May 29, 2015 / 4:49 PM / 2 years ago

РЕПОРТАЖ-Российские бойцы в плену на Украине чувствуют себя брошенными Москвой

ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 9 МИНУТ

Мужчина, согласно данным СБУ являющийся российским военным Александром Александровым, дает интервью Рейтер в больнице в Киеве 28 мая 2015 года. В своей больничной койке в киевском госпитале российский пленный боец Александр Александров чувствует себя брошенным своей страной, ее лидерами и даже местным российским консулом.

КИЕВ, 29 мая (Рейтер) - В своей больничной койке в киевском госпитале российский пленный боец Александр Александров чувствует себя брошенным своей страной, ее лидерами и даже местным российским консулом.

28-летний Александров говорит, что он российский военный, взятый в плен на востоке Украины, куда он отправился, находясь на воинской службе в рядах российского подразделения специального назначения, чтобы помогать сепаратистам воевать с Киевом. Он говорит, что у него был заключен трехлетний контракт.

"Я его не расторгал, рапорта никакие не писал, - сказал он. - Я выполнял приказы".

Российский президент Владимир Путин неоднократно говорил о том, что российских военных на Украине нет, несмотря на многочисленные свидетельства обратного. По его версии, из россиян там воюют добровольцы, которые поехали помогать сепаратистам по своей воле.

Так что Александров и 30-летний Евгений Ерофеев, еще один российский военный, который был взят в плен вместе с ним, видят себя пешками самой острой конфронтации между Москвой и Западом со времен холодной войны.

Они полагают, что с ними должны обращаться как с военнопленными. Но Москва не признает их таковыми, как и то, что она отправляла солдат на Украину помогать отнимать земли у Киева. В противном случае Россия поставит под сомнение свою версию о том, что восстание сепаратистов было стихийной реакцией русскоязычного населения на приход к власти в Киеве прозападных политиков.

Кремль называет двоих бойцов российскими гражданами, а Минобороны России говорило, что они бывшие военные, ушедшие в отставку до того, как попали в плен.

Не признанные на родине, оба мужчины обвиняются украинскими властями в терроризме.

В интервью, которое Александров, одетый в зеленую больничную футболку, давал прямо из койки, он сказал Рейтер, что остался один, оказавшись между этими силами. Он сказал, что российский консул в Киеве навестил его с Ерофеевым, но его приход разочаровал.

Двое пленных надеялись, что Москва сможет их обменять в ходе обмена пленными, но сказали, что консул такого варианта не рассматривал.

"Я задал ему несколько вопросов. Не было ответов на них. Он сказал, что как у него будут ответы, он приедет еще раз, озвучит мне их", - сказал Александров, раненый в ногу при перестрелке.

Российское посольство в Киеве в пятницу не ответило на просьбу о комментарии. В более раннем заявлении оно называло Александрова и Ерофеева "российскими гражданами, задержанными в Луганской области" и сообщало, что им оказывается необходимая медицинская помощь.

"Сотрудники посольства планируют навещать сограждан на регулярной основе", - было сказано в тексте.

Вооруженные люди в форме и чиновники в штатском присутствовали на интервью, которое Александров и Ерофеев дали Рейтер. Оба россиянина прямо говорили, что в момент взятия в плен они были действующими российскими военнослужащими. Александров сказал, что помнит наизусть номер своего военного билета: Э131660.

Он сказал, что боится за своих оставшихся в России родных. Несколько дней назад его жена Екатерина появилась в эфире российского государственного телевидения. Нервничая и говоря отрывистыми фразами, она сказала, что ее муж уволился из армии в декабре прошлого года. Ее слова подтверждали версию Путина о том, что на Украине воюют россияне-добровольцы.

"Про меня сказали, что я не военнослужащий уже, - говорит Александров. - Мне немного обидно, особенно когда через семью, через жену. Это границы переходит".

Александров, взятый в плен 16 мая, сказал, что не может дозвониться своей жене примерно две недели. Она не отвечает на его сообщения в социальных сетях. Рядом с его койкой на тумбочке стоит фотография, на которой они рядом.

Он говорит, что Екатерина всегда отвечала на его звонки, даже до женитьбы, когда он мог позвонить посреди ночи. Он попросил телефон корреспондента Рейтер, чтобы снова попробовать дозвониться до нее. Ерофеев, на котором тоже была зеленая футболка, с перебинтованной рукой зашел в палату соседа посмотреть, получится ли.

Александров продиктовал корреспонденту номер и проверил, правильный ли он. Телефон был включен на громкую связь, соединиться удалось и раздались громкие гудки. Но никто не взял трубку.

