СПЕЦРЕПОРТАЖ-Как медицинский проект на $1 млрд помог построить "дворец Путина"

Среда, 21 мая 2014 22:51 MSK
 

Стивен Грей, Джейсон Буш, Роман Анин

МОСКВА 21 мая (Рейтер) - В 2005 году президент Владимир Путин лично отдал распоряжение о старте программе масштабного строительства и переоснащения медицинских учреждений России. Пять лет спустя власти обнаружили, что поставщики в два, а то и в три раза завышали цены на жизненно необходимое оборудование, такое как высокотехнологичные медицинские томографы.

(Это первый текст из цикла "Товарищеский капитализм. Как российская элита делает бизнес в эпоху Путина". Подробнее см. here)

Дмитрий Медведев, будучи в то время преемником Путина, выступил по российскому телевидению с осуждением предполагаемых мошенников. Он сказал тогда: “Это абсолютно циничное, хамское воровство государственных денег”. Медведев поручил российским правоохранительным органам провести расследование и убедиться в том чтобы “каждый, кто к этому причастен, понёс серьёзное, суровое наказание”.

Подозреваемых нашли в российской глубинке. В 2012 году Министерство внутренних дел сообщило, что 104 должностным лицам предъявлено обвинение по делу о завышении цен на томографы. Нескольких местных чиновников и бизнесменов обвинили в мошенничестве и посадили в тюрьму.

Однако расследование Рейтер показывает, что два состоятельных человека из окружения Путина были тоже вовлечены в подобные махинации, но не понесли наказания.

Они продали в Россию медицинское оборудование, как минимум, на $195 миллионов долларов и, как свидетельствуют изученные Рейтер банковские документы, перевели на счета в швейцарских банках в общей сложности $84 миллиона. Документы также указывают на то, что, по крайней мере, 35 миллионов евро ($48,7 миллионов) с этих счетов были переведены на счет компании, которая участвовала в строительстве элитного особняка на берегу Черного моря, получившего известность как “дворец Путина” после прозвучавших в 2010 году разоблачений бизнесмена Сергея Колесникова.

Он доказывал, что объект строился именно для российского лидера. Путин отрицает какую-либо связь с этой недвижимостью.

* Эти выводы являются частью расследования Рейтер о том, как приближенные Кремля в эпоху Путина зарабатывают на государственных контрактах. В этой и следующей статье исследуется то, что стало с грандиозной инициативой президента по переоснащению больниц. В третьей статье, основанной на конфиденциальной базе данных российских банков, пойдет речь о расходах на государственные железнодорожные контракты, стоивших миллиарды долларов.

Благосостояние приближенных Путина оказалось под пристальным вниманием в мире в связи с санкциями, введенными против России США и Европой из-за кризиса на Украине.

После падения Советского Союза Россия прославилась на весь мир своей коррупцией. При первом постсоветском лидере Борисе Ельцине олигархи получили контроль над государственными предприятиями и сказочно разбогатели. Те дикие времена давно прошли.

Преемник Ельцина Путин восстановил государственный контроль над большей частью наиболее прибыльных отраслей промышленности, таких как нефть и газ. Многие граждане считают, что путинская Россия намного лучше, чем хаос ельцинской эпохи, и с Путиным, бывшим офицером КГБ, в страну пришел порядок. Растущие цены на нефть подтолкнули экономический рост. При нем экономика России, исходя из дохода на душу населения, выросла более чем вдвое.

Однако коррупция остается глубоко укоренившейся проблемой. По мнению независимых экономистов, путь к богатству сегодня лежит не в присвоении государственных активов, а в тех потоках средств, которые проходят через сделки государства с частным сектором.

“Нынешняя система в России основывается не на коррупции в традиционном смысле, а на полном слиянии интересов государства и бизнеса”, - сказал директор московского Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.

Одна причина, по которой те, у кого есть связи, могут обходить правила распределения госконтрактов: в России это можно делать совершенно легально.

Дырявые законы, за соблюдением которых мало следят, позволяют государственным организациям передавать контракты компаниям, которые не раскрывают информацию о владельцах или следов которых невозможно найти по официальному адресу. В российском законодательстве нет четкого запрета на сговор или аффилированность между конкурентами при проведении государственных тендеров. Коррупция в путинской России процветает именно в этой серой зоне, где ее больше, чем в откровенном воровстве.

