Заявление Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров ЦБР

Пятница, 10 июня 2016 16:25 MSD
 

МОСКВА, 10 июн (Рейтер) - Ниже следует текст заявления главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров, на котором регулятор решил понизить ключевую ставку до 10,5 процента годовых (here):

"Сегодня Банк России принял решение снизить ключевую ставку до 10,50% годовых.

Мы не раз заявляли, что видим потенциал для снижения ключевой ставки по мере того, как сложатся условия для замедления инфляции к целевому уровню. И сейчас возросла наша уверенность в устойчивости снижения инфляции и достижении цели 4% к концу 2017 года. После роста неопределенности и рисков в начале текущего года ситуация в экономике нормализуется. Динамика экономики и инфляции складывается лучше, чем мы ожидали. Инфляционные риски в целом снизились. Однако еще сохраняются риски, связанные с внутренними факторами, – инерцией инфляционных ожиданий и неопределенностью бюджетной политики. Мы уверены, что сможем снизить инфляцию до целевого уровня даже в случае реализации инфляционных рисков. Но для этого нам необходимо сохранять осторожный и взвешенный подход, поддерживая умеренную жесткость денежно-кредитной политики. В дальнейшем мы можем рассмотреть возможность снижения ключевой ставки только при условии замедления инфляции в соответствии с прогнозом, а также снижения инфляционных ожиданий. Остановлюсь более подробно на тех факторах, которые рассматривал Совет директоров Банка России, принимая данное решение. Это рост нашей уверенности в устойчивости снижения инфляции к цели. Первое. Динамика инфляции улучшается. Ранее мы ожидали рост годовой инфляции во II квартале из-за эффекта низкой базы прошлого года. Но этого не происходит. Инфляция стабилизировалась на уровне 7,3%. То есть ситуация складывается лучше прогнозов. Показатели текущей инфляции еще ниже, чем годовой – около 5% (это средняя месячная сезонно сглаженная инфляция в годовом выражении за последние три месяца). Это отражает ослабление инфляционных процессов в последнее время. Второе. Временные позитивные факторы продолжают вносить вклад в замедление инфляции, хотя их влияние снижается. Укрепление рубля во II квартале сдерживало инфляцию. Реакция внутренних цен на колебания курса рубля продолжила ослабевать. И в ближайшей перспективе мы не ожидаем выраженного влияния валютного курса на инфляцию. Положительно влияют на динамику потребительских цен также и низкие темпы роста издержек производителей. Отчасти это связано с падением мировых цен на энергоносители в начале года и сдержанной динамикой зарплат. Важно также, что регулируемые цены и тарифы будут проиндексированы в июле в соответствии с заявленными ранее параметрами. Величина индексации более чем в два раза ниже, чем в прошлом году. Снижение цен на плодоовощную продукцию в марте–апреле было связано с благоприятной конъюнктурой – хорошими видами на урожай, высоким уровнем запасов, низкими мировыми ценами. Весной овощи и фрукты начали дешеветь раньше, чем обычно. Это внесло вклад в снижение индекса потребительских цен. Однако в прогнозе инфляции мы учитываем, что в летний сезон овощи и фрукты могут не дешеветь так сильно, как обычно, после произошедшего значительного снижения цен весной. Таким образом, сегодня уже можно сказать, что риски как со стороны внешней конъюнктуры, так и со стороны внутренних факторов в первом полугодии не реализовались. Это создало условия и для пересмотра инфляционных ожиданий. Они все более устойчиво снижаются, что также благоприятно сказывается на динамике инфляции. Третье. Залогом того, что инфляция продолжит снижаться по мере исчерпания эффекта конъюнктурных факторов, являются факторы более долговременного характера – это низкий спрос и умеренно жесткие денежно-кредитные условия. Действие этих факторов объясняет, почему некоторое улучшение экономической динамики, которое мы наблюдаем в основном в производственной сфере, не порождает дополнительного инфляционного давления. Потребители остаются осторожными, продолжая больше сберегать. Свой вклад в сохранение привлекательности сбережений для домашних хозяйств вносит уровень реальных процентных ставок. Это сдерживает рост потребительских расходов даже в условиях некоторого повышения номинальных зарплат. Банк России снизил прогноз по инфляции на конец текущего года до 5 –6%. В июне инфляция может временно превысить прогноз на год вперед, опубликованный Банком России в пресс-релизе в июне 2015 года (менее 7%). В дальнейшем темпы роста потребительских цен продолжат снижаться, в основном под влиянием ограничений со стороны спроса. Годовая инфляция составит менее 5% в мае 2017 года и выйдет на