24 сентября 2014 г. / , 15:39 / 3 года назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью первого зампреда ЦБР Ксении Юдаевой на Саммите Рейтер

Оксана Кобзева

МОСКВА, 24 сен (Рейтер) - Центробанк РФ не ждет отрицательных ставок на рынке и главным вызовом называет слабый экономический рост, считая его причины структурными и неподвластными денежно-кредитной политике, сказала первый зампред ЦБР Ксения Юдаева на саммите Рейтер в Москве .

Ниже следуют высказывания Юдаевой:

ПРО СТАВКУ

ЦБ повышает, или снижает, или оставляет ставку на том же уровне, изучив ситуацию, поэтому мы сейчас дальше будем смотреть за развитием ситуации и реагировать на нее. Пока еще не полностью прошла реакция рынка на наше решение в июле.

Этот год действительно очень сложный с точки зрения инфляции, потому что количество немонетарных факторов большое. Монетарная инфляция тоже повысилась…

Я думаю, что отрицательных реальных ставок не будет, во всяком случае, если реальные ставки считать правильно, то есть по отношению к ожидаемой монетарной инфляции. Что касается вообще ситуации, мы будем смотреть, как она будет развиваться и прогнозировать; все будет зависеть от того, насколько быстро будут проходить инфляционные тенденции, которые мы видим. Ведь те инфляционные шоки, которые в этом году есть, носят ограниченный во времени (немонетарный) характер. И поэтому нам очень важно каждый раз понимать, по каким причинам изменилась инфляция, и реагировать на причины или на их влияние на инфляционные ожидания. Если мы увидим, что меняются немонетарные факторы, но в экономике начинают появляться механизмы, которые приведут к их длительному действию, то соответственно, мы будем реагировать.

В частности, с этим может быть связано наше предложение не индексировать тарифы (естественных монополий) на всю величину инфляции, а исключать продовольственные цены, чтобы снять вторичные факторы инфляции.

ПРО ТАРИФЫ

В проекте бюджета не заложено повышение налоговой нагрузки, но окончательных решений нет, мы посмотрим, конечно, каким будет окончательное решение.

В идеальном варианте хотелось бы согласованных действий с правительством по снижению инфляции, как это было при составлении бюджета и "Основных направлений..." на текущий год. Я думаю, что главное различие между нами и правительством – это то, что нам действительно надо смотреть на среднесрочный горизонт, это для нас ключевое – среднесрочные тренды в инфляции - 2-3 года. А для правительства преимущественно важен бюджет только на следующий год, и в этом фундаментальное отличие между нашим и правительственным видением политики в сфере инфляции.

НАЛОГ С ПРОДАЖ

У нас налог с продаж заложен во втором сценарии ("Основных направлений..."), максимальная инфляция, которая там есть, учитывает налог с продаж. Безусловно, самая большая сложность сейчас с точки зрения инфляции - это прогнозирование роста потребительских цен следующего года, особенно - немонетарных компонент, потому что достаточно много факторов неизвестности, включая политику правительства.

ИНФЛЯЦИЯ

(Если бы в этом году не было геополитической напряженности и ее влияния на рынки – это шире, чем санкции и ответные меры) Я думаю, мы бы серьезно к цели по инфляции приблизились. Особенно, если исключить еще и ограничения, которые вводились на отдельных рынках по санитарным соображениям.

Факторы неопределенности на 2015 год – это длительность действия эмбарго на импорт. Продовольственные цены – сейчас основной драйвер инфляции, мы не знаем сроки, в течение которых полностью изменение этих цен пройдет – они очень серьезно зависят от скорости реакции экономики. Реакция может занять короткий промежуток времени, а может растянуться на длительный период. Окончательный масштаб и длительность процесса - это серьезный фактор неопределенности.

По нашим оценкам, инфляция в 2015 году составит 4,5 процента, если отменяются санкции, если не отменяются - то она во многом зависит от того, какая часть от этих 1,5 процентов (влияние торгового эмбарго) перейдет на следующий год.

Мы считаем, что цель менять не нужно, нужно разъяснять, почему мы ее не достигли, и как мы видим ее достижение на среднесрочном горизонте.

Потому что если какие-то факторы, которые действуют в этом году, закончат свое действие до конца года, то у нас инфляция в следующем году может быть существенно ниже, чем многим кажется. Если санкции не отменяются, соответственно, цель может быть несколько превышена, в зависимости от действия разных факторов на разных уровнях.

Все зависит от скорости адаптации экономики к разного рода изменениям. Это очень серьезный фактор неопределенности с точки зрения инфляции на следующий год.

