27 ноября 2012 г. / , 12:47 / через 5 лет

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Выдержки из интервью президента Белоруссии

МИНСК, 27 ноя (Рейтер) - Ниже следуют выдержки из интервью президента Белоруссии Александра Лукашенко:

ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА

Вопрос: Можно ли считать, что финансовый кризис уже закончился, учитывая нестабильность на финансовых рынках осенью?

Ответ: Это была относительная нестабильность. В течение августа-сентября наблюдался некоторый повышенный спрос на иностранную валюту... Но никто не говорит о том, что в течение семи месяцев до этого наблюдался обратный процесс. Нацбанк очень много скупал валюты. Чистая покупка валюты в пользу Нацбанка.

Нацбанк старается поддерживать национальную валюту, поддерживать курс. Но мы договорились о том, что чисто рыночным путем мы должны пройти эти этапы и ни в коем случае чрезмерно не участвовать в интервенциях на валютном рынке.

Этот период был характерен тем, что у нас шли политические кампании. Как обычно, друзей у нас хватает, которые население начали напрягать, что после парламентских выборов будет девальвация, национализация.

Люди пытались себя обезопасить - вдруг произойдет девальвации и они что-то потеряют. Девальвация не случилась. За октябрь мы полностью стабилизировались. В октябре и сейчас в ноябре, чтобы не был необоснованно высоким курс, Нацбанк вместо интервенций скупает валюту.

Мы не использовали в этом году золотовалютные резервы. Наоборот, они приросли. Страха у нас нет. Мы будем идти рыночным путем. Есть спрос на валюту, поднялась цена на валюту, пусть население покупает.

В: Возможна новая девальвация?

О: В Белоруссии нет необходимости сегодня девальвировать национальную валюту.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

В: Как повлиял кризис на рост экономики?

О: Мы вынуждены были применить рыночные инструменты. Мы повысили ставку. Коль ставка повышается, дороги кредиты, экономика не может кредитовать за счет дешевых денег. Мы вынуждены были применить эти непопулярную методы, и это в какой-то мере на экономике отразилось.

Но для нас главная проблема - это Европа. 80 процентов ВВП мы экспортируем. Мы зависимы от внешних рынков. У вас снизился покупательский спрос. Экономика растет от 0,2 процента до 0,5. Мы продаем в ЕС больше, чем в России. Как только в ЕС происходит неразбериха, чехарда и спад, это сразу же отражается на нашей экономике. Мы очень зависимы от внешней конъюнктуры.

Европейский рынок самый платежеспособный. Для нас европейский рынок это самый выгодный рынок. Мы хотели бы, чтобы Европа избежала своих потрясений.

В: Значит, если есть проблемы в Европе, вы должны больше ориентироваться на Россию...

О: Мы проводим сейчас диверсификацию рынков. Мы очень активно работаем в Китае, Индии, Вьетнаме, Юго-Восточной Азии, Африке Латинской Америке.

ВНЕШНИЕ ДОЛГИ

В: следующем году Белоруссию ждет пик выплат по внешним долгам. Где брать эти деньги?

О: Имея ВВП под $60 миллиардов и бюджет под $20 миллиардов, - это небольшая проблема. У нас есть договоренности, если нам не хватит миллиарда или меньше, мы можем перекредитоваться и договориться по отсрочке. Мы договорились с нашими кредиторами, что мы можем отсрочить погашение этих кредитов.

В: То есть вы можете найти эти деньги без приватизации?

О: Мы не рассчитываем на то, чтобы найти деньги от продажи государственной собственности. Не потому, у что нас не должно быть приватизации. Просто нельзя жить за счет того, чтобы продавать национальное достояние. Мы не против продажи, но я категорически против того, чтобы продавать и проесть или рассчитываться с долгами. Это крайний случай. Если катастрофа какая-то и тебя завтра будут считать банкротом, тогда можно на это пойти. У нас нет такой ситуации.

В Белоруссии можно приватизировать любое предприятие. Много говорят о Беларуськалии. Мы готовы и это предприятие приватизировать, но надо платить. Мы просчитали его стоимость - $30-32 миллиарда. Исходя из этой цены, если вы хотите купить энное количество акций, мы готовы вам продать. Но никак не дешевле.

Но мы не торопимся его продавать. Зачем нам его продавать?

БЕЛАРУСЬКАЛИЙ

В: Вы ведете сейчас переговоры по Беларуськалию?

О: Пять компаний ведут сейчас переговоры. С китайцами, индусами, кто-то из арабов и две европейские.

В: Эти переговоры уже давно идут?

О: В этом году мы ведем переговоры. Примерно с весны.

В: Есть прогресс?

о: Есть прогресс. На прошлой неделе у нас были переговоры с Индией.

МТС

В: Белоруссия запросила за 51 процент в СП с МТС $1 миллиард. Поскольку пока нет покупателей, возможно, стоило бы снизить цену?

