27 мая 2011 г. / , 11:26 / 6 лет назад

ОЧЕРК-Девальвация белорусского мифа

<p>Люди стоят перед пунктом обмена валют в Минске, 20 мая 2011 года. Валютный кризис, который Белоруссия переживает с середины марта, подорвал миф о стабильной и процветающей под строгим присмотром государства экономике, заставив вспомнить о 1990-х с их дефицитом, очередями и стремительным ростом цен.Vasily Fedosenko</p>

Андрей Маховский

МИНСК (Рейтер) - Валютный кризис, который Белоруссия переживает с середины марта, подорвал миф о стабильной и процветающей под строгим присмотром государства экономике, заставив вспомнить о 1990-х с их дефицитом, очередями и стремительным ростом цен.

Одномоментная девальвация белорусского рубля сразу на 36 процентов во вторник стала очередным и, видимо, не последним этапом кризиса. Последний уже почти вдвое обесценил доходы населения, сведя на нет щедрое предвыборное повышение зарплат в конце прошлого года, когда президент Александр Лукашенко продлил свои полномочия в четвертый раз.

"Какие $500? Уже у меня $200, это если по курсу Нацбанка. Идешь в магазин и боишься - хватит денег или нет", - делится 26-летний Игорь рабочий одного из минских заводов.

"Потому, что каждый день новые цены, каждый день новая сумма за покупки", - говорит, покупая продукты в спальном районе столицы.

Резко расти цены начали в марте: за январь-апрель инфляция составила почти 11 процентов, преодолев верхнюю планку годового прогноза в 8,5 процента.

Однако в последние два дня рост цен бьет и предыдущие рекорды, по ряду товаров значительно обгоняя официальные параметры девальвации.

Белорусские блогеры публикуют фотографии ценников в магазинах: малина из Испании за 316.000 белорусских рублей ($64), растворимый кофе Nescafe по 90.000 ($18) за 200-граммовую банку.

"Цены на фрукты надо мерить уже в разы. Бананы, которые стоили 4.000 рублей, стоят 14.000. Памперсы после предыдущего подорожания (почти в два раза) стоили 130.000 за пачку. Теперь там, где они еще остались, они стоят 215.000", - рассказала домохозяйка Ольга Сехович.

"Еще говорят рыба сильно подорожала, но поскольку в магазинах ее уже нет, проверить это невозможно".

Запад отказал Минску в финансировании в знак протеста против давления на оппозицию, и Белоруссия надеется на $3-миллиардный кредит из России. Но Москва говорит, что обставит ссуду жесткими условиями, включая участие российских инвесторов в приватизации наиболее привлекательных белорусских госпредприятий.

ОЧЕРЕДИ И "СПЕКУЛЯНТЫ"

Дефицит импортных товаров пришел в Белоруссию вслед за дефицитом долларов и евро, на которые избиратели торопились обменять повышенные к выборам зарплаты. В ситуации, когда рубль обесценивается, а валюту купить все равно невозможно, многие импортеры сократили поставки, а некоторые вообще свернули деятельность до лучших времен.

Рядовые белорусы скупают в магазинах все подряд.

Оппозиционная газета "Наша нива" написала в номере за среду, что в фирменном магазине завода "Горизонт" два покупателя подрались за право купить телевизор, а завод холодильников "Атлант" вынужден был выставить охрану у своего фирменного магазина, "чтобы предотвратить штурм".

"У меня в магазине все время очереди. Кажется, каждую свободную минуту народ бежит в магазины, чтобы хоть что-нибудь купить", - сказала домохозяйка Ольга.

Власти и государственные СМИ каждый день уверяют, что ажиотажный спрос пошел на спад и обвиняют во всем спекулянтов. Однако немногие верят в эти объяснения, глядя на стремительно пустеющие полки в магазинах.

"Можно, конечно, сказать, что пошел (на спад потребительский бум). У нас, по крайней мере, так есть. Все уже купили", - сказал Юрий, продавец магазина бытовой техники и электроники, стоя на фоне почти пустых стеллажей.

Одним из хитов потребительского бума стали массовые закупки соли и уксуса, тогда как в начале кризиса белорусы скупали золотые слитки Нацбанка, пока регулятор не прекратил их продажу за белорусские рубли.

ВАЛЮТЫ НЕТ

Валюта - дефицит номер один. Девальвировав рубль, Нацбанк жестко ограничил колебания котировок на всех сегментах рынка и не стал подкреплять новый курс валютными интервенциями.

В обменниках толпятся покупатели в ожидании редких продавцов СКВ. Вспомнив опыт СССР, очередники отмечаются в списке и на ежедневных перекличках.

"Это раньше 3.500 (рублей за доллар) было много. Сейчас 5.000 мало. Новый психологический барьер - люди ждут 10.000", - улыбается Алексей, 22 лет. Он стоит в очереди возле обменника в крупном торговом центре Корона, чтобы купить валюту для оплаты съемной квартиры.

Самые популярные места - обменники в крупных магазинах и на железнодорожном вокзале, куда сдают валюту приезжие из-за рубежа. Здесь количество записавшихся в очередь перевалило за несколько сотен и нужно ждать две-три недели, чтобы получить возможность купить валюту.

"Меня на вокзале чуть не разорвали", - рассказывает частный предприниматель Владимир, 39 лет.

"Я пришел платить налоги, а передо мной женщина сдала $10. Когда я достал пачку белорусских денег, нарисовалась толпа. Взяли в кольцо, стали кричать, отпихивать. Я кричу: "Я ничего не покупаю, я налоги платить пришел!". Сейчас смешно, а тогда думал: минута, и государство останется без налогов, а я без денег".

Редактировал Денис Дёмкин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below