Под влиянием широко распространенных подозрений о безудержных масштабах злоупотреблений Путин объявил войну коррупции. В ноябре он сказал: “Мы и дальше будем с корнем вырывать эту заразу”. В декабре он издал указ о создании управления по вопросам противодействия коррупции.

Оппоненты Путина годами обвиняли его в кумовстве и фаворитизме. Чего они не сделали – это не объяснили, как именно приближенные президента тянут деньги из государства.

В проекте по переоснащению больниц значительные средства оседали в руках посредников, связанных с Путиным. Это были те прибыли, которые могли быть использованы для поставок дополнительного оборудования или медицинских услуг, столь необходимых в России.

Двое соратников Путина выступили посредниками при поставках медицинского оборудования по государственным заказам на сумму, как минимум, $195 миллионов. Они получали доход за счет покупки высокотехнологичного медицинского оборудования через подконтрольную им британскую фирму и продажи его в России по значительно более высоким ценам, иногда вдвое выше рыночных.

Большая часть оборудования приходила от немецкого международного концерна Siemens (Siemens AG). Он продавал свою продукцию британской компании, которая, в свою очередь, поставляла оборудование в Россию. Часть импортных поставок осуществлялась по ценам, которые Медведев охарактеризовал как “циничное, хамское воровство”.

ГРАНДИОЗНЫЙ ПРОЕКТ

Сам Путин говорил, что здравоохранение – это одна из наиболее острых проблем, стоящих перед Россией в постсоветское время. Средняя продолжительность жизни после развала Советского Союза снизилась до 62 лет в 2002 году с 69 лет в 1989 году. Хотя, по данным Всемирного банка, в 2011 году она вновь достигла 69 лет, это значительно ниже аналогичного показателя в западных странах, таких как Великобритания и США, где продолжительность жизни в этот период была соответственно 81 год и 79 лет. За период пребывания Путина у власти население России сократилось до 143 со 147 миллионов человек.

Путин понимал необходимость преобразований. В 2005 году во время своего второго президентского срока он принял решение выделить $1 миллиард на строительство и оснащение 15 высокотехнологичных больниц по всей России. Его национальный проект «Здоровье», как он говорил, был одним из жизненно необходимых шагов по повышению качества жизни простых россиян. От Владивостока до Калининграда было запланировано строительство новых кардиологических и травматологических центров.

“Это гарантия от инертного проедания средств без ощутимой отдачи”, - сказал тогда Путин.

Только Путин не объявил, что двое его знакомых оказались участниками строительства и оснащения некоторых из этих больниц.

Один был бывшим стоматологом по имени Николай Шамалов. Это хорошо сложенный волевой человек, которому сейчас за шестьдесят. Они были знакомы со времён работы Путина в Санкт-Петербурге, где будущий президент занимал важный пост в городской администрации. Один из сыновей Шамалова работал там под его началом.

Шамалов и Путин также входили в узкий круг учредителей элитного дачного поселка к северу от города, известного как кооператив “Озеро”. Шамалов разбогател благодаря акциям петербургского банка "Россия", который стал быстро расти после переезда Путина в Москву и избрания его президентом в 2000 году. Он также был одним из основных менеджеров по продажам в России немецкого промышленного гиганта Siemens – крупнейшего производителя медицинского оборудования.

Другим знакомым Путина, занятым в медицинском проекте, был Дмитрий Горелов, в 1973 году окончивший Военно-медицинскую академию. Его знакомый отзывается о нем как о вдумчивом человеке, увлекающемся фотографией. Он также был акционером банка "Россия" до июня 2013 года. В 2000 году указом президента Путина Горелов получил звание заслуженного медицинского работника Российской Федерации.

Третьей ключевой фигурой в истории о медицинских сделках и особняке на Черном море является Сергей Колесников, бывший деловой партнер Шамалова и Горелова. Биолог по образованию, он говорит, что помогал Шамалову в управлении инвестиционной компанией, а вместе с Гореловым он был акционером в медицинской фирме. По его словам, эта роль дала ему подробное представление о связях обоих партнеров с президентом, а также информацию о сделках, связанных с больницами и объектом недвижимости на побережье.

