Самые надежные профессии в РФ превратились в рискованные из-за кризиса

Пятница, 20 февраля 2015 19:20 MSK
 

Элизабет Пайпер, Ольга Сичкарь

МОСКВА (Рейтер) - Работа в силовых ведомствах, столь любимых президентом Владимиром Путиным, который сам в прошлом работал в ФСБ, перестает быть самой надежной, так как из-за кризиса сокращение штата и срезание зарплат грозит и их сотрудникам.

Пожарные, полицейские и, по сообщениям некоторых СМИ, даже работники ФСБ страдают от экономического кризиса, теряя рабочие места и льготы, так как Министерство финансов снижает расходы, а санкции Запада могут продлиться годы.

Для людей, которые рано определились с профессией и собирались посвятить ей всю жизнь, сокращение из МЧС, МВД и ФСБ - большая неожиданность.

Сотрудница МЧС рассказала, что ее команда ждала увеличения зарплаты, когда в этом месяце их позвали на встречу. Вместо этого им было сказано о сокращении в их пожарном подразделении, приданном военной базе на юге России.

"Нам сказали, что нет финансирования. Внятных объяснений по поводу сокращения мы не получили. Пришел приказ. Нам даже не дали с ним ознакомиться", - сказала сотрудница МЧС, которая говорила с Рейтер на условиях анонимности.

"Обидно, что увольнения коснулись "боевых" частей, хотя в распоряжении статс-cекретаря было четко написано, что сокращения не коснутся "боевых" частей. Истины мы так и не узнаем".

Она сказала, что сокращения выглядят случайными и не связаны с приближением пенсионного возраста, но коснулись опытных водителей, командиров расчетов и операторов.

"Это всё происходит в очень непростое время, с нестабильной экономической обстановкой в стране", - сказала сотрудница МЧС.   Продолжение...

 
Российские полицейские изучают газету с объявлениями о приеме на работу на ярмарке вакансий в Ставрополе. 15 декабря 2011 года. Работа в силовых ведомствах, столь любимых президентом Владимиром Путиным, который сам в прошлом работал в ФСБ, перестает быть самой надежной, так как из-за кризиса сокращение штата и срезание зарплат грозит и их сотрудникам. REUTERS/Eduard Korniyenko