О: Нет. Российские компании, МТС, хотели выкупить 51 процент МТС. МТС очень доходная компания. Мы не торопимся ее продавать. Но были настоятельные просьбы к этому. Сегодня контрольный пакет стоит более миллиарда. Если вы не хотите купить за миллиард, мы подождем. Это хороший налогоплательщик, нам торопиться некуда. Миллиард платите, этот миллиард окупится за 6-7 лет.

Мы не зацикливаемся на том, чтобы что-то распродать побыстрее и получить за счет этого глоток воздуха.

МВФ

В: Как Вы оцениваете шансы Белоруссии на новую программу кредитования МВФ?

О: Мы все наши договоренности и условия МВФ исполняем, как никакое другое государство. Сегодня мы находимся в стадии переговоров с МВФ. Если МВФ это чисто финансово-экономическая организация мы с ними договоримся, если они будет играть в политику, мы будем долго вести переговоры. Как только МВФ избавится от политических клише и политических критериев при подходе к Белоруссии, мы с ними договоримся за сутки.

В: Учитывая, что рост экономики сейчас чуть больше 2,0 процентов, как можно обеспечить рост больше 5,0 процентов?

О: Запросто, если нашу продукцию будут покупать. У нас есть конкурентные преимущества - качественная продукция, дешевая рабочая сила. На нашу продукцию колоссальный спрос. Мы найдем сбыт своей продукции. Нет проблем с обеспечением роста 5-процентного. Это минимальный рост, который мы можем обеспечить.

ПОСТАВКИ НЕФТИ

В: Договорилась ли Белоруссия с Россией об объеме поставок нефти, учитывая, что Белоруссия хочет 23 миллиона тонн, а Россия предлагает только 18 миллионов?

О: По всем позициям с РФ мы договорились, кроме 4-5 миллионов тонн нефти. Мы хотели бы переработать 23 миллиона тонн. У нас позволяют мощности. Глубина переработки нефти у нас значительно выше, чем в России. Качество бензина уровня европейского. В РФ очень много автомобилей мирового уровня, а бензина, высококачественного не хватает. Россияне настоятельно просят, чтобы мы поставили им порядка 2-3 миллионов тонн бензина. На рыночных условиях мы готовы поставить. Мы ведем переговоры, чтобы под эти объемы мы получили недостающие 4-5 миллиона тонн.

Я думаю мы договоримся. В России нефти хватает. Мы готовы вернуть часть нефтепродуктов на российский рынок.

В: Если договориться не удастся?

О: Если нет, то не погибнем. Нефти в мире хватает. Несколько лет назад РФ вообще отказалась поставлять в Белоруссию нефть. Мы не пропали. Мы привезли эту нефть из Азербайджана и Венесуэлы. Но российское направление экономически выгоднее. Мы его не хотели бы терять и уверен, не потеряем.

В: Недавно возник спор с Россией по поводу нефтепродуктов... Россия заподозрила Белоруссию в уклонении от уплаты таможенных пошлин за экспорт растворителей. Этот спор окончен?

О: Да. Перед нами сейчас вопросов никто не ставит этих. Мы уже месяц не производим или производим в минимальных количествах этот товар.

ОТНОШЕНИЯ С ЕС

В: Вы не думаете, что зависимость Белоруссии от России слишком велика?

О: Мы одинаково зависим друг от друга. Мы зависим от России, но и Россия зависит от того, какую политику будет проводить Белоруссия. Мы очень в этом мире друг от друга зависим.

Кто бы мог подумать, что Европа зависима от Белоруссии. Европа санкции начала вводить. Я открыто и честно сказал, что мы будем отвечать асимметрично.

Вы начали вводить санкции, хорошо. Вас волнует сегодня нелегальная миграция? А кто с ней боролся? Белоруссия. У нас 120.000 на территории Белоруссии было афганцев, из азиатских государств, с Кавказа, людей которые стремились попасть в ЕС. Мы защищали Европу. Вы нам за это платили? Вы начали нас душить!

Сколько мы задерживаем взрывчатки, радиоактивных веществ на границе?! Мы не можем закрыть глаза, что к вам повезут радиоактивные материалы, взрывчатку. Мы не можем пока. Но мы вас предупреждаем: "Ребята, прекратите нас душить!" Не надо нас давить. В противном случае, мы закроем глаза и на эти вещи.

За что вы давите Белоруссию санкциями? Некие политические заключенные у нас есть... Покажите хоть одного политического заключенного. Покажите хоть одного человека, которого мы незаконно осудили. А мы вам покажем свои материалы.

Если незаконная идет акция, и группа людей врывается в дом правительства, ломает двери. Это что такое? У вас началась бы стрельба, а у нас даже водометы не применили. Несколько человек мы задержали. Один или два человека у нас осуждены и отбывают срок наказания за это. Все закричали, что это нарушение прав человека.

Мы никогда, за время моего диктаторства, никогда не применили не то, что слезоточивый газ, резиновые пули, как вы применяете у себя в демократическом мире, мы даже водометы ни разу не применяли. За что вы меня упрекаете?

Вам не нравится тот курс, который осуществляет Белоруссия. Вы хотели бы, чтобы здесь было все распродано. В интересах России, в интересах западных компаний.

