6 декабря 2007 г. / , 07:51 / через 10 лет

Блочные многоэтажки: рэп, музей и реконструкция

БУДАПЕШТ (Рейтер) - Польские рэпперы сочиняют о них речитативы, венгры раскрашивают их, немцы - показывают в музее, а русские пытаются не замечать. Миллионы людей до сих пор живут в однотипных домах советской эпохи.

Сейчас, когда Восточная Европа освободилась от коммунизма, архитекторы и застройщики считают, что пришло время начать реконструкцию этих зданий.

“Если поехать в район, например, Ясенево, где множество жилых домов советского времени, то возникает единственный вопрос - что курили архитекторы, которые их проектировали?”, - возмущается Денис Соколов, глава исследовательского отдела московского подразделения Cushman & Wakefield, международной компании, оказывающей консалтинговые услуги в секторе недвижимости.

В эпоху пятилетнего экономического планирования 1960-70 годов целые деревни на окраинах Москвы переселяли в блочные или панельные 10-этажные дома.

Спустя почти двадцать лет после падения советского режима эти здания нуждаются в ремонте, в рамках которого можно было бы сделать условия жизни в этих домах более комфортными.

“Сейчас самый подходящий момент сделать что-нибудь с этими зданиями”, - считает Андреас Хермелинк из Кассельского университета в Германии. Хермелинк возглавил проект ремонта одного венгерского блочного дома, спонсируемый Евросоюзом.

“Подобные инициативы стали бы отличной возможностью для бизнесменов, банков и энергетических компаний выгодно вложить деньги”, - считает Хермелинк.

Как и другое наследство советской эпохи, панельные дома прочны настолько, что могут выстоять от 80 до 100 лет.

“Проблема в том, что эти огромные многоквартирные дома строились в очень короткие сроки: полмиллиона венгерских панельных многоэтажек возвели за 10-20 лет - поэтому все они сейчас находятся примерно в одном и том же состоянии”, - объясняет Сара Хорват, архитектор будапештского Университета технологий и экономики, выигравшая конкурс на реализацию проекта реконструкции другого венгерского панельного дома. Хорват собирается разукрасить это строение, сделав его более привлекательным.

МОЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ДОМ

В рамках проекта, над которым Хермелинк работает совместно с Тамасом Чокнаем из будапештского Университета технологии и экономики, планируется потратить 2,2 миллиона евро ($3,23 миллиона) на решение проблем, возникающих у людей, живущих в одной панельной многоэтажке, и на снабжение этого здания новейшими безопасными для окружающей среды технологиями.

Этот жилой дом в городе Дунауварош, который во времена построения венгерским народом “государства железа и стали” назывался “сталинским городом”, был возведен заключенными прямо напротив крупнейшего в Венгрии сталелитейного завода.

Вместо ржавых труб и старой энергосистемы в доме теперь установлены солнечные и термальные панели, а на крыше разбит сад.

Из серого здание стало оранжевым, а вместо окон, из которых дуло, жильцы получили двойные или тройные стеклопакеты и теплосберегающую вентиляционную систему.

Смотритель здания Иштванн Каник гордится “своим европейским домом” и приобретенным умением общаться с сенсорной системой мониторинга, которая выводит всю необходимую информацию на экран, расположенный у Каник на кухне.

В рамках проекта реконструкции жильцы, конечно, не получили всего того, о чем мечтали: больших кухонь, ванных комнат и балконов - но теперь у них по крайней мере есть общий сад на крыше, где они могут загорать, запускать фейерверки или устраивать праздники.

Каник считает, что благодаря этому проекту, реализация которого заняла три года, не просто изменилась инженерная структура здания.

“Наш проект объединил всех жильцов. Все друг другу помогали, мы вместе обедали на лестницах”, - рассказывает Каник, живущая в этом доме с 1970-х годов.

ХАРДКОР В НЕДВИЖИМОСТИ

Реконструировать миллионы зданий - по-прежнему непростая задача, и не каждая страна справится с такими радикальными переменами.

Большинство населения 140-миллионной России живет в советских многоэтажках. Многие люди называют свои дома “хрущевками” в честь генсека, который находился у власти в 1960-е годы, когда эти здания были построены.

Кухни в хрущевках маленькие, но они там хотя бы есть: в советских коммунальных квартирах кухня, ванная, туалет, а иногда и жилые комнаты были общими для нескольких семей до 1980-х годов. Уединиться в таких квартирах было практически невозможно.

“Как консультант по недвижимости я считаю, что самым правильным решением было бы снести их и построить новые, современные здания”, - говорит Соколов.

“Но как обычный житель Москвы, я понимаю, что вряд ли это возможно: большинство населения нашего города живет в таких зданиях”.

Германия, которой после падения Берлинской стены в 1990 году досталось два миллиона панельных зданий на восточной территории страны, пытается “найти способ не сносить старые строения и не возводить новые”, - говорит Клаус Асам, инженер немецкого Института эксплуатации и модернизации зданий.

На юго-востоке страны, в городе Дрездене, даже есть музей панельных зданий, где также представлены варианты реконструкции с помощью новейших материалов.

“Сейчас в домах советской эпохи живут все меньше людей. Системы электроснабжения уже устарели, а окружающая дома инфраструктура должна быть улучшена”, - рассказывает Асам.

Феномен панельных домов распространяется не только на бывшие государства советского блока: в столице Баварии Мюнхене, и соседней Франции тоже очень много таких зданий.

Однако панельные многоэтажки нашли отражение и в культуре бывших советских государств: в Польше, например, существуют рэпперы, которые получили прозвище “блокерси” в честь блочных домов, с которыми ассоциируется это искусство.

О “хардкоре в недвижимости” поет, например, польская группа Jaszczur, раскрывая в своих творениях смешанные чувства, которые вызывают в душах людей советские здания.

Но некоторые жители видят и достоинства в этих серых одинаковых монстрах, считая, что центральное планирование даже иногда приносило свои плоды.

“Мне нравится жить в районе с такими домами”, - утверждает 55-летний Ласло Линг, существующий на пенсию по нетрудоспособности размером 50.000 форинтов ($287,1) в 37-метровой квартирке советской многоэтажки в венгерском городе Мишкольц, который в прошлом был центром тяжелой промышленности.

“Здесь есть почта, магазины, несколько школ, а до центра города - пять минут на автобусе”, - рассказывает Линг, стоя на балконе своего дома, расположенного рядом с десятками точно таких же домов.

($1=174,17 венгерских форинта)

$1=0,6807 евро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below