Например, он говорит, что оба, Горелов и Шамалов, были приглашены 55-летие Путина в 2007 году. “Они были у него на дне рождения. Они мне об этом рассказывали”, - сказал Колесников, живущий сейчас в Эстонии. По его словам, Шамалов и Горелов также бывали на приемах в уединенной резиденции президента на озере Валдай между Москвой и Санкт-Петербургом.

Независимо от Колесникова, Рейтер ознакомился с полётным листом, который может подтвердить приближенность к Путину Шамалова и Горелова.

В 2008 году оба бизнесмена и высокопоставленный кремлевский чиновник вместе с бывшей олимпийской чемпионкой по художественной гимнастике Алиной Кабаевой, которую некоторые российские СМИ называли подругой Путина, совершили перелет из Праги на российский курорт Сочи на небольшом частном самолете. Президент, который в то время был еще женат, отрицал свои отношения с Кабаевой и советовал журналистам держать свой “сопливый нос” подальше от его личной жизни. Кабаева от комментариев отказалась.

Согласно полётному листу на борту самолета находился и возглавлявший в то время управление делами президента Владимир Кожин, который в марте попал под санкции США. В ответ на вопрос об этом полете он сказал, что не будет комментировать слухи.

В 2010 году Колесников написал открытое письмо (skolesnikov.org/?page_id=92) тогдашнему президенту Медведеву, обвиняя Шамалова в том, что на черноморском побережье он строит элитную виллу для Путина. В своем письме Колесников говорил, что не имеет непосредственного отношения к управлению проектом строительства дворца. Операция, по его словам, проводилась под руководством Шамалова, но для этого использовались средства других проектов, которые контролировал Колесников. В письме говорилось о том, что Колесников знал о стоимости проекта, потому, что во время работы с Шамаловым проверял подробные отчеты и бюджеты.

Сам Шамалов не ответил на вопросы, возникшие в ходе подготовки статьи. Горелов, говоря о своей роли в компаниях, участвовавших в медицинском нацпроекте Путина, сказал Рейтер:

“Достижения современной медицины до настоящего времени были доступны только жителям больших мегаполисов России, в основном Москвы и Санкт-Петербурга. Целью проекта было предоставить возможность жителям других регионов страны, в особенности Сибири и Дальнего Востока, получать высококвалифицированную медицинскую помощь с использованием последних научных достижений в медицине”.

Представитель Путина не ответил на вопросы, связанные с обвинениями Колесникова. Ранее Кремль отвергал их, объясняя обидой бизнесмена и заявляя, что он уехал из России из-за деловых разногласий. Колесников сказал, что он покинул Россию потому, что он решил сделать что-то полезное для своей страны, откровенно рассказав о коррупции.

ПОСРЕДНИКИ

Горелов был привлечен к поставкам оборудования для нацпроекта «Здоровье». Он был соучредителем петербургской компании Петромед, основанной в начале 1990-х годов для обеспечения региона медицинским оборудованием. Среди тех, кто предоставил стартовый капитал, был Комитет по внешним связям города, который впоследствии возглавил Путин.

По документам акционерами компании стали Колесников с Гореловым, они ими и остаются.

В то время Шамалов возглавлял один из региональных отделов по продажам медицинского оборудования Siemens, немецкого поставщика высокотехнологичных систем, таких как томографы. По словам бывших коллег, он работал в компании с начала 1990-х годов.

На вопрос о том, сколько Шамалов проработал в Siemens, представитель компании ответил, что он уволился 1 октября 2008 года.

В период между 2006 и 2008 годами российское госпредприятие Техноинторг, будучи генеральным подрядчиком национального проекта, предоставило компании Петромед право на поставку оборудования для 14 новых больниц Путина. После того как Техноинторг столкнулся с проблемами, Петромед завершил поставки оборудования, обеспечив только восемь построенных больниц.

Сколько всего государство заплатило Петромеду, точно не известно. Однако, как свидетельствуют судебные акты, для оснащения пяти больниц компании было выплачено $120 миллионов. По документам, предоставленным сотрудником российской таможенной службы, Петромед импортировал 391 партию медицинского оборудования на сумму более $205 миллионов в период с 2005 по 2010 год.

