24 декабря 2013 г. / , 03:03 / 4 года назад

ПОВТОР-ОБОБЩЕНИЕ-Мечел полагается на банки и продажу активов в 14г

Светлана Бурмистрова

МОСКВА, 23 дек (Рейтер) - Цены на коксующийся уголь в этом году разочаровали рынок, подкинув крупнейшему производителю коксующегося угля в РФ Мечелу проблем на ставших уже традиционными чаепитиях с кредиторами в преддверии отчетности.

На этот раз общение компании с банками затянулось, несмотря на то, что долг в $9,5 миллиарда, как говорят аналитики, давно перестал быть ее проблемой, став проблемой кредиторов.

Мечел не объявлял рекордно низкие финпоказатели по US GAAP до получения всех разрешений на освобождение от тестирования ковенантов, поэтому отчетность за первое полугодие инвесторы получили в подарок к Новому году, зато с бонусом - отчетом за третий квартал.

Слухи о том, что банки на этот раз не уступят Мечелу и последовавшие за ними "маржин-коллы" (требования о внесении дополнительного обеспечения), обрушили акции компании 13 ноября до исторического минимума - более чем на 41 процент до нескольких долларов за акцию.

Центробанк России на следующий день перестал выдавать кредиты банкам под залог облигаций Мечела, у которого в ломбардном списке находилось 9 выпусков на 45 миллиардов рублей.

Аналогичный полет котировки Мечела совершили в 2008 году, когда на то была другая причина: Владимир Путин, бывший тогда премьер-министром, пообещал "прислать доктора" к основному владельцу Мечела Игорю Зюзину для утверждения ценовой политики.

"Думаю, что падение котировок сейчас помогло банкам добиться от неуступчивого Мечела дополнительных гарантий и, возможно, внесения новых залогов", - считает руководитель управления аналитических исследований УК Уралсиб Александр Головцов.

По его мнению, акции компании, которая не зарабатывает даже на обслуживание своего долга, очень волатильны и подвержены резким взлетам и падениям.

Рухнувшие акции вынудили Зюзина, владеющего 67,42 процента в компании, докладывать обеспечение по собственным кредитам, увеличив объем залога до 88 процентов его доли в компании.

"Долг Мечела - это уже давно не проблема компании, а проблема ее кредиторов", - сказал аналитик Societe Generale Сергей Донской, который ожидает, что в следующем году банкам снова придется вытаскивать Мечел из долговой ямы, если только ценовая конъюнктура на рынке угля значительно не улучшится.

НОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Следующий год обещает быть не менее интересным для самой компании, ее кредиторов и инвесторов, если таковые остались: поводов для сюрпризов может быть много: оферта по облигациям на 14 миллиардов рублей ($429 миллионов) уже в январе-феврале, очередная реструктуризация около $1,6 миллиарда долга в течение года, вывод за контуры компании Эльгинского месторождения для получения денег от государственного Внешэкономбанка.

Но Мечел не унывает и обещает продать активов на $1 миллиард до конца следующего года, чтобы погасить часть долга. По всей видимости, почти незаметную, так как только процентные платежи по долгам группы достигают $800 миллионов в год.

"В 2014 году нам предстоит реструктурировать около $2 миллиардов задолженности, в чем нам поможет реализация непрофильных активов и достигнутые договоренности с банками о ковенантных каникулах", - сказал финдиректор компании Станислав Площенко, добавив, что в план распродажи входит миноритарный пакет в Эльгинском угольном проекте.

Помимо Эльги, Мечел еще надеется до конца этого года продать два ферросплавных завода за $425 миллионов, также на повестке дня продажа американской угольной "дочки" Bluestone.

Аналитик БКС по долговому рынку Мария Радченко считает, что Мечел не допустит дефолта и исполнит обязательства по офертам в первом квартале.

Оферта наступит по четырем выпускам облигаций на общую сумму 14 миллиардов рублей. Однако к выкупу могут быть предъявлены не все бумаги. Так, например, во время оферты по выпуску в июле держатели предъявили к выкупу менее 30 процентов выпуска, говорит Радченко.

"Я не исключаю, что Мечел предложит привлекательный купон, что удержит инвесторов от предъявления бумаги к выкупу", - сказала она.

Глава Сбербанка, одного из крупнейших госкредиторов Мечела, Герман Греф в интервью Рейтер поддержал Мечел.

"Если ситуация не ухудшится и, самое главное, если менеджмент компании останется приверженным согласованным с нами целям и будет очень много работать, то у компании есть хороший шанс выйти из этой сложной ситуации".

Александр Головцов из Уралсиба скептичнее смотрит на шансы компании:

"Фундаментально акции Мечела ничего не стоят, ему может помочь только девальвация рубля вместе с ростом цен на коксующийся уголь или, что еще менее вероятно, продажа активов иностранным инвесторам".

ПУТЬ МЕЧЕЛА

После кризиса 2008 года Мечел, вопреки отраслевой тенденции, не остановился в скупке дорогих активов, продолжая наращивать чистый долг, который к середине 2013 года достиг $9,55 миллиарда против $5,4 миллиарда на конец 2008 года.

Мечел не удержался от крупных сделок и после того как руководство перешло к критическим мерам - объявило распродажу активов для сокращения долга.

Компания выдала щедрый заем почти на $1 миллиард Эстару, а также через таинственные схемы купила, продала, а затем получила опцион на порт Ванино.

В то время как в большинстве иностранных компаний собственников много, и они все, владея небольшими пакетами, принимают решения коллегиально, то в российских одному человеку зачастую принадлежит до 100 процентов акций.

Знакомый Зюзина, попросивший не называть его имени, связывает агрессивную политику компании с негибким характером миллиардера, который, по его мнению, не всегда прислушивается к мнению других людей.

"Ты мне своим дилижансом бизнес не порти", - говорил он на все предложения провести due diligence приобретаемых активов", - привел пример осведомленный источник Рейтер.

Он отзывается о Зюзине как о человеке увлекающемся, порой излишне полагающемся на свое чутье, но никогда не нарушающим своих обещаний.

"Компьютером и прочими девайсами он не пользуется, даже e-mail у него нет. Но много читает, в том числе прессу. У него огромная библиотека, где также есть подшивки статей из прессы, которые его заинтересовали. Он их вырезает и собирает. Для него вообще был стресс, когда ножницы в самолетах запретили".

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below