16 апреля 2014 г. / , 10:39 / 3 года назад

Саудовская Аравия усиливает давление на несогласных ради стабильности

Король Саудовской Аравии Абдалла во время встречи с президентом США Бараком Обамой Rawdat al-Khraim близ Эр-Рияда 28 марта 2014 года. Саудовская Аравия под отзвуки потрясений, дестабилизировавших Ближний Восток, усиливает давление на местных недовольных, порождая тревоги, что возникшее в последние годы пространство для публичных дебатов снова под угрозой исчезновения. REUTERS/Kevin Lamarque

ДУБАЙ/ЭР-РИЯД 16 апр (Рейтер) - Саудовская Аравия под отзвуки потрясений, дестабилизировавших Ближний Восток, усиливает давление на местных недовольных, порождая тревоги, что возникшее в последние годы пространство для публичных дебатов снова под угрозой исчезновения.

Суннитские исламисты, мусульмане-шииты, либеральные реформаторы, атеисты и защитники прав человека стали мишенями серии арестов и новых законов, которые один из активистов описал как “необъявленное чрезвычайное положение”.

Социальные медиа и то, что аналитики называют успехами короля Абдаллы в поощрении более открытой атмосферы, чем установилась на границе веков, как никогда расширили для саудовцев рамки дозволенного в сфере критики властей и обсуждении тем, которые до сих пор считались табуированными.

Как бы то ни было, после “арабской весны” 2011 года крупнейший в мире экспортёр нефти взял более жёсткий курс по отношению к разного рода оппонентам, отправляя в тюрьму либеральных реформаторов и критиков религиозного уклада по обвинениям от подстрекательства к мятежам до угроз государственной безопасности.

Правящая долгое время династия Риядов сохраняет контроль над страной, где время от времени происходят лишь малочисленные митинги за освобождение оказавшихся в тюрьме суннитских боевиков и либеральных активистов или шиитов в Восточной провинции.

Однако династия Риядов, как говорят эксперты с тесными связями в элите королевства, полагает, что угрозы ей сильны как никогда, и рассматривает гражданскую войну в Сирии и политический кризис в Египте как внутренние и внешнеполитические вызовы.

Отвечая на ожидаемые угрозы, Саудовская Аравия приняла пакет законов, запрещающих гражданам сражаться на чьей-либо стороне за границей, снабжать деньгами любые группировки в Сирии или быть сторонниками любой идеологии, связанной с насилием.

Тем временем, новый закон определяет террористические преступления как любое действие, “нарушающее общественный порядок, расшатывающее общественную безопасность, подвергающее национальное единство опасности, препятствующее основной системе управления или наносящее ущерб репутации государства”.

“Это очевидное сужение рамок свободы, усиление режима безопасности и умножение законодательных норм, которые могут использоваться для уголовного преследования политических активистов”, - сказал местный правозащитник, попросив не называть его имя.

Королевство утверждает, что в Саудовской Аравии нет политических заключенных и не применяются пытки, в то время как высокопоставленные официальные лица защищают наблюдение за активистами как необходимую меру для поддержания политической стабильности.

“Мы не хотим, чтобы что-либо влияло на наше единство. Так что если что-либо угрожает сделать наше общество нестабильным и расколотым, мы обратим на это пристальное внимание”, - сказал высокопоставленный чиновник МВД в февральском интервью Рейтер.

ТЕСНЫЕ РАМКИ ДЛЯ НЕДОВОЛЬНЫХ

Новые законы облегчили правительству наказание саудовцев за любую критику или недовольство, высказанное не только на публичных собраниях или в традиционных медиа, но и в социальных сетях.

В их применении проявляется реакция как на политическую неустойчивость в регионе, так и на всплеск общественных дискуссий, выплеснувшихся наружу благодаря сети микроблогов Twitter и видеоплатформе YouTube.

Политические партии в королевстве запрещены, протесты и профсоюзы объявлены вне закона, пресса контролируется, а критика королевской семьи может привести в тюрьму.

Но король Абдалла подстегнул реформы, нацеленные на то, чтобы саудовское общество было более открытым к внешнему влиянию, и подталкивал местную прессу к тому, чтобы делать больший акцент на переменах, говорили редакторы местных газет, процитированные в утечках Wikileaks. В то же время социальные сети позволили саудовцам критиковать определенных чиновников и некоторую деятельность властей в такой тональности, какую невозможно было себе представить десять лет назад.

Теперь же власти ввели серию ограничений, обязав лицензировать новостные сайты и угрожая тюрьмой за недовольство, высказанное в социальных сетях.

Ранее в апреле трое молодых мужчин из известных семей были задержаны за размещение в интернете фильмов с жалобами на условия жизни и критикой королевской семьи, сказал активист, общавшийся с их родными.

