25 августа 2016 г. / , 13:37 / через год

АНАЛИЗ-Хвост не виляет собакой или почему новые ОБР привяжут к ключевой ставке

Елена Фабричная

МОСКВА, 25 авг (Рейтер) - Банк России подтвердил планы разместить до конца года тестовый выпуск купонных ОБР с плавающей ставкой, привязанной к ключевой, но участники рынка не теряют надежду, что регулятор еще может передумать и привязать купон, как и Минфин по своим ОФЗ, к ставке необеспеченного банковского кредитования RUONIA, что позволило бы сформировать кривую доходности для данного класса бумаг.

ЦБ собирается выпускать ОБР для абсорбирования значительной “горбушки” профицита ликвидности, когда он будет стабильно превышать 1 триллион рублей, говорил первый зампред ЦБР Дмитрий Тулин.

Его коллега Александр Полонский, заместитель директора департамента денежно-кредитной политики ЦБР, сказал в среду, что привязка купона ОБР к ключевой ставке позволит Центробанку воздействовать на ставки МБК.

“Облигации призваны лишь абсорбировать навес рублевой ликвидности, в то время как для управления ставками МБК регулятор будет использовать депозитные аукционы и операции тонкой настройки. Поэтому аргументы относительно того, что использование ключевой, а не рыночной ставки, обусловлено необходимостью управлять ставками денежного рынка, не являются столь убедительными”, - сказал Рейтер стратег по валютным рынкам и процентным инструментам Sberbank CIB Владимир Цибанов.

По его мнению, привязка к рыночной ставке наиболее удобна для инвесторов, поскольку в данном случае инвестиции в ОБР являются альтернативой размещения денег под аналогичную ставку на рынке межбанковских кредитов.

“Использование ставки МБК для определения плавающего купона приводит к тому, что стоимость данной бумаги в каждый момент времени равна номиналу (цена равна 100 процентов). Данная характеристика очень удобна при проведении размещения облигации, как для инвесторов (которые должны только оценить свою ликвидную позицию, и им нет необходимости оценивать процентный риск данной бумаги), так и для Банка России”, - сказал Цибанов.

В отличие от развитых стран, процентный риск на российском рынке включает в себя не только риск изменения процентной ставки регулятором, но и значительные движения рыночной ставки относительно ключевой.

“Таким образом, размещение облигаций, с купоном, привязанным к ставкам МБК (ставкам фондирования позиции), позволит снизить для инвесторов принимаемый ими процентный риск”, - считает Цибанов.

Выпуск данных облигаций может повысить доверие к политике Банка России, сказал он.

РЕАЛЬНЫЙ ИНДИКАТОР

Министр финансов России Антон Силуанов раскритиковал идею ЦБР выпускать ОБР с купоном, привязанным к ключевой ставке, чтобы “не было многочисленных инструментов для инвесторов, привязанных к разным индикаторам”.

Минфин выпускает ОФЗ с привязкой к ставке RUONIA (Ruble Overnight Index Average).

“Размещение аналогичных бумаг Банком России будет способствовать формированию кривой для данного класса бумаг как для коротких (ОБР), так и для более длинных сроков (ОФЗ)”, - считает Цибанов.

ЦБР собирается выпускать купонные ОБР со сроком погашения через 3, 6 и 12 месяцев, с купонным периодом три месяца.

RUONIA демонстрирует реальную стоимость денег для крупнейших российских банков на рынке, писал в своей статье замминистра финансов Максим Орешкин, называя ее ключевым индикатором для оценки ситуации с ликвидностью.

В последние месяцы RUONIA устойчиво находится ниже уровня ключевой ставки и колеблется в диапазоне размером около 50 базисных пунктов (с 1 июля диапазон изменений составил 9,97-10,47 базисных пунктов).

На последнем крупном обсуждении проекта Центробанка о купонных ОБР за ставку RUONIA выступал и Игорь Русанов, первый вице-президент, член правления Газпромбанка.

“Для нас ключевая ставка инструмент не идеальный и не идеальный индикатор для инструментов с плавающей ставкой. Почему? Потому что наши спреды фондирования от ключевой ставки отличаются, нам было бы проще управлять своим процентным риском, если бы на рынке появился столь же репрезентативный индикатор, как, RUONIA... она считается по реальным сделкам, это более менее реальный индикатор”, - сказал он.

“На неё есть свопы, что принципиально важно для последующего управления продуктами, которые мы будем предлагать клиентам”, - добавил Русанов.

