October 23, 2015 / 10:09 AM / 2 years ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Высказывания первого зампреда ЦБР Тулина и главы департамента ДКП Дмитриева в Госдуме РФ

ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 13 МИНУТ

(Добавлены комментарии Дмитриева)

МОСКВА, 23 окт (Рейтер) - Ниже следуют высказывания первого зампреда Центробанка РФ Дмитрия Тулина и главы департамента денежно-кредитной политики ЦБР Игоря Дмитриева в Госдуме РФ, где они представляли рабочей группе основные направления денежно-кредитной политики на 2016-18 годы.

про скачки инфляции и ставку

Дмитриев:

"Если смотреть инфляцию год к году, она держится на уровне 15,6 процента, говорить о каких-то победах рано. Но мы понимаем, что сейчас выйдет четвертый квартал, первый квартал, будет эффект базы.... Эффекты июльского повышения тарифов, августовского еще одного снижения цен на нефть и ослабления курса - они в инфляцию вошли и здесь остаются... Наш прогноз сейчас - который в сентябре мы озвучили, на горизонте год - около 7 процентов инфляция".

"В чем сейчас основная точка риска - это недооценить риски инфляционных ожиданий. Они растут. Они подснизились в течение второго квартала, но сейчас они даже повышаются с каждым месяцем. И вот эта инерция, которая традиционно в опросах населениях... В широких слоях ощущение, что (инфляция) всегда есть, всегда присутствует. И то, что мы видим сейчас рост инфляционных ожиданий, это очень большая точка угрозы, и в наших релизах мы все время акцентируем, как только инфляция начнет снижаться вслед за нашими прогнозами, то есть она пойдет вниз к 7 процентам, к 4 процентам после 2017 года, здесь мы даем явный сигнал - ставка начнет снижаться. Но надо убедиться, надо увидеть, что действительно, процесс пошел, что за ним следом начнут снижаться инфляционные ожидания, и после этого уже двигаться. Потому что тоже сейчас, вот мельтешение - снизить ставку, а потом повысить - может создать только большую неопределенность".

про нефть

Дмитриев:

"Насколько это возможно, мы погружаемся в анализ, но в мире нет людей, кто может сказать с уверенностью: "Я умею прогнозировать цены на нефть". Когда мы вырабатываем сценарий, берем предпосылки, мы стараемся оперировать самым широким кругом мнений, которым можем. Эксперты, аналитики, международные организации. Сейчас общий такой тренд, это все-таки постепенное восстановление цен на нефть, в сторону 70-80 через три года долларов за баррель и та проблема, о которой вы говорите - расширение предложения нефти из-за Ирана - она контрастирует с тем, что все-таки худо-бедно мировая экономика восстанавливается...

Поэтому базовый прогноз: расширение предложения купируется тем, что будет расти спрос, потому что будет мировая экономика восстанавливаться. В принципе, наш оптимистичный сценарий лежит в этом диапазоне прогнозных значений, тем не менее, как базовый сценарий мы решили для себя. что такого увеличения не будет, что цены останутся там, где они есть, и здесь даже цена $50 за баррель при сохранении инфляции в США в положительной области... Цена 50 - это уже такой достаточно пессимистичный взгляд и отход от такого реального взгляда на цены на нефть".

Тулин:

"У нас пессимистичный прогноз построен на допущении цены на нефть, как мы пишем - ниже $40 за баррель почему-то, и никогда никому не говорим, насколько ниже. Цифру не называем, не знаю, чтобы людей не пугать. Но очень ниже. То есть мы готовы к этому. Понятно, что тенденция к росту будет".

об экономике и прогнозе

Дмитриев:

"Тот спад который мы видим вслед за снижением цен на нефть, он навсегда? Это структурное произошло снижение или временное, и от этого очень зависит и наша будущая динамика. Сейчас основная точка неопределенности - кто первым сделает шаг? Сначала, может, мы увидем какое-то восстановление спроса, потребительского или внешнего и вслед за ним подтянутся инвестиции... Запустится мотор. Или все-таки сначала будут инвестиции, надеясь что спрос восстановится. Тот прогноз, который у нас представлен в докладе, он скорее в рамках второй модели, в квартальных темпах рост экономики перейдет в положительную зону во второй половине 2016 года, в терминах уровней - еще следующий год будет отрицательным".