"Переживаю за жену очень сильно, - сказал он. - Сейчас на ее маленькие хрупкие плечи это свалилось".

Рейтер не смог связаться его женой другими способами.

обвинения в преступлении

Украинские власти говорят, что двое мужчин обвиняются в терроризме, подозревая, что они убивали украинцев в бою. Бойцы отрицали это, говоря, что не открывали огонь.

Если бы у них на войне был статус военных, то международное право защищало бы их от подобных обвинения, однако этой привилегии у них нет, поскольку Москва сказала, что они не выполняли ее приказов.

"Я, конечно, могу понять, почему от меня отказались как от военного, но я еще и гражданин своей страны, - говорит Ерофеев. - Хотя бы как от гражданина от меня не отказывайтесь".

В четверг в ответ на вопрос о двух военнослужащих представитель Кремля Дмитрий Песков сказал, что ему нечего добавить к своим предыдущим комментариям, когда он сказал, что они обычные российские граждане, которые находятся в плену.

"Все, что касается военнослужащих, вы должны всё-таки адресовать свои вопросы Министерству обороны", - сказал Песков.

Сотрудник пресс-службы Министерства обороны, ответивший на телефонный звонок в четверг вечером, сказал, что для комментариев никто доступен не был. На письменный запрос ответа тоже не пришло. Ранее представитель министерства говорил журналистам государственной прессы, что Александров и Ерофеев в прошлом служили в армии, но в момент пленения военнослужащими не являлись.

мутная война

Рассказы двух россиян о том, как они попали на Украину, рисуют иную картину, что проливает свет на туманные реалии войны, в которой погибли тысячи человек.

Они сказали, что служат в подразделении Главного разведывательного управления российского Генштаба, которое базируется в городе Тольятти. ГРУ относится к элитным силам российской армии, которые используются для проведения сложных спецопераций.

По словам Александрова, их подразделение в составе около 200 человек вошло на Украину 26 марта. Перед тем как перейти границу, как он сказал, они сдали свои жетоны и военные билеты. Им также сказали сменить форму на разномастный камуфляж, чтобы не выделяться на фоне ополченцев.

Находясь в подконтрольной сепаратистам части Луганской области, его подразделение помогало сепаратистам разведкой. Стреляли в основном ополченцы, сказал он, и однажды случайно чуть не попали по ним.

"Думаю, скорее всего, пить надо меньше, - сказал Александров. - Половина из них сидевшие".

Он сказал, что завязавшийся 16 мая бой, во время которого они с Ерофеевым были ранены, был первым разом, когда они участвовали в столкновениях во время поездки на Украину. Александров рассказал, как его ранило в ногу и он старался отползти в безопасное место. Когда к нему приблизились украинские солдаты, он подумал, что они его убьют, но вместо этого они его подняли, отнесли в машину и отвезли в госпиталь.

дилемма

Раньше, когда российских граждан, напоминающих военных, захватывали или убивали на Украине, чиновники в Москве говорили, что они или в отпуске, или сражались как добровольцы, а однажды - что группа солдат потерялась и вошла на территорию Украины по ошибке.

Случай с Александровым и Ерофеевым не получается объяснить так просто. В четверг украинский президент Петр Порошенко прямо сказал, что они "спецназовцы, которые убивали украинцев, которые были заведены сюда, - часть регулярных войск РФ".

Во время боя, в котором были ранены двое россиян, погиб украинский солдат, сказали Рейтер украинские военные, которые участвовали в захвате пленных. Как бы то ни было, полковник украинской армии, чьи бойцы были участниками событий, сказал, что они не видели, чтобы Александров или Ерофеев открывали огонь.

Дело против бойцов ведет украинская Служба безопасности. Она не представила немедленных комментариев по этому поводу.

Ранее СБУ сообщала в заявлении, что подозревает россиян в причастности к террористической деятельность, но не говорила, что располагает прямыми свидетельствами того, что кто-то из них участвовал в убийствах.

Теперь оба, Александров и Ерофеев, выглядят подавленными. Они говорят, что тоскуют по своим семьям, но беспокоятся по поводу того, как они смогут жить в стране, которая, по их мнению, отказалась от них, хотя они были готовы отдать за нее жизнь.

"Страшно. Догадываюсь, предполагаю, что там мне точно не скажут спасибо, - сказал Ерофеев в ответ на вопрос о возвращении в Россию. - Думаю, что все основные мои приключения начнутся, когда приеду домой".

При участии Габриэлы Бачиньской, Татьяны Устиновой и Владимира Солдаткина в Москве, Павла Политюка и Ричарда Балмфорта в Киеве. Редакторы Кристиан Лоу и Ричард Вудс

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below