Герои Феллини спели в "Севильском цирюльнике"

Пятница, 12 февраля 2010 15:51 MSK
 

Юлия Калачихина

МОСКВА (Рейтер) - Герои итальянских режиссеров Федерико Феллини и Микеланджело Антониони сыграли в снежки, забросали оркестр макаронами и спели арии "Севильского цирюльника". Так прошла вчерашняя премьера самой задорной оперы Джоаккино Россини о вездесущем плуте Фигаро на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

"Мне очень нравится это время - конец 1950-х. Оно осталось в моей еще детской памяти благодаря фильмам молодых Антониони, Феллини", - рассказал в интервью Рейтер режиссер постановки Александр Титель, который "омолодил" произведение, отказавшись от пышных кринолинов и коротких испанских курток в пользу демократичных пальто и юбок-карандашей.

"Мне казалось, что это время - бедное, но радостное и общинное - очень рифмуется с эпохой самого Россини, с 1816 годом. Это сегодня наполеоновские войны кажутся красивыми, но за полтора десятилетия военных действий точно так же гибли люди, оставались калеки, вдовы, сироты. И когда это, наконец, закончилось, и Европа смогла заняться своими проблемами, наступил период "Рисорджименто" ("Возрождение") - национального объединения".

Сам Титель знаком с оперой-буфф Россини не понаслышке - много лет назад он дебютировал с ней в Екатеринбургском театре оперы и балета. Однако на этот раз он решил отойти от жанра комедии дель арте, сделав ее героев максимально реалистичными и поместив их в заснеженную Севилью.

"Было трудно избавиться от штампов в такой классической опере как "Севильский цирюльник". Все знают, как ее ставить и играть - в этом-то и беда, сложно найти что-то новое и свежее. Мне захотелось увидеть Италию зимой. На юге это всегда так неожиданно, если идет снег. Для детей это праздник, а для остальных - катастрофа. Жизнь останавливается, все мерзнут".

В 1933 году Константин Станиславский поставил "Цирюльника" в русском переводе поэта Павла Антокольского. Но после ухода театра на реконструкцию спектакль на какое-то время выпал из "джентльменского набора" оперного репертуара.

Титель решил вернуть постановке комедии Пьера Бомарше "колорит, вкус и запах", то есть "оригинальную итальянскую звуковую дорожку", снабдив ее русскими субтитрами. При этом режиссер уверен, что в опере должно быть все понятно.

"Мне бы очень хотелось, чтобы на моих спектаклях получали удовольствие и находили свои изюмы в булке и знатоки, и неофиты. Чтобы люди, которые пришли, может быть, первый раз в оперный театр, пленились им, потому что он естественен, органичен, его герои легко узнаваемы, живые и полнокровные, а не какие-то плоские, фанерные", - сказал Титель.   Продолжение...