12 февраля 2016 г. / , 13:56 / 2 года назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Первый зампред ЦБР Тулин привел примеры угроз финансовой стабильности

МОСКВА, 12 фев (Рейтер) - Первый зампред Банка России Дмитрий Тулин объяснил на примерах, что Центральный банк считает угрозой финансовой стабильности, для предотвращения которой регулятор может вмешаться в торги на валютном рынке.

Несмотря на плавающий курс рубля Банк России не отказывается от валютных интервенций, но будет их использовать только в случае рисков для финансовой стабильности, сказала накануне глава ЦБР Эльвира Набиуллина.

Ниже представлены высказывания Тулина журналистам в кулуарах Госдумы в пятницу:

О ПАТРОНАХ ЦЕНТРОБАНКА:

"Какова экономика, таков и валютный курс, то есть лучший способ и единственно правильный... способ добиться стабилизации курса рубля - это диверсифицировать экономику, добиться улучшения структуры, преодолеть эту постыдную позорную сырьевую зависимость. Иных способов не существует и никакие траты золотовалютных резервов не смогут решить проблему стабилизации курса рубля, потому что надолго резервов для этих целей не хватит ни у кого, ни у одной страны мира, ни у каких монетарных властей".

"Если патроны не производить постоянно, то расстрелять имеющийся арсенал - это очень легко и быстро, это будет временная, Пиррова победа. Потом все вернется к прежнему состоянию, только потом уже столько резервов не будет. Поэтому все-таки опять же, наш председатель сказала, что мы оставляем за собой право проводить какие-то валютные интервенции в случае угрозы финансовой стабильности".

ВЛИЯНИЕ НА ВОЛАТИЛЬНОСТЬ, А НЕ УРОВЕНЬ КУРСА:

"Что такое угроза финансовой стабильности? ...Имеется в виду - мы не влияем на уровень курса, мы не в состоянии этого сделать, мы можем бороться с волатильностью, которая вызвана какими-то техническими факторами, связанными с несовершенством рынка.

Предположим, уходят с рынка продавцы валюты - вот ушли и все, никто не продает валюту, все держат, да и покупатели серьезные могут прийти - импортеры. Это знаете как бывает, в праздничные дни, длинные новогодние каникулы, значительная часть торговли - это роботы, рынок узкий и какие-то совершенно случайные заявки на покупку-продажу могут влиять на уровень курса, и волатильность повышается, даже не в связи с движением цены на нефть. Вот это угроза финансовой стабильности, в этих случаях, наверное, мы сможем вмешиваться, сглаживая эти колебания".

"На уровень курса влиять мы не можем и не будем, это вне наших сил и никто в мире этим не занимается".

"Можно конечно, если какие-то астрономические цифры валютных резервов и девать их некуда - то можно, конечно, какое-то время поупражняться, но это все в теории. У нас нет астрономических резервов".

О ДИСКРЕТНЫХ АУКЦИОНАХ:

"В принципе, идея дискретных аукционов она в этом же - чтобы в условиях, когда невозможно встретиться заявкам, когда спрос и предложение маленькие, рынок узкий, сделать так, чтобы курс формировался не в режиме реального времени, а заявки накапливались вокруг и продажи, и покупки, потом только балансировался спрос и предложение".

"То есть, имеется в виду и это, когда говорят о нашем вмешательстве для того, чтобы сформировался условно, в кавычках, справедливый курс".

"Пока нет необходимости в этом (в дискретных аукционах), это подстраховочный иснтрумент, который мы будем иметь в своем арсенале, но актуальность его - она не слишком высока".

"Пока нет необходимости вводить дискретные аукционы на валютном рынке, потому что ликвидность рынка высока, есть покупатели, продавцы, курс формируется на основе достаточно широкого, глубокого рынка".

О ДЕДОЛЛАРИЗАЦИИ БАНКОВСКИХ АКТИВОВ И ПАССИВОВ:

"Анонсированная Центробанком цель - добиваться снижения уровня долларизации в операциях банков, то есть уменьшить удельный вес иностранной валюты и в банковских активах, и соответственно, в банковских пассивах, потому что этого нужно добиваться как-то одновременно.

Здесь есть два основания, две причины, почему мы хотим такую политику проводить.

Первое основание - это как раз для того, чтобы добиваться финансовой стабильности, бороться с угрозой дестабилизации.

