16 декабря 2015 г. / , 13:26 / через 2 года

Россия обеспечивает сирийскую миссию с помощью старых грузовых судов, купленных у Турции

ЛОНДОН/МОСКВА (Рейтер) - В начале этого года старое рефрижераторное судно под названием “Георгий Агафонов”, построенное для того, чтобы перевозить фрукты и овощи для Советского Союза, тихо ржавело в украинском порту Измаил, там, где Дунай впадает в Черное море.

Его собственник, украинское государственное предприятие, полагало, что судно больше никогда не отправится в плавание. Когда турецкая компания купила его за $300.000, они лишь проводили глазами непригодный корпус, который покупатели утащили на буксире, вероятно, чтобы сдать на металлолом.

Девять месяцев спустя судно вернулось в море под новым именем - “Казань-60”, став теперь частью российского вспомогательного военного флота и получив новую цель, как участник крупнейшей военной операции Москвы за пределами прежних советских границ со времен холодной войны.

“Как судно это не использовалось уже много лет”, - сказал председатель правления Украинского Дунайского пароходства Дмитрий Баринов, удивленный тем, что судно, которое его компания продала турецкой компании 2 E Denizcilik, снова в строю.

Фотографии судна, теперь несущего российский флаг, появились в блогах российских военных энтузиастов. Баринов подтвердил, что, судя по всему, на них действительно изображено судно, которое его компания продала девять месяцев назад.

Согласно источникам в судостроительной промышленности, общедоступным данным и фотографиям, собранным блогерами, Москва купила у турецких компаний по меньшей мере четыре снятых с эксплуатации грузовых судна примерно с сентября, когда Россия начала воздушные операции в Сирии.

Эти суда получили новые российские названия и были зачислены во вспомогательный военный флот, который Россия, как и другие морские державы, отделяет от регулярного флота.

“Он стал частью того, что стало известно под именем ”сирийский экспресс“, - сказал источник в отрасли. - Корабли такого типа поставляют российским войскам продовольствие, топливо, амуницию и ручное оружие, а также другие грузы”.

Второй источник, из Турции, сказал: “Российские компании вышли на рынок в сентябре и купили в общей сложности шесть-семь судов”.

Помимо “Казани-60”, в число новоприобретенных российских судов входят по меньшей мере три ранее находившихся под управлением турецких компаний. Теперь они носят российские названия: “Двиница-50”, “Кызыл-60” и “Вологда-50”.

УЯЗВИМЫЕ

Хотя предыдущие собственники, с которыми связался Рейтер, сказали, что не имели представления о том, что эти суда станут частью военных сил России, необходимость Москвы покупать суда у Турции иллюстрирует одно из слабых мест ее кампании в средиземноморском и черноморском регионах, где у нее сейчас мало друзей.

Турция решительно противостоит союзнику России в Сирии - президенту Башару Асаду. Москва купила суда до того, как ее отношения с Анкарой резко ухудшились в ноябре, когда Турция сбила российский самолет.

Представитель 2 E Denizcilik, турецкой компании, которая купила “Георгия Агафонова” у Украины в марте, сказал, что они продали судно другой компании и только из расспросов СМИ узнали, что оно стало использоваться для транспортировки российских военных припасов.

“Офшорная компания купила судно, которое, как мы понимаем, затем было продано русским. Позже мы узнали из прессы, что оно используется в военных целях”.

Представитель Troy Denizcilik, турецкой фирмы, которая некогда владела судном “Смирна”, теперь носящим имя “Кызыл-60”, сказал, что не знал, что судно будет впоследствии использоваться российскими военными.

“У нас было судно, которое мы использовали, а затем решили продать. К нам обратился покупатель. Это была обычная сделка и мы продали его в начале октября”, - сказал он, отказавшись от дальнейших комментариев.

Согласно базе данных Equasis, которую применяет судостроительная промышленность, “Двиница-50” ранее называлась “Alican Deval”, а “Вологда-50” носила имя “Dadali”. В качестве их последних собственников указаны стамбульские компании Deval Deniz Tasimaciligi и Kuris Denizcilik. Рейтер не удалось связаться с ними, чтобы получить комментарии.

Общедоступные данные о передвижении судов из терминала Thomson Reuters свидетельствуют, что все четыре судна заходили в российский черноморский порт Новороссийск в первые три недели октября, когда набирала силу российская воздушная кампания в Сирии.

Первый источник в отрасли сказал, что суда совершали поставки из Новороссийска в сирийские порты, включая Тартус, где расположена единственная военно-морская база Москвы в Средиземном море.

Сотрудник новороссийского порта подтвердил, что “Казань-60” заходила туда.

“Да, разок было и с тех пор все. Понятно, что это вспомогательный флот, но куда, чего - не знаю”, - сказал он.

Представители российского министерства обороны не ответили на просьбу о комментарии.

НОВЫЙ КЛАСС

Необходимость в дополнительных грузовых судах возросла, так как российские военные корабли сами по себе не имеют возможности поставлять миссии необходимые грузы, сказал Василий Кашин, старший научный сотрудник московского Центра анализа стратегий и технологий.

“Прежде нам приходилось использовать десантные корабли, чтобы поставлять обеспечение в Сирию. Но теперь их недостаточно и мы создаем новый класс военного транспорта, который является частью военного флота, но фактически - это исключительно грузовые суда”, - сказал он.

Ледокол “Яуза” также был направлен в Средиземное море из Арктики, чтобы подкрепить логистику Москвы. Согласно общедоступным данным, он совершил два путешествия в Сирию в октябре и ноябре.

Покупка старых судов позволяет Москве лучше контролировать процесс, чем в случае заключения контрактов с коммерческими перевозчиками, сказал Джерри Нортвуд, директор по производственным вопросам британской компании MAST, занимающейся морской безопасностью.

“Расширяя торговый флот, русские, возможно, хотят отправлять тяжелые вооружения и другое оборудование, предназначенное для Сирии, под прямым контролем правительства, - сказал он. - Это требует защиты - они под российскими флагами. Вероятно, они примут вооруженный личный состав на борт и будут уверены в своей безопасности”.

В то же время вспомогательные суда могут использоваться для торгового бизнеса и не должны подвергаться таким же ограничениям, как полноценные военные корабли в зарубежных портах.

“Возможность не быть военным кораблем дает судну большую свободу действий. Им не всегда необходимо получать дипломатическое разрешение, чтобы входить в иностранные порты”, - сказал Нортвуд.

Джонатан Сол и Мария Цветкова. При участии Джейсона Буша и Глеба Столярова в Москве и Кэна Сезера в Стамбуле. Перевела Юлия Заславкая

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below