будет работать в Экспертном совете при президенте, а может быть, будет одним из заместителей этого экспертного совета, и на площадке одной из эффективно работающих структур, в том числе созданных ранее, может быть, этого Центра стратегических исследований, будет заниматься вопросами, связанными со стратегией развития на ближайшее время, после 2018 года и на более отдаленную перспективу”.

ПРО МЕЖДУНАРОДНЫЕ РЕЗЕРВЫ РФ

”Международные резервы государства вернулись на уровень начала 2014 года, даже чуть больше... $387 миллиардов, и резервные фонды правительства - напомню, у нас их два - резервный фонд и фонд национального благосостояния - они уменьшились, но очень на незначительную величину... Это 10,5 процента ВВП страны.

Что это значит? Это значит, что если тратить их в том режиме, в котором мы тратили их в прошлом году, то нам резервных фондов, это если не пополнять и ничего не делать, как минимум мы их сохраним еще в течение 4 лет, но мы-то планируем, что в следующем году будет уже рост экономики, и поэтому резервных фондов, наверное, не потребуется столько тратить, даже столько, сколько мы тратили. Так что здесь никаких опасений быть не может”.

“Эти 10,5 процента значат чего? Если вообще все прекратить делать, совсем, прекратить всем работать, как говорят - шило в стенку. Четыр месяца можно жить и совсем ничего не делать, страна может замереть на четыре месяца и будет существовать”.

ПРО СТРУКТУРУ ЭКОНОМИКИ

“Это только на поверхности обсуждается в прессе - напечатать ли денег, включать ли станок, цены на нефть и так далее. На самом деле настоящая дискуссии сосредоточены совсем на другом. Главное - как обеспечить приток инвестиций, как повысить эффективность и как обеспечить спрос, то есть поднять доходы населения. Правительство сейчас думает над этим... Главное - это не напечатать деньги, главное - это изменить структуру экономики. Это очень сложная вещь. Но все-таки движение по этому направлению у нас есть”.

ПРО ДНО КРИЗИСА

“Серая (полоса)... Потому что ситуация она еще не исправилась, но все-таки тренд положительный... Спад ВВП был 3,7%. В этом году правительство исходит из того что сохранится небольшой спад. Но уже только 0,3%, а в следующем ожидается рост 1,4%. Действительно, достаточно трудно нащупать это дно”.

Анастасия Лырчикова, Елена Фабричная, Глеб Столяров, Кира Завьялова, Мария Киселева, Андрей Кузьмин. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below