29 марта 2008 г. / , 09:47 / через 9 лет

Сайт Медведева опубликовал отрывки первой книги о нем

<p>Избранный президент РФ Дмитрий Медведев дает интервью газете Financial Times в Кремле 25 марта 2008 года. Избранный президент РФ Дмитрий Медведев отвел 30-50 лет на становление полноценной демократии в России и рассказал журналисту Николаю Сванидзе, как относится к силовикам во власти, тандему с Владимиром Путиным, частной собственности и новому для него статусу публичного политика. (REUTERS/RIA Novosti/Dmitry Astakhov)</p>

МОСКВА (Рейтер) - Избранный президент РФ Дмитрий Медведев отвел 30-50 лет на становление полноценной демократии в России и рассказал журналисту Николаю Сванидзе, как относится к силовикам во власти, тандему с Владимиром Путиным, частной собственности и новому для него статусу публичного политика.

Отрывки из первой книги о Медведеве, составленной Сванидзе из бесед с Медведевым и его знакомыми, опубликованы в четверг на сайте преемника Путина (here).

“Считал и считаю, что наша демократия ещё совсем молода. Это первое. И попытки представить дело иначе выглядят по меньшей мере несерьёзно. Развитие демократии у нас идет по своим законам. Результаты можно будет оценить только через 30-50 лет, как это обычно в истории и происходит”, - говорит Медведев.

Давний соратник Путина шел на выборы под лозунгом “Свобода лучше, чем несвобода”. Говоря о слабости и незрелости российской демократии, он в то же время отвергает введенный кремлевскими идеологами термин “суверенная” и говорит о незыблемости частной собственности, подтверждая отчетливо вырисованный в отрывках книги Сванидзе образ убежденного либерала.

“Меня не убеждает, когда к слову ”демократия“ привязывают дополнительные определения. Мне кажется, это просто обедняет ситуацию”, - говорит преемник Путина.

“Частная собственность - крайне важная конструкция. Она относится к фундаментальному набору прав человека. Если мы не научимся ее уважать и защищать, как это делают во всем мире, мы так и будем пребывать в отсталости и запустении”.

Для иллюстрации либеральных взглядов Медведева Сванидзе, составивший книгу в соавторстве с Мариной Сванидзе, приводит рассказ о крамольном тосте “за возрождение частного права в России”, на который Медведев решился в конце 1980-х во время посиделки аспирантов.

“Реально тот тост, в общем-то, крамолой был. Конечно, в 88-89-м за это не посадили бы, наверное, и с факультета бы не исключили, но на защите запросто могли бы зарубить”, - вспоминает однокурсник и приятель Медведева Илья Елисеев.

“МЫ ВЗРОСЛЫЕ РЕБЯТА”

Принципиальность Медведева (“Я сразу же отметил в нём отсутствие приверженности какому-либо конформизму”, - вспоминает один из учителей будущего президента) не помешала ему стать гибким политиком.

Медведев неоднократно повторял, что будет проводить политический курс уходящего в премьеры Владимира Путина, подчеркивая ключевую роль, которую сыграл в его карьере нынешний президент. Путин объяснял выбор преемника дружескими отношениями с Медведевым и “личной химией”.

Медведев сказал Сванидзе, что считает избранную Путиным двуглавую систему управления государством обоснованной с точки зрения европейской традиции. Он предвидит сложности, но обещает с ними справиться.

“Всякие новые конструкции власти покажут свою работоспособность только через какое-то время... Уверен и в том, что существуют люди, которые будут по-своему эту конструкцию воспринимать, будут искать в ней изъяны... Но мы для этого достаточно взрослые ребята. Справимся”, - рассказывает Медведев под песню своей любимой рок-группы Deep Purple.

Не боится он и силовиков, которых многие наблюдатели называют властным кланом, сохранившим влияние даже после проигранных “либералам” выборов преемника.

“Я абсолютно нормально отношусь к тому, что, например, сейчас большее количество государственных должностей, чем, допустим, некоторое время назад, занято людьми, имеющими опыт работы в спецслужбах”, - говорит он.

“На мой взгляд, у людей, которые приходят из спецслужб, есть свой опыт: и позитивный, и негативный... Здесь скорее вопрос в том, что наша история была очень сложной, и отношение к службам было очень разным. И это, конечно, напрягает людей. Но это уже история”, - уверен Медведев.

Основной проблемой силовиков он назвал “отсутствие опыта публичной работы”. Медведев, напротив, быстро овладел искусством быть в центре внимания.

“Вначале меня это раздражало. Я всё время ловил себя на мысли, что я могу сделать всё то же самое быстрее, технологичнее, если вокруг меня не будет суетиться такое количество людей и щёлкать затворами... Сейчас это меня уже не раздражает”, - говорит Медведев, заполонивший контролируемый государством телеэфир.

Однокурсника Елисеева официальный образ приятеля “убивает”.

“Он в силу формальностей, в которые он поставлен, ответственности за то, что он говорит, он воспринимается людьми совершенно по-другому”, - сокрушается собеседник биографа.

В жизни Медведев лучше:

“Он в компании, в тесной, где он себя чувствует свободно, если не тамада в плане тостов и организации собственно застолья, то в плане разговора это, безусловно, центр, это душа компании. Это гарантия того, что всегда будет весело. Даже если все остальные будут молчать, это будет соло. Ты весь вечер будешь хохотать и уйдешь совершенно довольный. Так всегда было”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below