целевой уровень 4% к концу 2017 года. Принимая решение по ключевой ставке, мы также учитывали, что есть фактор, который приводит к смягчению денежно-кредитных условий даже при неизменной ключевой ставке. Это переход банковского сектора к профициту ликвидности в связи с расходованием средств федеральных фондов. В ситуации профицита банки не испытывают потребности в привлечении средств у центрального банка и, напротив, начинают размещать средства в центральном банке. В таких условиях банки могут снижать ставки по депозитам, а затем смягчать ценовые и неценовые условия кредитования при неизменной ключевой ставке. В настоящее время наблюдается структурный дефицит ликвидности, но его величина существенно снизилась по сравнению с пиковыми значениями прошлого года. Мы учитываем, что переход к профициту ликвидности произойдет в следующем году (те есть несколько позже, чем мы ожидали), так как расходы из федеральных фондов должны сократиться в условиях более благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Мы имеем весь необходимый набор инструментов, для того чтобы в условиях профицита ликвидности, во-первых, обеспечить операционный контроль над ставками денежного рынка, и во-вторых, сохранить умеренную жесткость денежно-кредитных условий. Российский банковский сектор уже жил в условиях профицита ликвидности, так что эта ситуация не является для нас новой. В целях управления ставками денежного рынка при профиците мы будем использовать регулярные операции абсорбирования избыточной ликвидности (депозитные операции) вместо операций предоставления ликвидности банкам, которые проводим в настоящее время. В дальнейшем также планируется организовать выпуск облигаций Банка России. Их размещение в тестовом режиме будет проводиться уже в ближайшее время. С помощью своих инструментов Банк России при необходимости может ограничить объем профицита. Уже сейчас мы продаем государственные ценные бумаги из нашего портфеля. Мы также рассматриваем возможность повышения нормативов обязательных резервов по рублевым вкладам и варианты отмены льгот по резервированию отдельных видов обязательств. Сегодня мы приняли решение о дополнительном повышении нормативов обязательных резервов по валютным вкладам. Эта мера направлена на дестимулирование роста валютных обязательств в структуре пассивов банков, но также будет иметь косвенный эффект на сроки перехода к профициту ликвидности. Для сохранения желаемой жесткости денежно-кредитных условий и повышения эффективности трансмиссионного механизма мы также готовы применять меры макропруденциального регулирования. В частности, Банк России принял решение об отмене антикризисных регуляторных послаблений в отношении необеспеченных потребительских кредитов. Расширение этого сегмента кредитования темпами, опережающими восстановление доходов населения, может нести инфляционные риски. Еще один фактор, который мы учитывали, принимая решение по ключевой ставке, – динамика выпуска товаров и услуг, производственной активности. Эта динамика лучше наших ожиданий, причем это происходит без усиления инфляционного давления. Российская экономика действительно становится более устойчивой к изменению внешних условий. В I квартале ВВП сократился меньше, чем мы прогнозировали, несмотря на падение нефтяных цен в начале года. Важно, что нормализация экономической ситуации происходит не только за счет улучшения нефтяной конъюнктуры. Продолжается развитие положительных структурных тенденций – рост импортозамещения и несырьевого экспорта. В том числе в химической, пищевой промышленности. Появляются новые зоны роста – наметилось увеличение производства ряда потребительских товаров (например, одежды и мебели). Это говорит о снижении инфляционных рисков со стороны предложения. Однако наблюдаемые позитивные изменения все еще носят локальный характер, очень неоднородны по отраслям и регионам и пока недостаточно масштабны, чтобы определять экономическую динамику в целом. Мы улучшили наш экономический прогноз, учитывая фактическую динамику ВВП, которая превзошла ожидания, а также более благоприятные внешние условия. В базовом сценарии мы ожидаем окончания рецессии не позже второго полугодия – квартальные темпы роста ВВП выйдут в положительную область. В 2017 году мы прогнозируем рост ВВП и в целом за год (на 1,3%). Мы заложили в обновленный базовый сценарий цену на нефть 40 долларов США за баррель на трехлетнем горизонте. Это несколько выше, чем в мартовском прогнозе. Но наш прогноз остается консервативным. Мы закладываем коррекцию цен с текущего уровня, учитывая, что на нефтяном рынке сохранится избыток предложения и рекордный уровень запасов. Рост цен в апреле–мае в значительной мере