Если мы смотрим на инфляцию в 2016-2017 годах с учетом тех факторов, о которых мы говорим сейчас, ситуация гораздо понятнее: более очевидно, что когда действие этих факторов закончится, инфляции выйдет на понижательный тренд.

Сейчас, но нашим прогнозом, среднесрочную цель мы, безусловно, можем достичь.

РЕПУТАЦИЯ ЦБР

(Недостижение цели по инфляции)

Я думаю, что существенный для нас сейчас вызов - это действительно отсутствие у нас репутации Центрального банка, который умеет достигать цели. Многие факторы действовали бы принципиально иначе, даже в текущей ситуации, если бы у нас была такая репутация. Это проблема России: в обществе есть постоянно присутствующий страх того, что инфляция выйдет из-под контроля. Низкая инфляция - необходимое условие появления длинных денег в экономике. Оно может быть недостаточным, но оно очевидно необходимо.

ПОЛИТИКА ЦБР И РОСТ ЭКОНОМИКИ

Это как раз главное разногласие (с правительством). В нашем понимании снижение экономического роста, которое сейчас наблюдается, носит структурный характер. Основная причина – это структурное замедление, связанное с демографическими тенденциями, инвестиционным климатом, высокой долговой нагрузкой некоторых категорий населения и части реального сектора. И это те проблемы, которые требуют структурных мер для своего решения. И если они не решаются, смягчение денежно-кредитной политики ведет не к ускорению экономического роста, а к инфляции. Это тот диагноз, который мы ставим.

Поэтому обсуждение экономического роста с правительством – это принципиально важный вопрос. Нам не кажется, что ЦБ слишком оптимистичен в прогнозе роста на 2015 год.

ДАВЛЕНИЕ НА ЦБР

Чтобы они (правительство) нас слышали, нужно обсуждать все смежные вопросы. Сейчас нужен обмен мнениями. Почему снизился экономический рост, например? Это на самом деле важно не только для правительства, но и для Центрального банка. Нам с точки зрения нашей политики принципиально важно правильно ставить диагноз. Сложилась нестандартная, исключительная ситуация, и она требуют выработки адекватных мер, поэтому консультации важны, чтобы перейти к согласованной и действенной экономической политике.

УЧЕТ САНКЦИЙ В ПРОГНОЗЕ

У нас есть три сценария, можно обсуждать их вероятность, но все они достаточно реалистичны.

Для нас важно быть готовыми к разным сценариям в текущей ситуации, а не только ставить на какой-то один, и понимать, что фундаментальные длительные тенденции работают одинаково во всех сценариях. Базовый сценарий мы все равно считаем наиболее вероятным.

Цену на нефть очень сложно прогнозировать, как известно.

САНКЦИИ, РЕЗЕРВЫ И РУБЛЬ

Сейчас рубль, очевидно, недооценен, и в разных сценариях можно увидеть разное движение курса.

(Зачем резервы в эпоху плавающего рубля?)

"Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно". Ни одна страна, особенно с формирующейся экономикой, так не поступала с резервами - то есть все страны сохраняют, а многие пытаются увеличить свои резервы.

Нам не стоит недооценивать необходимость наличия резервов даже после перехода к плавающему курсу с точки зрения поддержания репутации рубля как устойчивой и надежной валюты, а российских заемщиков – как платежеспособных.

САНКЦИИ И РОСТ

Самый главный вызов для страны сейчас – это невысокий экономический рост. ЦБ методами денежно-кредитной политики, на наш взгляд, не способен решить эту проблему. Попытки ЦБ влиять на рост в текущей ситуации чреваты инфляцией и пузырями. Но это не означает, что мы не озабочены этой проблемой, и ей не нужно уделять существенного внимания.

САНКЦИИ И РИСКИ

Санкции сейчас действительно привели к снижению притока капитала при сохранении оттока. Это, конечно, создает риски. В текущей ситуации важно не допустить роста внутреннего оттока (покупки иностранной валюты населением и предприятиями), и для этого нужно использовать методы денежно-кредитной политики.

Пока ситуация с оттоком контролируема, мы видим достаточное количество уже накопленных валютных активов, поэтом у нас прогноз $90-100 миллиардов оттока на этот год в целом.

ЛИКВИДНОСТЬ

На рынке в рублевом сегменте мы не видим сейчас серьезных проблем.

На валютном рынке нужно различать проблему ликвидности и проблемы рефинансирования долгов. Действительно, мы слышали от некоторых банков, что в связи с тем, что сейчас более строго контрагентами проверяются все платежи, могут быть проблемы у отдельных банков: например, у них сегодня возникли сложности с валютной ликвидностью, в то время как завтра может быть большой ее приток.

