March 29, 2015 / 12:53 PM / 2 years ago

Выборы в Узбекистане рождают вопросы о будущем Центральной Азии

ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 5 МИНУТ

Денис Дёмкин

29 мар (Рейтер) - Жители Узбекистана вышли в воскресенье на президентские выборы, итог которых в последние 25 лет всегда предопределялся в пользу действующего главы государства. Тем временем Запад и соседи гадают над сценариями, грозящими подорвать стабильность самой густонаселенной страны Центральной Азии после того, как автократ-ветеран Ислам Каримов уйдет с политической сцены.

Узбекские власти не дали большинству массмедиа Запада, включая Рейтер, аккредитации для освещения выборов. Ранее крупнейшим западным СМИ было отказано в праве работать в Узбекистане на постоянной основе.

Критики говорят, что политический режим в преимущественно мусульманской стране с населением 30 миллионов является одним из наиболее репрессивных на планете. Каримов, которому 77, - старейший из глав государств в бывшем СССР.

Оппозиционные активисты отправлены за решетку или скрылись за рубежом, а независимым кандидатам не позволено баллотироваться. Три зарегистрированных соперника Каримова представляют разрешенные властями партии, и в ходе предвыборной кампании рассыпались в похвалах главе государства.

Запад не признавал честными и конкурентными выборы в Узбекистане, но Ташкент вновь пригласил наблюдателей Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. В промежуточном отчете наблюдатели отметили самоцензуру узбекских СМИ, занятых восславлением действующего президента.

Бывший член советского Политбюро Каримов правит с 1989 года, когда возглавил республиканское отделение КПСС, и воскресный политический ритуал призван прибавить к этой хронологии еще пять лет.

Для признания выборов состоявшимися в них должна принять участие треть от почти 21 миллиона зарегистрированных избирателей, и Центризбирком сообщил на своем сайте (goo.gl/Ly57Up), что этот порог был преодолен уже ко второй половине дня: к 13.00 на участки явился 71 процент избирателей.

"Политическим лидерам в Вашингтоне, Москве и Пекине, не говоря уж о столицах соседних с Узбекистаном стран, нет нужды пристально следить за этим голосованием: результаты предопределены", - написал Пол Стронски из Московского центра Карнеги (goo.gl/HnSfLP).

"Однако им нужно начинать планировать, что делать в ситуации после Каримова".

консенсус элит?

Здоровье узбекского лидера является одним из ключевых вопросов, которым задались иностранные СМИ, заметившие его продолжительное отсутствие в публичном пространстве в начале этого года. Неизвестность по поводу преемника Каримова и связанные с этим риски тревожат США и их союзников, рассматривающих Ташкент как стратегического партнера в неспокойном регионе, граничащем с Афганистаном.

Старшая дочь Каримова Гульнара, которой многие прочили политическую карьеру по стопам отца, оказалась фигурантом расследования коррупции, ведущегося прокурорами США и Европы в связи с обвинениями в получении взяток от скандинавских операторов связи за бизнес в Узбекистане. Би-би-си цитировала аудиозапись того, что назвала обращением Каримовой: бывшая светская львица, жившая в качестве узбекского дипломата в Нью-Йорке и Женеве, жаловалась, что находится на родине под домашним арестом в суровых условиях и нуждается в медпомощи. Ташкент отказался от комментариев.

Некоторые наблюдатели сомневаются, что уход политического долгожителя обрушит конструкцию, построенную на клановости, монополизме и репрессиях.

"Отсутствие некоего объявленного преемника - не показатель отсутствия кандидатур на пост президента в случае форс-мажора", - сказал Рейтер казахстанский аналитик Александр Князев.

Другой эксперт по Центральной Азии, Даниил Кислов, тоже считает, что вакуума власти не будет.

"Я не думаю, что падающая вертикаль единоличной власти в Узбекистане обрушит и существующий статус-кво в отношениях элитных групп", - сказал Рейтер Кислов, который владеет базируюшимся в Москве новостным порталом Фергана.ру.

"Практически вся полнота власти... сегодня в стране принадлежит Службе национальной безопасности... Они наверняка давно готовы к смене лидера и договорились с потенциальными группами влияния".

Однако Стронски из Карнеги считает баланс сил хрупким:

"Насколько долговечен консенсус элит в Узбекистане, остается неясным".

Его мнение поддерж

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below