Цифры показывают, что основная часть оборудования, исходя из его стоимости, поставлялась из Германии (65 проценто) и США (25 процентов). Siemens, имеющий производство как в Германии, так и в США, был крупнейшим поставщиком. Он поставлял компьютеризированные рентгеновские аппараты и медицинские томографы.

ОБХОДНОЙ ПУТЬ

Оборудование поставлялось напрямую от Siemens Петромеду, который был импортером, выступавшим от имени государства. Однако оплата, по словам Колесникова, шла окружным путем через посредника, контролируемого Шамаловым и Гореловым.

По таможенным документам, Петромед заплатил $195 миллионов британской компании Greathill Ltd. Greathill выступала посредником при покупке оборудования у Siemens и других поставщиков.

Схема работала следующим образом: российское государство переводило средства Петромеду для поставки медицинского оборудования. Тем временем, как говорит Колесников, Greathill покупал оборудование у Сименса и других поставщиков. В свою очередь, Петромед, как свидетельствуют таможенные документы, покупал оборудование у Greathill по гораздо более высоким ценам, почти в два раза превышающих уровень существовавших в то время рыночных цен. Банковские документы, попавшие в распоряжение Рейтер, подтверждают эти расчеты.

Колесников сказал, что он помог создать Greathill от имени Шамалова и Горелова. Изученные при подготовке этой статьи документы позволяют предположить, что Greathill была поставщиком оборудования лишь на бумаге. По словам Колесникова, действительная функция Greathill заключалась в том, чтобы быть посредником “там, где можно было получить прибыль”.

Горелов сказал, что использовать такие компании для больших проектов было нормальной практикой и что это имело “очень позитивное влияние на реализацию проекта”. Он сказал, что деятельность компании Greathill была “абсолютно прозрачна”.

По учредительным документам, головная компания Greathill зарегистрирована в городе Рочдейл на севере Англии. По указанному адресу находится бухгалтерская фирма, которая сказала, что Greathill была ее клиентом, которому она предоставляла зарегистрированный офис. Представитель бухгалтерской фирмы сказала, что она больше ничего не знает о бизнесе Greathill.

Greathill не раскрывает реальных руководителей и владельцев компании. Они пользуются услугами так называемых номинальных директоров - людей, назначенных акционерами представлять их интересы в совете директоров, - из другой бухгалтерской фирмы из графства Эссекс на юге Англии. И в ней указаны компании, управляемые той же бухгалтерской фирмой, что и ее акционеры.

Менеджер бухгалтерской фирмы в Эссексе подтвердил Рейтер, что она вела дела Greathill. По его словам, компании, зарегистрированные в качестве акционеров Greathill, были, скорее всего, номинальными, то есть, действующими от имени других.

“Номинальная компания действует как вывеска, - сказал он. - Таким образом, они являются держателями акций от имени третьей стороны. Но они не являются законными владельцами акций”.

Как говорит Колесников и как свидетельствуют изученные Рейтер документы, владельцами Greathill были Шамалов и Горелов.

Копии документов, с которыми ознакомился Рейтер, показывают, что Шамалов и Горелов наняли швейцарскую трастовую компанию Interis, чтобы приобрести доли в Greathill от их имени – по 50% каждый. Interis и Шамалов отказались от комментариев.

Представитель Siemens сказал, что производитель не знал о какой-либо связи Шамалова с Greathill.

“Компания Greathill была деловым партнером Siemens Healthcare до 2010 года. У Siemens нет никакой информации о том, что сотрудник Siemens инвестировал в Greathill или Петромед”, - сказал представитель концерна.

В изученных Рейтер таможенных документах есть доказательство того, что Greathill продал продукцию Siemens Петромеду с большой наценкой.

Они свидетельствуют о том, что между сентябрем 2007 года и августом 2008 года Greathill приобрел, по меньшей мере, четыре томографа Siemens Somatom Sensation 64 CT. Затем Greathill продал оборудование Петромеду за 1,9-2 миллиона евро каждый, что по таможенным документам эквивалентно $2,7-3,0 миллионам с учетом существовавшего обменного курса.

Эти цены почти в два раза выше обычных цен поставщиков компьютерных томографов того же технологического класса, включая те, что произведены Siemens, говорится в кремлевском расследовании поставок медицинского оборудования, проведенного в 2010 году.

