29 января 2016 г. / , 15:22 / 2 года назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Первый зампред ЦБР Ксения Юдаева про ужесточение риторики и политики

29 янв (Рейтер) - Первый зампред Центробанка РФ Ксения Юдаева согласилась с оценками аналитиков, что риторика регулятора стала более жёсткой, и допустила повышение ставки в зависимости от инфляционных рисков сценария развития экономики.

ЦБР в пятницу сохранил ставку на уровне 11 процентов, сославшись на ускорение роста цен и риски отклонения инфляции от ориентира в конце 2017 года.

Ниже следуют высказывания Юдаевой:

ОБ УЖЕСТОЧЕНИИ И СТАВКЕ

“Ужесточение политики в зависимости от рисков может означать и просто ставку на более длинный период, и, в том числе, повышение ставки, если риски так сложатся. Это разные сценарии, в зависимости от реализации”.

“В зависимости от того, какие будут риски, будет выбираться теория, будет выбираться стратегия, это могут быть более высокие ставки, чем раньше планировалось, и при определенных условиях не исключено повышение ставки”.

“Главное здесь это следование нашей цели 4 процента по инфляции в среднесрочном периоде. Мы видим очень высокую вероятность того, что она будет достигнута в 2017 году, мы отметили в пресс-релизе, что в связи с набором рисков, риски того, что это может произойти чуть-чуть позже повысились, мы как обычно будем анализировать все риски, и конечно, в зависимости от комбинации рисков, прежде всего при существенном повышении инфляционных рисков, мы можем в том числе и повысить ставку, чтобы ограничить инфляционные ожидания и вернуть инфляцию на ту траекторию, которая ведёт к цели”.

“Мы отменили фразу, что мы снизим ставку на ближайших заседаниях, это безусловно ужесточение (риторики)”.

“ЦБ не может отказаться от таргета, прогноз по инфляции мы будем делать и дальше, от таргета мы никогда не отказываемся”.

“Прогноз по инфляции будем делать, исходя из ситуации... Через год ждём инфляцию меньше 7 процентов”.

О СЦЕНАРИЯХ

“18 марта будут новые сценарии и там все будет опубликовано”.

“Сказать пока прогноз ВВП на конец 2016 года мы не можем, мы все уточним к марту. В принципе, как сейчас развивается ситуация... цена на нефть несколько ниже, чем в базовом сценарии ($50 за баррель в декабре)”.

“По нашим оценкам, к концу января мы выйдем на инфляцию около 10 процентов, и это совпадает с тем прогнозом, который мы давали год назад”.

“Во-вторых, мы все время в последнее время говорили, что когда надо оценивать реальные процентные ставки, положительные они или отрицательные, надо смотреть на год вперёд. Теперь с таким результатом видно, что у нас положительная процентная ставка, даже если смотреть на год назад, и что люди, которые в прошлом году по процентным ставкам, которые тогда были инвестировали свои деньги, они выиграли, они получили доходность выше инфляции, что на наш взгляд достаточно важный фактор в нашей денежно-кредитной политике. Наш прогноз, что в реальном выражении ставки будут положительны, он в принципе сбывается”.

“Про рисковый сценарий - риски связаны с тем, что цены на нефть могут остаться низкими на длительную перспективу, это один из основных рисков... Мы отмечаем три вида рисков. Первый, очень важный риск, это риск сохранения высоких инфляционных ожиданий, ну и бюджетная политика... Сбалансированный бюджет безусловно это дезинфляционный фактор, и четкая траектория на среднесрочную перспективу”.

О ВАЛЮТНОМ КРЕДИТОВАНИИ

“Существовала та же проблема которая и привела ко многим проблемам в странах Центральной и Восточной Европы. Эта проблема, я бы назвала её так - широкого распространения валютного долгового финансирования, которое получали компании... не имеющие экспортной валютной выручки. Собственно, это одна из причин кредитных рисков, которые мы наблюдаем сейчас в российской экономике - мы видим, что долговая нагрузка очень растёт, она очень сильно растёт, в том числе, в неторгуемых секторах, где валютные кредиты по разным причинам были достаточно серьёзно распространены”.

“Причины по которым они были распространены - я не буду апеллировать к опыту Восточной Европы, где было достаточно серьезное присутствие иностранных банков. В России один из существенных факторов все-таки был сохраняющаяся высокая инфляция, сохраняющиеся высокие долгосрочные риски из-за высокой инфляции, низкий горизонт планирования. Это был способ для банков хеджировать свои риски при долгосрочном кредитовании, и банки недоучитывли те валютные риски, которые брали на себя заёмщики в этом случае, которые в конечном итоге превращались в кредитные риски для этих банков”.

“Поэтому политика, которую сейчас проводит банк России - это снижение инфляции и переход к инфляционному таргетированию -должны этому помочь, и мы думаем, можем ли мы с помощью мер макропруденциальных, с использованием регулирования также помочь, способствовать тому, чтобы снизить этот перекос в сторону валютного кредитования”.

О БАНКАХ

“Видим, что в целом ситуация остаётся достаточно стабильной, банковский сектор продолжает работать, кредитовать экономку, хотя безусловно там есть проблемы связанные, в том числе, с накоплением, с ростом плохих кредитов в связи с экономической ситуацией, которую мы наблюдаем, и в связи с ростом долговой нагрузки, которую мы также наблюдаем по экономике. Но надзорный блок ЦБ усилил в последнее время регулирование и надзор за банками, достаточно строго сидит за тем, чтобы банки адекватно создавали резервы под потери, поэтому во многом сейчас банковский сектор является даже более стабильным и более устойчивым, чем он был раньше, создал серьезные резервы... Одновременно продолжается политика, направленная на то, что слабые игроки должны быть выведены с рынка, чтобы в целом сектор оставался устойчивым, стабильным и продолжал работать на экономический рост”.

Елена Фабричная, текст Дмитрия Антонова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below