Комитет защиты журналистов со штаб-квартирой в Нью-Йорке поместил Саудовскую Аравию в десятку стран с наиболее сильной цензурой наряду с Сирией, Эритреей и Северной Кореей.

Исламисты из консервативного суннитского большинства в королевстве дают правительству главный повод для беспокойства, что ясно главным образом как из указа, объявляющего “братьев-мусульман” террористической организацией, так и из мер против различных лиц, воспринимаемых государством как угроза.

Саудовский хозяин базирующегося в Каире телеканала “Важд” Важди аль-Газзави в прошлом году был обвинен во “вреде имиджу нации” из-за программ, которые “могли повлиять на общественную безопасность”.

ЛИБЕРАЛЬНАЯ УГРОЗА

Однако целями властей стали и те, кто отклоняется от классического суннизма. Атеизм провозглашён “террористическим” нарушением, а “богохульствующие” - по мнению властей - в соцсетях получают жесткие сроки.

Чиновники прибегают к жёсткой риторике по отношению к либералам, как это сделал министр исламских дел шейх Салех бин Абдулазиз Аль аль-Шейх в газете “аль-Хайят” в апреле.

В октябре власти задержали колумниста Тарека аль-Мубарака на несколько дней после того, как он опубликовал статью с критикой запрета водить машину и других ограничений для женщин.

В частной беседе саудовский чиновник сказал, что колумнист “пересёк черту, пытаясь организовать недовольных”.

Группа активистов, отправленных в тюрьму в прошлом году после основания Саудовской ассоциации гражданских и политических прав рассердила власти, публикуя свои требования учредить конституционную монархию и обвинения в адрес высокопоставленных лиц.

Мохаммед Фахд аль-Катани и Абдулла Хамид были приговорены к 10 и 11 годам тюрьмы по обвинению, которое включало подстрекательство и сообщение неточной информации зарубежной прессе. Родственник одного из них сказал, что они объявили голодовку, которую власти отрицают.

“Давление усиливается... на всех политических активистов, требующих реформ и общего участия в принятии политических решений”, - сказал активист. По его словам, ассоциация была самой смелой из саудовских движений, добивающихся реформ.

Даже ежегодная книжная ярмарке в Эр-Рияде не избежала общей участи. Издатели сказали, что власти распорядились изъять из продажи более 400 наименований книг, в том числе труды выдающихся авторов, таких как палестинский поэт Махмуд Дарвиш и иракские поэты Бадер Шакер аль-Сайяб и Абдель-Вахнаб аль-Байати.

СОСЕДИ БЕСПОКОЯТ

Идя на поводу у своего беспокойства по поводу Сирии и Египта, власти королевства чувствуют себя окружёнными хаосом: Ирак по-прежнему разрывается на части склонными к насилию сектантами, пока политические потрясения бросают тень на двух других соседей королевства - Йемен и Бахрейн.

“Власти верят, что они более или менее будут держать под контролем ситуацию внутри Саудовской Аравии в ближайшее время”, - сказал эксперт по безопасности Мустафа Алани, близкий к саудовскому МВД.

Саудовские власти чувствуют страх перед возвращением сотен закаленных в сирийской гражданской войне боевиков, вспоминая атаки 2003-2006 годов, устроенных радикальными исламистами, до этого принимавшими участие в иракском сопротивлении.

“Думаю, что беспокойство по поводу Сирии в большей степени отразилось на последней серии законов, которые требуют тюремных сроков для саудовцев, воевавших за границей”, - сказал Грегори Гаузе из аналитического центра Brookings в Дохе.

“Я думаю, что это прямой ответ на возрастающий поток возвращающихся из Сирии в Саудовскую Аравию. Конечно, это тот сюжет, который мы раньше наблюдали в связи с Афганистаном и Ираком”.

Саудовские лидеры также боятся, что выражение поддержки “братьям-мусульманам” внутри страны может усложнить их политику в Египте, их наиболее важном арабском союзнике в борьбе против главного соперника - шиитского Ирана, говорит Гаузе.

Такие опасения придали веса критике по поводу недостатка рабочих мест, дефицита жилья и коррупции властей, а также усилили дебаты в обществе на тему того, не слишком ли торопится королевство в движении к западным ценностям.

Местный правозащитник Ибрагим аль-Мугаитиб не считает предпринятые властями меры в сфере безопасности правильной реакцией на активность диссидентов.

“Нам нужно нечто большее, чем жёсткость и резкость, которую мы заметили в последнее время в приговорах людей к тюремным срокам”, - сказал он Рейтер.

Вместо этого, по его словам, правительство должно относиться к критике как к конструктивной и ускорить реформы.

“Нам нужно больше понимания”, - сказал он.

При участии Рании Эль Гамал. Перевела Мария Цветкова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below