Мы специально ввели обратный валютный своп, чтобы поддержать равновесие на рынке, и дать ему возможность работать. Сейчас этот инструмент работает как страховка.

Если вдруг у кого-то большой текущий платеж, и на рынке денег не находится, можно обратиться в ЦБ. Сумма лимита, на наш взгляд, достаточна для преодоления дневных кассовых разрывов ликвидности.

Рублевая ставка будет автоматически корректироваться при изменении ключевой ставки, долларовую ставку теоретически мы можем поменять, но пока параметры не меняются. Удлинять сроки по этому инструменту не планируем.

ФОНДИРОВАНИЕ

Внешний рынок всегда играл достаточно серьезную роль (в фондировании) на фоне дефицита долгосрочных ресурсов на локальном рынке. Возвращаясь к целям, которые ставят перед Банком России, я думаю, что у нас сейчас главный вызов, это не выпустить инфляцию из-под контроля, доказать, что она находится под контролем, и тем самым сделать шаг в сторону решения проблемы отсутствия долгосрочных ресурсов в банковской системе.

Есть более техническая проблема. Из-за того, что сейчас рефинансирование ЦБ занимает большую долю в балансах банков, и мы понимаем, что значительная часть операций рефинансирования постоянно пролонгируется, то есть это такие "вечные деньги".

Есть предложения Банку России что-то купить на баланс. Но надо понимать, что это просто выданная ликвидность срочностью до погашения этого актива. Для того, чтобы ЦБ влиял именно на ставки денежного рынка, а не на ситуацию на рынке конкретного актива, рынок этого актива должен быть высоколиквидным. В большинстве стран - это рынок госдолга. Поскольку у нас рынка госдолга в таком ликвидном и глубоком виде нет, и по другим активам ликвидного и глубокого рынка - тоже нет, то мы развиваем операции рефинансирования.

SWIFT

SWIFT - это канал передачи данных. Представьте, если бы речь шла об отключении факсов, то можно было бы перейти на электронную почту, телефон или обычную почту. Так и со SWIFT - можно использовать какие-то другие каналы передачи сообщения. SWIFT, безусловно, наиболее распространенная система, он у всех стоит, эта инфраструктура активно используется, это достаточно эффективно и дешево. Поэтому отключение от SWIFT - достаточно серьезный вопрос. Тем не менее, нужно понимать, что это канал передачи внешних сообщений, который может быть заменен на другой. И у ЦБ, и у банков есть свои стратегии на этот случай.

КАПИТАЛ ДЛЯ БАНКОВ

Банки время от времени нужно капитализировать, чтобы они могли работать с плохими активами и могли развиваться, и гипотетически, ничего против вопроса капитализации банков через разные каналы не имею.

ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Наша задача действовать превентивно, а не тогда, когда пожар уже разгорелся, поэтому необходимо смотреть на тенденции. Санкции, конечно, создают достаточно нервную обстановку, и нам нужно ее оценивать и прорабатывать инструменты, позволяющие создавать условия для нормальной работы рынка.

ПЛАВАНИЕ РУБЛЯ

Время от времени мы расширяли границы этого плавания, и у нас рубль фактически плавает примерно с середины мая, поэтому мы уже накопили определенный опыт. Мы сделаем так, что переход к плавающему курсу существенного влияния на рынок не окажет, как и все наши изменения параметров, которые происходили этим летом.

(Как будут осуществляться интервенции при плавающем курсе?)

У нас есть некоторая внутренняя система правил проведения интервенций в случае возникновения угроз финансовой стабильности, раскрывать которые рынку мы в деталях не будем. Многие из них - поведенческие. Если мы видим определенные тенденции, определенные показатели, свидетельствующие о том, что формируются проблемы на рынках, которые могут потенциально их дестабилизировать, то, соответственно, будем в ЦБ обсуждать, какие именно меры нужно предпринять для обеспечения финансовой стабильности.

ЦБР И ВЭБ

Мы считаем, что это (передача паев РФПИ) противоречит конституционным целям ЦБ. Банк России обеспечивает ценовую и финансовую стабильность, и в нашем случае, занимается еще и развитием финансовых рынков. Задача ЦБ - рефинансировать банки, но не заниматься вложениями в российскую экономику. Это другая функция. И поэтому мы против этого решения.

ОФЗ (отмена аукционов)

С точки зрения Минфина, это рационально, и они экономят деньги бюджета. С точки зрения развития финансового рынка, это, наверное, не очень хорошо, потому что нет ликвидного долгового рынка и нормальной кривой доходности государственного долга, от которой обычно формируются доходности всех других активов. ...Вот эту функцию они сейчас не выполняют.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below