о привязке курса рубля к нефти

Тулин:

"Нефтяной рубль по крайней мере - он не деревянный. Во вторых, вот такая уязвимость и зависимость курса от цен на энергоносители она присуща тем экономикам, как наша, которые занимают очень специфическое место в международном разделении труда... И получилось, что у нас относительно большая страна, но достаточно слабая, недиверсифицированная и очень открытая экономика, и она очень уязвима к таким внешним переменам, это можно преодолеть только путем изменения структуры экономики, укрепления ее и снижения зависимости от нефти".

"И в заслугу режима плавающего курса. Если бы у нас были открыты рынки для иностранных заимствований, то в плавающий режим мы могли бы больше интервенировать, мы могли бы себе позволить сглаживать колебания. Но в текущих условиях мы не можем себе позволить интервенировать в более-менее крупных объемах. Поэтому вот такая волатильность, зависимости от цены на нефть, она, к сожалению, сохранится. И наш прогноз, что курс рубля не будет таким стабильным, как он был до, скажем, ноября, 2014 года, как минимум еще три года он будет волатильным... Он никогда не будет таким, как прежде".

"Но и такой волатильности, которая была в декабре 2014 - январе 2015 тоже не будет, будем на какой-то траектории, на которую мы вышли. Потому что чем объяснялась сумасшедшая волатильность декабря - из-за недоверия, неверия финансовых рынков в то, что мы все справимся. Сейчас уже все поняли, что так тоже можно жить. Жизнь стала не очень комфортная, но можно выжить. И уже сейчас мы считаем... есть подтверждающая статистика, что зависимость курса рубля от колебаний цены нефти - она снизилась, эластичность она переменилась. Не так нервно реакция происходит. Бывают дни когда вообще рубль не реагирует".

"Мы вообще не является такими певцами, глашатаями и сторонниками нестабильного курса, мы бы очень хотели, чтобы курс рубля был бы стабильным, это очень было бы полезно для экономики и для нашей антиинфляционной политики. Но обеспечить это сейчас невозможно. Надо думать о том, как мы можем эти последствия нестабильного валютного курса для реальной экономики и для инвестиционной политики как то смягчить. Есть какие-нибудь инструменты, нет? В этом направлении готовы думать. Но изменить (политику), заставить солнце всходить не на востоке, а на западе, мы не можем".

о денежно-кредитной политике

Тулин:

"Денежно-кредитные условия не должны быть ни слишком мягкими, ни слишком жесткими. Они должны быть оптимально сбалансированными. Потому что мягкая политика не стимулирует производителей к снижению издержек, повышению эффективности, она подстегивает инфляцию и при этом совсем не обязательно способствует экономическому росту".

"Слишком жесткая политика может искусственно тормозить экономический рост, приводить к массовому разорению и банкротству предприятий, вызывать тяжелые социальные последствия".

"У нас достаточно сегментированная экономика, разные есть производители, на которых абсолютно по-разному влияет изменение наших денежно-кредитных условий. К сожалению, в условиях нехватки предложения потребительских товаров... мы понимаем, что эластичность спроса низкая. То есть люди всё равно будут покупать, и в этой связи ужесточение денежно кредитной политики не так сильно приводит к желаемому результату - снижению инфляции".

"Наши действия могут приводить к неоднозначным последствиям, мы это учитываем, и особенно в последние годы, месяцы мы большое внимание уделяем изучению ситуации в реальном секторе экономики, причем даже по отраслям по сегментам экономики выпускаем внутренний пока аналитический обзор".

"У любого центрального банка в любой стране мира главная цель - это установление ценовой стабильности... но есть еще и другие цели и другая важная цель - это достижение финансовой стабильности, чтобы наши компании и государство исполняли свои долговые обязательства, работала платежная система, чтобы не было системного банковского кризиса, который парализует экономику и всё равно нарушит ценовую стабильность. Не секрет, что у любого ЦБ, в том числе и у нас, цели могут иногда вступать в конфликт друг с другом. И центральные банки вынуждены выбирать... Достижение ценовой стабильности будет осуществляться не в ущерб экономическому росту и финансовой стабильности, с учетом баланса рисков в экономике".