Несколько человек, занимающиеся торговлей медицинским оборудованием в Германии, сказали Рейтер, что больницы в Германии и в других местах могли купить те же томографы Siemens в 2007-2008 годах по цене от 1,0 до 1,2 миллиона евро, в зависимости от комплектации.

Таможенные документы также указывают на то, что Greathill продал Петромеду томограф Siemens Avanto MRI более чем за 3 миллиона евро, или составило 130 миллионов рублей. Greathill продал Петромед еще семь таких томографов, по 2,6 миллиона евро каждый. Немецкие эксперты сказали, что обычная цена для такого оборудования была 1,2 – 1,7 миллиона евро.

“Сто тридцать миллионов рублей - это явно завышенная цена, - говорит российский хирург Алексей Попов, который изучил цены на медицинские томографы. - Средняя цена на такое оборудование составляет 80-85 миллионов рублей – это со всеми накрутками”.

Петромед отказался комментировать сделку. Генеральный директор компании Энвер Усеинов говорит, что он всего лишь год как руководит компанией и ничего не слышал о Greathill: “Я ничего не могу сказать. Я не знаю”.

В письменном ответе Рейтер Горелов написал, что Петромед обеспечивал поставки оборудования по конкурентным ценам и что эти поставки, как и цены, были одобрены правительственными экспертами.

В РОССИЮ С ДЕНЬГАМИ

На побережье Черного моря на юге России находится впечатляющий особняк, построенный в стиле неоклассицизма, с садом правильной формы. Обширные владения, которые подошли бы и царю, расположены недалеко от Геленджика и оборудованы вертолетной площадкой. Это место, которое обычно называют "дворец Путина".

Каким образом деньги, предназначенные для путинского проекта закупки томографов для российских больниц, оказались вложенными в объект недвижимого имущества, не имеющей ничего общего с медициной?

Это было осуществлено в три основных этапа. Первый – Петромед заплатил Greathill. Затем Greathill перевел, по меньшей мере, $56 миллионов на счета белизской компании в швейцарском банке. И наконец, белизская компания перевела средства на счета фирмы, зарегистрированной в Вашингтоне, округ Колумбия.

Эта фирма - Medea Investment - получила по меньшей мере $48 миллионов для поставок строительных материалов для “дворца Путина”. По информации Колесникова, владельцем Medea был итальянский архитектор Ланфранко Чирилло, который спроектировал здание. (Текст о денежных переводах, обнаруженных Рейтер, доступен по ссылке here. Подробности о "Дворце Путина" доступны по ссылке here)

В СУХОМ ОСТАТКЕ

Через своего представителя Путин отрицал какую-либо связь с объектом недвижимости на Черном море. В соответствии с официальными данными о его доходах российских президент не может себе позволить роскошный особняк.

По данным от декабря 2011 года, доход Путина за предыдущие четыре года составил 17,73 миллионов рублей ($539.000). Он владеет одним домом и скромной квартирой.

В том же году в соответствии с указом Медведева о наказании виновных в завышении цен на медицинские томографы, Генпрокуратура России сообщила о возбуждении 68 уголовных дел в 45 регионах страны.

Например, в Ульяновске по делу об осуществленных в 2008 году поставках томографов Siemens Emotion 6 были осуждены региональный министр здравоохранения, два бизнесмена и главный врач. Министр был приговорен к 8,5 годам тюрьмы, бизнесмены – к 7 годам, а врач получил 3 года условно. За томографы было заплачено 44 миллиона рублей, что на тот момент составляло $1,7 миллиона за штуку. В решении суда эта цена характеризуется как “намеренно завышенная”.

Однако это не идет ни в какое сравнение с тем, сколько брали за томографы приближенные президента.

Согласно таможенным записям, Greathill получил на 61 процента больше, 71 миллион рублей, за проданный Петромеду точно такой же томограф.

(Если не указано иное, курс валют - на уровне $0,0304 за рубль и $1,374 за евро по курсу на конец 2013 года)

(При участии Элизабет Пайпер и Марии Цветковой в Москве, Брайана Глоу в Атланте и Дженс Хэк в Мюнхене. Редактор Ричард Вудз)

 
Президент РФ Владимир Путин на саммите "Большой восьмерки" в Северной Ирландии 18 июня 2013 года.
REUTERS/Matt Dunham/Pool