был связан с временными факторами, в том числе с перебоями в поставках и избыточным оптимизмом на мировых рынках. Возможное повышение ставок ФРС США также может негативно отразиться на сырьевых ценах и ценах на финансовые активы. Что касается состояния платежного баланса на прогнозном горизонте, то с этой стороны мы не видим значительных рисков. Сокращение внешнего долга проходит постепенно и спокойно. Мы ожидаем, что в 2016–2018 годах величина чистого оттока капитала (то есть разность между оттоком и притоком капитала в страну) будет оставаться на невысоком по историческим меркам уровне (не более 25–30 млрд долларов США). Это обусловлено рядом причин. Во-первых, отток капитала в виде платежей по внешнему долгу будет сокращаться согласно графику погашения внешнего долга. Кроме того, текущие данные показывают, что компании и банки могут рефинансировать значительную долю задолженности даже в условиях санкций. Во-вторых, по мере постепенного улучшения ситуации в экономике они также смогут активнее привлекать средства на внешних рынках. В-третьих, возможности наращивания вложений в иностранные активы будут ограничены невысокими темпами роста экономики и доходов, а также сохранением дифференциала между ставками размещения средств в России и за рубежом, ужесточением правил открытия вкладов в зарубежных юрисдикциях. Постепенное оживление экономики, которое мы ожидаем, не будет препятствовать снижению инфляции. При сохранении здорового консерватизма потребителей и дальнейшем снижении инфляционных ожиданий восстановление спроса не будет опережать восстановление производства. Однако инфляционные риски сохраняются. И это еще один фактор, который мы учитываем. Реализация рисков может привести к тому, что инфляция будет снижаться более медленно, чем мы прогнозируем, что потребует проведения более жесткой денежно-кредитной политики в течение более продолжительного времени. Основные инфляционные риски сейчас связаны с внутренними условиями, с возможным изменением поведения потребителей и бизнеса. Они могут проявиться через формирование избыточного оптимизма и увеличение потребительских расходов, опережающее динамику производства. К этому может привести и смягчение бюджетной политики (особенно в сфере социальных расходов), индексация зарплат, опережающая рост производительности труда, и снижение привлекательности сбережений для населения. Пока существенного влияния на инфляцию эти риски не оказывают. Повышение номинальных зарплат в начале года не привело к всплеску потребительского спроса и росту оборота розничной торговли, хотя и было несколько выше наших ожиданий. По-прежнему остается неопределенность в отношении среднесрочной стратегии бюджетной политики. Сейчас инфляционные ожидания и населения, и бизнеса постепенно снижаются. Данные финансовых рынков и опросы аналитиков также отражают укрепление уверенности в снижении инфляции. Важно сохранить и закрепить эту тенденцию, чтобы инфляционные ожидания снизились с тех уровней, которые привычны для нашей экономики. В противном случае инерция инфляционных ожиданий может стать причиной стабилизации инфляции на уровне, превышающем целевое значение 4%. Нельзя также исключать, что падение цен на нефть повторится. Поэтому мы по-прежнему рассматриваем рисковый сценарий с ценой на нефть 25 долларов США за баррель. В этом случае инфляция по итогам 2016 года превысит 6,5%. Снижение ВВП в 2016 году составит около 1%. Вероятность такого сценария мы оцениваем как низкую. В условиях сохранения инфляционных рисков важно соблюдать разумную осторожность в денежно-кредитной политике. Взвешенный подход при проведении денежно-кредитной политики имеет большое значение не только для снижения инфляции, но и для экономики в целом. Необходимо, чтобы ее восстановление было сбалансированным. Рост доходов и потребления не должен опережать рост производства и производительности труда. Негативные последствия этого пути хорошо знакомы российской экономике. Это неустойчивый и некачественный рост, неконтролируемые инфляционные ожидания. Поэтому так важно сохранение здорового консерватизма как со стороны макроэкономической политики, так и со стороны всех участников экономики. Это будет способствовать усилению тех структурных сдвигов, которые мы сейчас наблюдаем, создаст предпосылки к формированию по-настоящему качественного экономического роста. Это путь к устойчиво низкой инфляции, низким долгосрочным ставкам для экономики. Сейчас переход к такой модели развития вполне реален, более того, уже есть определенный задел на будущее. Важно сохранить те результаты, которые уже достигнуты, и продолжать последовательное, поступательное движение вперед".

(Московское бюро)