Привязку купона ОФЗ к RUONIA казначей Газпромбанка тоже раскритиковал, поскольку там купон не отражает “плавания” индикатора.

“Минфин должен привязаться к споту или свопам, а не задним числом устанавливать ставку”, - сказал Русанов.

Полугодовые купоны по ОФЗ за каждый период равны средней ставке RUONIA за предыдущие шесть месяцев плюс фиксированный спред.

ОЖИДАЕМЫЙ ИНСТРУМЕНТ

Внутри Центробанка обсуждалось предложение привязать купон ОБР к RUONIA, признал Тулин, но задачи регулятора противоположны задачам участников рынка и привязка к ключевой ставке может остаться.

“У нас логика не всегда совпадает с логикой участников рынка, потому что нам нужно воздействовать на ставку межбанка и мы хотим, чтобы ставка МБК к нашей ставке привязывалась, а не наоборот. Поэтому здесь логика собаки и хвоста, кто кем виляет, бывает по-разному - и хвост виляет собакой, но мы все-таки пока на своем стоим”, - говорил Тулин.

Центробанк, в отличие от Минфина, не будет высчитывать купон по прошлому периоду.

“Мы собираемся считать каждый день по ключевой ставке фактической за каждый день, если изменится за квартал, то она будет рассчитана, как средневзвешенная за квартал”, - говорил Полонский.

Русанов поддержал такой подход: “Если мы фактически будем каждый день начислять купон по ставке, действующей на сегодня, это вещь рабочая, когда я покупаю сегодня и, продавая завтра, понимаю, что я покупаю купон сегодняшний”.

“Будет фактическая ставка, за каждый день этого периода, и действовать для этого периода, новый период - фактическая для нового”, - пояснял Полонский.

Если Центробанк будет менять ключевую ставку, то в его инструментах это изменение должно сразу отражаться.

Кроме логики регулятора, в пользу привязки к ключевой ставке говорит прошлый опыт. Когда в декабре 2014 года Центробанк экстренно поднял ставку до 17 процентов годовых, банки вынуждены были увеличить ставки по кредитам, причем не только по новым, но и по выданным. После этого банки стали переводить заемщиков на плавающие ставки, прописывая в кредитных договорах привязку к ключевой ставке, которая автоматически стала основным индикатором.

Кроме того, после международного скандала с формированием ставки Libor, когда регуляторы проводили расследования в банках признаков манипулирования ставкой, клиенты с опаской стали воспринимать такого рода индикаторы.

К началу 2015 года значительная часть пассивов банков была сформирована средствами ЦБ и на рынке сложилось понимание, что раз все банки фондируются в ЦБ, то и размещать средства нужно отталкиваясь от ставки ЦБ, говорили банкиры.

“Когда объясняли заёмщикам в 2014-2015 годах, почему мы повышаем ставки, говорили - потому что ЦБ поднял ключевую ставку, понимание это осталось... И ключевой момент - Сбербанк начал выпускать продукты, привязанные к ключевой ставке, и, понимая рыночную долю Сбербанка, это было существенным фактором, который формирует поведение клиентов на рынке”, - пояснял Русанов.

Глава казначейства Сбербанка Алексей Лякин не стал вступать в дискуссии, но отметил, что инструменты ЦБ направлены “на таргетирование ставки по активным операциям банков, нежели по пассивным”.

Казначей Сбербанка предположил, что повышение обязательных резервов было введено Центробанком потому, что ОБР разместить поскорее не получается:

“Первым инструментом, который ЦБ использует для абсорбирования, - это повышение ФОР - это бесплатный инструмент, но он негативно влияет на доходы банков и достаточность капитала, и здесь в текущей ситуации было куплено время на то, чтобы внедрить КОБРы в действие”.

Использование ОБР вместо повышения ФОР, отвлекающего 600 миллиардов рублей, по мнению казначея Сбербанка, было бы более эффективно и компенсировало банкам потери предыдущих лет.

Константин Церазов из ФК Открытие поддержал привязку к ключевой ставке, но отметил, что ее очень сложно прогнозировать, и просил регулятора о более понятной риторике как ставка будет меняться.

По опросу банковской ассоциации Россия, 23 процента банков не используют ключевую ставку как ценовой индикатор.

“К началу 2017 года мы войдём в профицит, в этом избытке ликвидности мы будем купаться по прогнозам года три, не меньше, поэтому надо научиться плавать в этом бассейне”, - сказал Тулин. (Редактор Антон Зверев)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below