15 января 2015 г. / , 05:33 / через 3 года

ПОВТОР-Отдохнувшие чиновники возобновили спор о путях вывода России из кризиса

Дарья Корсунская

МОСКВА, 14 янв (Рейтер) - Вползающей в кризис России требуются неотложные реформы для оздоровления структуры экономики и институтов, решили ключевые министры правительства и бывшие чиновники на первом после новогодних каникул представительном собрании, в очередной раз продемонстрировав отсутствие единой стратегии.

Собравшись на ежегодный Гайдаровский форум чиновники в вновь признали, что проблемы в российской экономике начались задолго до конфронтации с Западом из-за аннексии Крыма и вмешательства в дела Украины, а одна из ключевых причин бед - кризис доверия к власти.

Российская экономика сползает в рецессию, рубль девальвируется, доходы населения падают, инфляция вернулась к двузначным значениям, мировые рейтинговые агентства готовятся понизить суверенный рейтинг РФ до “мусорного”, а власти планируют секвестр бюджета.

Бывшие месяц назад стрессовыми сценарии 2015 года при $60 за баррель стали базовыми, и экономические ведомства пишут новые прогнозы, закладывая цену на нефть $40.

В среду котировки нефти опускались до $45 за баррель.

Президент Владимир Путин на пресс-конференции в конце декабря говорил, что российская экономика выйдет из сложившейся ситуации года за два благодаря росту мировой экономики и отскоку цен на нефть, пообещал использовать меры выхода из кризиса 2008-2009 года и сократить госрасходы, не трогая траты на оборону и социальные выплаты.

“В текущей политике было бы ошибочно сидеть и ждать отскока цен на нефть. Так же хорошо, как было, точно не будет. Даже если цена и отскочет до каких-нибудь значений, нам все равно нужно очень серьезно заниматься нашими внутренними проблемами”, - задал тон дискуссии в среду глава Сбербанка Герман Греф.

“ДЕВАЛЬВАЦИЯ ОБЕЩАНИЙ”

Греф, бывший министром экономики, в качестве первого шага по традиции назвал реформу государственной власти.

“Я не верю ни в какие другие реформы, если не будет сделана первая реформа. Тема эффективности власти, тема эффективности бизнеса - государственного бизнеса - это вопрос номер один”, - сказал Греф, назвав следующим необходимым шагом проведение судебной и правоохранительной реформ.

“Пока эта реформа сделана не будет, пока не будет снижено давление на бизнес, не будет повышена прозрачность прав собственности и прозрачность всей правоохранительной системы, говорить об улучшении инвестклимата, конечно, невозможно”.

“Нужен радикальный поворот в экономической политике, который сломал бы сложившийся стереотип и резко возродил бы доверие бизнеса к власти. Без такого доверия нам дальше проводить любую политику будет невозможно”, - заключил Греф.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев согласился, что искать корень проблем и решать его надо внутри.

“Чтобы антикризисные меры были эффективными... наша политика, наши меры должны ориентироваться на те глубинные проблемы - структурные, институциональные, циклические - с которыми мы сталкивались не только сейчас, но и прежде. Нет возможности в своих действиях акцентироваться на факторах вне нашей юрисдиции. С баррелями мы ничего поделать не можем”, - сказал Улюкаев.

По его мнению, в настоящее время надо сосредоточиться на двух мерах - поддержке малого и среднего бизнеса путем обнуления регулятивной нагрузки и снижения налоговой, а также поддержке несырьевого экспорта, который уже получил бонус в результате девальвации рубля.

Премьер Дмитрий Медведев, выступавший вслед за своими подчиненными, сказал, что власти намерены добиться роста доверия к себе, пообещав, что Россия не будет закрываться от мира и создавать мобилизационную экономику, не откажется от свободной конвертации рубля, будет выполнять все свои международные обязательства и не намерена ограничивать свободу предпринимательской деятельности.

“Девальвация слов и обещаний о свободе предпринимательства будет хуже девальвации рубля. Мы это понимаем и настроены на самую серьезную работу”, - пообещал Медведев, добавив, что “власть не будет просто ждать, когда поднимутся цены на нефть, и заливать проблемы деньгами”.

“БЫСТРО ЗАКОНЧИТЬ ДИСКУССИЮ”

Согласившись в одном, чиновники разошлись в том, где брать деньги для финансирования обязательств государства.

Греф обрисовал развилки - сокращать государственные расходы, тратить резервные фонды, которые при текущих ценах исчезнут за полтора года, повышать налоги или прибегать к эмиссии Центрального банка. Сам глава Сбербанка назвал первый путь единственно верным.

Улюкаев считает проблемы бюджета преувеличенными и говорит, что они гораздо менее острые, чем в 2008-2009 годах, благодаря плавающему курсу рубля, девальвация которого позволяет компенсировать потери от снижения цен на нефть, а резервных фондов хватит надолго.

Он предложил смягчить фискальную политику при сохранении жесткой монетарной.

“Я бы предложил подумать о сочетании асимметричной политики - достаточно жесткой монетарной, при этом умеренно мягкой фискальной политики. Фискальная политика смягчается - тот уровень расходных обязательств, который зафиксирован, исполняется. Потому что простое ужесточение фискальной политики означает ухудшение качества расходов”, - сказал Улюкаев, предположив, что в случае сокращения будут в первую очередь урезаны траты на экономику и инфраструктуру, которые и так невелики.

Министр финансов Антон Силуанов тут же возразил, что Россия и так с ее чрезмерной зависимостью от нефти стала заложником того, что раньше проводила мягкую бюджетную политику, и смягчать ее еще больше было бы неразумно.

“Не может государство тратить расходов столько, сколько тратило при цене на нефть $100 за баррель и росте экономики. Поэтому, безусловно, нам нужно наши траты корректировать. Это любая компания так делает, любая семья так делает, любое государство. И не замечать это нельзя, иначе мы придем к инфляционной спирали - проедим сначала резервы, потом будем занимать у Центрального банка, это приведет к инфляции, индексации расходов и вхождении в спираль”, - предупредил Силуанов.

Он сказал, что сокращение госрасходов на 10 процентов в наступившем году, которое уже одобрено правительством, сэкономит бюджету лишь 1,0 триллион рублей, при том что при нефти $50 за баррель доходы упадут на 3,0 триллиона рублей, и напомнил о проблемах с источниками финансирования дефицита. Властям придется тратить Резервный фонд, причем больше 500 миллиардов рублей, которые предусмотрены в законе о бюджете.

“Мы можем за полтора года все резервы потратить. Это тоже политика. Можно потратить, а потом надеяться на авось, что, может, нефть подрастет”, - сказал Силуанов.

Греф подвел итог дискуссии:

“Произошло то, чего я боялся, что вся дискуссия сведется к тому, сколько потратить и за какой период времени. Это самый плохой тип экономической политики, который можно себе представить”.

“Когда мы видим сейчас спор - жесткая монетарная политика, мягкая бюджетная или наоборот - между двумя ключевыми членами правительства, то у публики возникает диссонанс в головах - все-таки что будет? Эту дискуссию надо максимально быстро закончить, и правительство должно объявить направление политики. Я не видел цели политики правительства на 2014 год. Сейчас еще более жесткая ситуация, но очень мало понимания, что же будет делать правительство”.

Медведев сказал позднее на форуме, что в нынешних условиях порядок расчета бюджетного правила может быть скорректирован “с учетом прогнозов по динамике цен, в том числе негативных”, но не раскрыл подробностей.

Бюджетное правило определяет предельный объем расходов бюджета исходя из расчетной цены на нефть плюс 1,0 процент ВВП.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below