Вам не нравится мой курс и курс правительства на независимость нашей страны. Вам не нравится, что мы в хороших отношениях с Россией. Это предопределено историей нашей. Последнюю войну мы вместе гнили в окопах, воюя против нацизма. Мы спасли вас, Европу от порабощения вашими же фюрерами.

Кому нужны эти двойные стандарты? Кому нужна нестабильность в центре Европы? Давайте разговаривать, мы же люди.

Вы выстроили забор и кричите: "Диктатура! Санкции будем вводить!" Вы добиваетесь от меня ответных санкций. Но если вы поставите меня в невыгодное положение... Не забывайте, что через Белоруссию вы получаете 80 процентов нефти и будете до половины природного газа получать. Вы до 100 миллионов тонн грузов переваливаете через Белоруссию. Вы не имеете с нами и не имели никаких проблем.

Вы недавно подбросили нам самолетик с якобы шуточными вещами, а это было нарушение. А если бы наши военные саданули по этому самолету и погибли люди? Мы нормальные люди. Мы такие же как и вы, а вы сделали нас врагами.

Если вы хотите, чтобы мы изменились, то санкции - это не лучший метод.

В: Отношения с Западом выглядят зашедшими в тупик. Кто должен сделать первый шаг, чтобы выйти из тупика?

О: Мы по требованию ЕС и отдельных деятелей сделали уже столько шагов, что можно было пройти 10 километров. Но обещанных шагов навстречу мы не получили. Мы готовы постоянно идти навстречу. Но чтобы был сдвиг... мы должны сесть за стол и посмотрев друг другу в глаза и определиться как мы будем жить. Вы нас не наклоните. У нас есть варианты, есть выход.

Делайте вывод, кто должен делать шаги. Мы готовы к этому. Но не надо к нам приезжать на переговоры и ставить перед нами условия. Мы выполнили этих условий не один десяток. В ответ мы получили усиление санкций.

ПРЕЕМНИК

В: Вы будете баллотироваться на пятый срок?

О: Мне до пятого срока еще топать и топать... Что вы переживаете за мой пятый срок?

В: Вы готовите преемника для себя?

О: Никогда. Меня упрекают, что старшего сына готовит в преемники. Я клянусь, эту проблему я в своей семье со своими сыновьями даже не обсуждал. Народ определит, кто будет президентом.

В: Как бы Вы хотели, чтобы Вас запомнили?

О: Как первого президента страны. Я в этом отношении не очень напряжен. Я себя успокаиваю тем, что я кое-что сделал.

АРАБСКАЯ ВЕСНА

В: Есть опасность повторения в Белоруссии событий, подобных арабской весне?

О: Не дождетесь. Белоруссия не Ближний восток. Политика белорусского руководства и ближневосточных руководителей отличаются кардинально.

Меня простой народ посадил в это кресло. Я никогда не отошел от обещанной народу политики. За это меня тоже критикуют, называют популистом.

Не надо сравнивать политику Белоруссии и Ближнего Востока. Здесь некоторые попробовали через социальные сети взорвать ситуацию. Ничего не вышло. И не выйдет.

Лимит революций для Белоруссии исчерпан. Надо набраться терпения и спокойно эти перемены в Белоруссии осуществлять.

ПУТИН

В: Вы с Путиным играете в хоккей?

О: Он говорит, мы еще не готовы с твоей командой играть. Позвоночник где-то повредил он. В борьбе. Боролся где-то на ковре и повредил позвоночник. Поэтому откладывается наша встреча Я знаю его эту проблему. Он любит бороться. Боролся, боролся, поднял человека, бросал через себя, подвернул позвоночник.

ДИКТАТОР

В: Западные политики называют Вас диктатором...

Я вот думаю, кто такой диктатор. Я не понимаю. Это какой-то наверное страшный, нехороший человек. Но я же не страшный, не совсем плохой человек. Бывает, круто отношусь к тем, кто не исполняет обещанное, кто обижает людей.

Я не совсем понимаю, что такое диктатор, но с другой стороны, я сам себе по-доброму завидую. Я же последний и единственный диктатор в Европе. Вы приехали посмотрели на живого диктатора. Где вы такого больше увидите? Говорят, даже плохая реклама - это то же хорошо.

Я исхожу из того, что ты демократии и свободы можешь брать столько, сколько унесешь. Но ты не заходи на чужое поле. Я стараюсь, чтобы человек жил свободно, но не мешал другому.

В: После президентских выборов ряд ваших соперников были арестованы по обвинению в организации беспорядков...

О: Один остался, который это организовывал. Европейцы ко мне приезжали и требовали, освободить. Я сказал хорошо, но по нашим законам. Ты должен обратиться к президенту. Все кто обратился, они были виноваты, они не были достойны освобождения. Я принял решения, они помилованы. Один или два не обратились, они говорят, что им в тюрьме лучше, они герои будут. Хорошо.

Ричард Балмфорт, Андрей Маховский, Тим Херитедж. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below