"Наша традиционная денежно-кредитная политика, это такой месседж, сигнал, будет оставаться сбалансированной, но в общем-то строгой. Наша цель по инфляции в 4 процента к концу 2017 года, мы считаем, что это трудная, но реализуемая, посильная задача".

"По-прежнему в рассматриваемом проекте документа, в качестве основного канала влияния ДКП являются процентные ставки... и сохраняется режим плавающего курса. На этот счёт мы получаем много вопросов, о последствиях для экономики... Но режим будет плавающим. И решения по денежно-кредитной политике будут приниматься в координации с органами вспомогательной исполнительной власти при взаимодействии с экспертным сообществом".

об экономике и инфляционных ожиданиях

Тулин:

"Российская экономика будет проходить через достаточно болезненный длительный процесс адаптации к новым реалиям, к новым внешним условиям и будет опираться в своем развитии преимущественно на внутренние источники. К сожалению, зависимость экономики от импорта и ее уязвимость от внешних шоков будет понижаться очень умеренно, потому что преодоление такой зависимости потребует определенных структурных изменений, они в одночасье не случаются.

Ну сложнейший фактор - это сохраняющиеся повышенные инфляционные ожидания. Что мы под ними понимаем? Это субъективные восприятия и предпринимателями, и населением фактической инфляции".

"Достижение ценовой стабильности, под которой понимаются стабильные и низкие, как минимум однозначные годовые темпы роста цен, является по-прежнему главной целью денежно-кредитной политики. Здесь необходимо отметить, что эта цель все-таки рассматривается нами не в качестве какой то самостоятельной ценности, а как важное условие для будущего устойчивого экономического роста".

о годовом валютном репо

Тулин:

"Мы очень гибкие в этом плане... Как будет спрос, возобновим. Не будет спроса - нет".

о тратах резервного фонда и действиях цб

Дмитриев:

"Для нас это элемент прогноза ликвидности, то есть средств, которые мы предоставляем, здесь просто на величину расходов происходит коррекция кредитования банковского сектора".

Тулин сказал, что если потребность банков не увеличится, то на сумму расходования фондов снизится кредитование Центробанком банковского сектора:

"Это как сообщающиеся сосуды".

об инфляционных ожиданиях

Тулин:

"Они сохраняются на высоком уровне... Они снизятся тогда, когда снизится фактическая инфляция и когда этот тренд по снижению фактической инфляции будет устойчивым, и закрепится в сознании людей. Мы все очень инертны и всегда живем прошлым. Как генералы всегда готовятся к прошлой войне, так же и мы".

о волатильности рубля

Тулин:

"Мы не интервенировали уже с января, проводились плановые закупки валюты одно время, временно приостановили их. Поэтому волатильность она сама снизилась, потому что рынки привыкли, адаптировались к условиям. Мы считаем, что просто все поняли, что да, можно жить, можно работать в этих условиях. Доверие немного укрепилось к способности российских властей управлять ситуацией, поэтому волатильность снизилась. Но привязка к ценам на нефть существует. Такая у нас экономика. Какая экономика - такой и курс".

"Мы будем смотреть, это будет зависеть от нашей экономической политики, какая именно будет волатильность".

"Нас устраивает, если такая волатильность продолжится, как в прошлые две недели, было бы изумительно. Я имею в виду колебания в течение дня, волатильность - это дневные колебания".

"Все очень относительно, изменение курса вообще это нормальное явление, это единственный способ балансировать платежный баланс, пока цена на нефть существенно падает. Неизбежно, если курс не скорректируется, то снизится положительное сальдо текущего счета и платежного баланса, станет отрицательным. Поэтому все это адаптируется и перенастраивается, курс смягчает последствия колебаний... Поэтому в принципе то, что такая волатильность, это объективно. Но тренд (курса рубля) будет совпадать с движением цены на нефть пока, но волатильность - это колебания вокруг тренда, и вот эти колебания, дневные, недельные, они имеют тенденцию к снижению в последний месяц, два. Это нас устраивает".

На вопрос, можно ли говорить в условиях такой волатильности о возобновлении покупок валюты, Тулин сказал: "Без комментариев, я не готов сказать".

Елена Фабричная. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below