Почему? Потому что длительное время, долгие годы российские коммерческие банки практиковали выдачу валютных кредитов, в том числе, тем заемщикам, которые абсолютно не располагают экспортной валютной выручкой и не генерируют валютную выручку, и их выручка и доходы никак не привязаны к валюте. Самые экстремальные примеры - это заемщики валютной ипотеки, это экстрим. Есть и строители, девелоперы, есть владельцы коммерческой недвижимости, которые долгие годы свои ставки по сдаче в аренду фиксировали в долларах и евро, а когда спрос платежеспособный упал, со стороны арендаторов, выяснилось, что либо они в рубли переводят свои ставки, либо они снижают, опять же, резко, в долларах свои цены.

Выяснилось, что у многих заемщиков по валютным кредитам возникает проблема с обслуживанием своего долга и валютный риск, который недооценивался заемщиком банка. Это проблема и для заемщиков, и для банков, потому что валютный риск заемщиков, он переходит в кредитный риск для банков. И в интересах финансовой устойчивости и стабильности банковского сектора и ряда отраслей реального сектора экономики мы простимулируем банки к тому, чтобы они перестали кредитовать в валюте, хотя бы тех заемщиков, которые подвержены валютному риску".

ВЛИЯНИЕ НА ВОЛАТИЛЬНОСТЬ КУРСА:

"Есть вторая проблема с высоким уровнем долларизации российского банковского сектора - это когда высокий уровень долларизации банковского сектора является самостоятельным фактором, который повышает волатильность курса рубля. То есть помимо движения цен на нефть и не из-за того, что коммерческие банки пытаются выражаясь бытовым языком, спекулировать, то есть они не открывают даже открытую валютную позицию, а просто из-за того, что у них большой объем накопленных обязательств и каких-то требований в долларах, у них периодически возникают потребности менять эту структуру. То есть часть активов или пассивов из рублей в доллары переводятся, у них возникает потребность покупать или продавать валюту на рынке и это дестабилизирует курс рубля.

Пример - когда банки по договоренностями с заемщиками хотят валютные кредиты переоформить в рублевые кредиты, что в принципе разумно, потому что заемщику сложно обслуживать валютные кредиты, абсолютно разумная вещь, но банки, если это делают, то у них остается в пассивах задолженность в иностранной валюте перед вкладчиками, физлицами, корпоративными клиентами, а в активах у них трансформируются доллары в рубли, им нужно эту позицию закрыть, каким образом? Либо пассивы в рубли перевести, а это сделать сложно быстро - нужно договариваться, от клиентов отказываться сложно - соответственно, они выходят на рынок, и покупают (валюту) на сумму, на которую в рубли ушли по кредитному портфелю, они покупают уже кэш, денежные средства в долларах. Такой спрос, он может быть весьма существенным".

"Это не единственный случай, есть масса других примеров. Я для себя эту ситуацию аккумулировал - у меня было до 10 разных кейсов, которые могут создавать волатильность".

"Эта проблема стала актуальной именно в последние полтора года после известных экономических и политических событий, когда был накоплен этакий навес долларовых требований и обязательств в экономике, но еще когда был приток иностранной валюты из-за рубежа достаточно сильный, не полноводной рекой, но хорошим ручьем - это экспортная валютная выручка и заимствования - и теперь этот крутой ручей превратился в тоненький ручеек, потому что и экспортная валютная выручка уменьшилась, потому что цены на нефть упали, и рынки заимствований закрылись. И когда накоплен такой навес взаимных долговых обязательств в иностранной валюте, а приток наличных денежных средств, ликвидных, в экономику резко сократился, это создает угрозу и, действительно, это та самая угроза финансовой стабильности".

"Повышаются риски неисполнения долговых обязательств экономическими субьектами и колебания спроса на валюту. То есть системные риски повышаются".

"Два фактора - это кредитные риски для банков, и второе - это системные риски в связи с несоотвествием между уже сократившимися валютными потоками и накопленными большими запасами. Вот эта проблема, которую мы хотели бы решить, повлиять на нее, и понятно, что мы будем это делать абсолютно постепенно. Главная заповедь, как у врачей, так и у регуляторов - не навреди". (Елена Фабричная. Редактор Дмитрий Антонов)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below