1 апреля 2009 г. / , 14:32 / 8 лет назад

ОЧЕРК-Кризис больно ударил по набравшим кредиты россиянам

<p>Безработный ветеран войны в Афганистане Евгений Дерегузов сидит на кухне в своей квартире в Златоусте 16 марта 2009 года 16, 2009. Многие россияне в результате экономического кризиса и снижения зарплат оказались на грани нищеты и больше не в состоянии выплачивать кредиты, взятые в надежде почувствовать вкус иной, более сладкой жизни.Thomas Peter</p>

Конор Хамфриз

КАРАБАШ, Россия (Рейтер) - Каждые выходные рабочий медного комбината Сергей Бегутов вырубает куски камня на склоне горы и продает их по пять рублей ($0,15) за штуку, чтобы погасить автокредит. Проценты по кредиту, благодаря которому Сергей смог позволить себе купить автомобиль, сейчас превышают размер его зарплаты.

Многие россияне в результате экономического кризиса и снижения зарплат оказались на грани нищеты и больше не в состоянии выплачивать кредиты, взятые в надежде почувствовать вкус иной, более сладкой жизни.

В 2008 году российские банки выдали ипотечные и потребительские кредиты на сумму, превышающую 1 триллион рублей. Относительно дешевые деньги наводнили Россию, добравшись до самых отдаленных ее уголков.

После 70 лет "строительства социализма" и экономического спада 1990-х годов Россия переживала потребительский бум: жители безликих многоэтажек наконец-таки обзавелись домашними кинотеатрами и обставили свои квартиры мебелью из IKEA.

По данным Банка России, общая сумма потребительских кредитов составляет 3,8 триллиона рублей, что соответствует 9,1 процента ВВП. Это вдвое меньше среднего уровня по развивающимся странам. Однако российские показатели вдвое превосходят данные, зафиксированные четыре года назад, отмечает ведущих эксперт Альфа-банка Наталья Орлова.

В маленьком городке Челябинской области, где температура зимой падает ниже 40 градусов по Цельсию, а население едва достигает 16.000 человек, кризис ощущается с особенной силой. Добравшись до Уральского хребта, кризис оставил глубокие социальные шрамы, стереть которые может оказаться не под силу Кремлю, несмотря на все предпринимаемые им меры по восстановлению экономического роста вопреки удешевлению нефти.

"Здесь все набрали кредитов. На нашу зарплату ничего без кредита не купишь", - сказал Бегутов, рубящий камень на заснеженном склоне горы.

Рядом с ним стоит его дрожащий от холода товарищ, который помогает Бегутову продавать камни местной строительной компании. Он тоже увяз в долгах, взяв в банке кредит на 80.000 рублей, чтобы привести в порядок обветшавшую дачу.

Когда в 2008 году настал конец ралли на рынке металлов, частное медное предприятие, на котором трудился Бегутов, отказалось от выплаты сверхурочных и снизило зарплаты рабочим. В результате, Сергей вместо докризисных 16.000 рублей в месяц получает 6.500, в то время как по кредиту ему надо ежемесячно выплачивать 7.000 рублей.

"Я выживаю только благодаря жене", - сказал он.

Андрей Шведов, зампредседателя Профсоюза металлургов и горняков, подтвердил, что горнякам стало трудно выплачивать кредиты после того, как их зарплаты урезали в среднем на 30-35 процентов.

"Это животрепещущая проблема", - сказал он. КРЕДИТЫ ВСЕ ЕЩЕ ВЫДАЮТСЯ

В Карабаше - городе, образующим предприятием для которого служит медный комбинат и который экологические службы считают одним из грязнейших на Земле благодаря присутствию двуокиси меди и тяжелых металлов - каждый второй магазин до сих пор предлагает отпустить товар в кредит. Однако, как отмечают владельцы магазинов, спрос на кредиты в последнее время иссяк.

Вячеслав Кузнецов, хозяин магазина электроники, рассказал, что год назад 70 процентов покупок осуществлялись в кредит: четыре банка наперегонки предлагали кредиты до 40.000 рублей под 40 процентов годовых.

Все, что требовалось от покупателя - это предоставить пару подтверждающих личность документов. Никаких справок о доходах у него не спрашивали.

"Если бы они сказали, что зарабатывают миллион, мы бы написали "миллион", - сказал Кузнецов.

Сейчас он не в курсе, сколько из купивших электронику в его магазине еще пытаются вернуть кредит: "Слава Богу, это не моя проблема".

Социальные волнения до сих пор обходили стороной крошечный Карабаш.

Однако в Златоусте, расположенном неподалеку от Карабаша крупном промышленном центре, начинает ощущаться социальная напряженность.

В марте 16 сталеваров устроили пятидневную голодовку, привлекшую внимание всей России: о подобного рода протестах не было слышно на протяжении целого десятилетия. Организатор акции заявил, что участники голодовки не в состоянии погасить потребительские кредиты.

Голодовку прервали, когда хозяева предприятия согласились выплатить задержанную зарплату, но рабочие пригрозили, что снова откажутся от еды, если им вдвое не поднимут зарплату - так, чтобы она составляла две три от докризисной.

Директор сталелитейного предприятия Сергей Хомянин отозвался о голодающих как об экстремистах, но согласился, что из-за кредитов им гораздо труднее пережить нынешний экономический спад, нежели кризис 1998 года.

"Конечно, сейчас все гораздо хуже, потому что есть кредиты. Социальная проблема стоит гораздо более остро", - сказал он.

Мэр Златоуста Дмитрий Мигашкин опасается, что погрязшие в долгах люди могут начать нарушать законы: "Это опасно".

Ветеран войны в Афганистане Евгений Дерегузов, 53- летний безработный, воспитывающий без жены двоих детей, получил из банка два письма с предупреждением и готовится встретить судебных приставов.

"Я даже чайник купил в кредит", - сказал Евгений.

Его трехкомнатная квартира в старом деревянном доме близ сталелитейного завода доверху набита приобретенными в кредит вещами - вплоть до мебельного гарнитура в гостиной.

"Я всем обязан банку", - сказал Дерегузов.

В прошлом году была ликвидирована фирма, в которой он работал водителем грузовика за 18.000 рублей в месяц. Сейчас он "бомбит" на протяжении 14 часов в сутки, однако ему удается заработать не более 300-400 рублей за день.

Он просрочил выплату кредита на три месяца, не внеся вовремя 26.000 рублей. Взятые в кредит 129.000 рублей он использовал, в частности, на установку пластиковых окон, чтобы дети не мерзли зимой. Кредит он брал под 39 процентов годовых.

"Меня уважали в банке. Теперь я попал в черные списки. Это не моя вина. Если они придут, одному Богу известно, что будет: может, драка, может, еще что. Я буду защищать свою собственность. Я лучше в тюрьму сяду, чем ее потеряю", - сказал бывший "афганец".

Перевела Анна Разинцева. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below