26 сентября 2014 г. / , 11:16 / 3 года назад

ОЧЕРК-Украинские беженцы в России: жалко оставить, но трудно нести

Мальчик и мужчина в инвалидной коляске в лагере беженцев в Ростовской области 18 августа 2014 года. Гонимые войной с востока Украины беженцы надеются на лучшую жизнь в России, которую Запад наказывает санкциями, считая участником конфликта, однако россияне, поначалу радушно встретившие соседей, начинают ощущать и подсчитывать цену их появления. REUTERS/Alexander Demianchuk

БЕЛГОРОД Россия (Рейтер) - Гонимые войной с востока Украины беженцы надеются на лучшую жизнь в России, которую Запад наказывает санкциями, считая участником конфликта, однако россияне, поначалу радушно встретившие соседей, начинают ощущать и подсчитывать цену их появления.

“Когда я стану гражданином России? Я так устал, что в школе ко мне даже не обращаются по имени - для них я просто беженец”, - такой вопрос почти ежедневно 8-летний Богдан Дивенко задает своей матери Светлане.

В российский Белгород, находящийся в 40 километрах от границы с Украиной и в 700 километрах от Москвы, семья Дивенко с двумя детьми убежала из разрушенного войной Славянска в Донецкой области еще в начале июня. Просидев в сыром подвале более трех суток под непрерывной бомбежкой и преодолев шесть блокпостов, Дивенко попали в Белгород через погранпереход Нехотеевка.

“Сын, наверное, уже никогда не возьмет в руки игрушечный пистолет, на блокпостах автоматы наводили прямо на детей, они бледнели от ужаса”, - говорит Светлана.

Отстояв более трех с лишним месяцев в очередях в белгородском отделении Федеральной миграционной службы (ФМС), Дивенко получили долгожданное разрешение на временное убежище в РФ, действительное в течение одного года. Оно дает право на бесплатное питание, жилье в пунктах размещения, а также медицинскую помощь.

Теперь муж 28-летней Светланы Сергей, инженер-механик с высшим образованием, сдельно работает в автосервисе, получая в месяц не более 20.000 рублей, из которых 12.000 рублей семья платит за жилье. Сама Светлана из-за отсутствия возможности пристроить младшего ребенка в детский сад вынуждена сидеть дома, откуда через интернет ищет более высокооплачиваемую работу для мужа.

“На родине детей мы баловали, тут, конечно, всё впритык, спасает бесплатное питание, а одежду приносят местные жители - мы приехали с одной сумкой вещей”, - говорит Светлана.

На Украине Дивенко зарабатывали примерно столько же, но более низкие цены на продукты и услуги и скромная плата за жилье - в пересчёте около 4.000 рублей - давали семье статус обеспеченной. Помогали и периодические заработки в России, на которые Сергей выбирался во время отпуска на основной работе.

В Белгороде Дивенко вчетвером живут в однокомнатной квартире без ремонта, а хозяйка предупредила, что в любой момент они должны будут съехать, поскольку жильё выставлено на продажу.

Однако вынужденные переселенцы не рвутся домой:

“В ФМС нам сказали: как только закончится война, в течение недели мы будем вынуждены покинуть Россию, а нам очень нравится Белгород, и мы не видим своего будущего в Славянске”, - говорит Светлана.

Согласно статистике, население Белгорода - около 400.000 человек, а средняя зарплата составляет около 26.000 рублей. По данным городских властей на конец лета, в Белгородской области находились более 60.000 беженцев с Украины, из которых более 3.500 человек получили временное убежище в РФ.

До войны трудовая миграция с Украины в российские города была популярна, но теперь Россия урезает квоты, а трудовых мигрантов сменяют беженцы.

Глава ФМС Константин Ромодановский сказал, выступая на радио Эхо Москвы, что “вынужденная миграция (с Украины)... скоро трансформируется в трудовую и в экономическую”. По его данным, на эти цели российское правительство выделило 6 миллиардов рублей, а каждый регион выделяет беженцам ещё и свои средства.

ПРИФРОНТОВОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ

В Белгороде беженцы растворились среди горожан, от которых они, жители соседнего региона, почти не отличаются внешне, а по-русски говорят хорошо, имея схожий с белгородским выговор. Зато скопление переселенцев ежедневно можно видеть у здания городской ФМС, где очередь и крики, а рядом дежурит полицейский патруль.

“Белгород - город добра и благополучия”, - гласят баннеры, развешенные по всему городу.

Местные жители говорят, что несмотря на близость украинской границы, у них нет ощущения прифронтового города, хотя они видят, как иногда по железной дороге проходят поезда с военной техникой, а по окраинам города - бронетранспортёры и военные санитарные грузовики.

Война с пророссийскими сепаратистами, требующими отделения от Украины граничащих с Россией Донецкой и Луганской областей в форме независимой Новороссии, продолжается с апреля и унесла, по данным ООН, уже более 3.500 жизней.

Киев и Запад обвиняют Россию в поддержке сепаратистов, действующих на востоке Украины. Москва, против которой Вашингтон, Брюссель и их союзники ввели болезненные экономические и политические санкции, отвергает обвинения в свой адрес. В начале сентября Киев и сепаратисты договорились прекратить огонь в обмен на особый статус их регионов в составе Украины.

КТО НЕ РАБОТАЕТ, ТОТ..?

На содержание каждого беженца с Украины российские власти выделяют из бюджета 800 рублей в день, направляя их оплату питания и жилья. Многие из них отказываются от работы в области, продолжая жить на дотации в городе, говорят местные жители. Российские депутаты уже выступили с предложением лишать беженцев пособия после трех отказов от предложенной властями работы.

Стоящая в очереди в офис ФМС Алла покинула промышленный город Енакиево на Донбассе, где она работала на угледобывающем предприятии, и говорит, что ее народ хочет стать независимым.

“Мы хотим Новороссию, потому что надоело жить с протянутой рукой. Все деньги шли в Киев, а нам оставались крохи”.

Патриотически настроенная Алла не спешит отправляться на работу в город Валуйки в Белгородской области и ждет от чиновников предложения позаманчивее.

“Было бы лучше, если бы вместо вещей и питания нам выдавали деньги на руки”, - говорит она.

Работодателем для беженцев может стать запущенный в середине сентября калибровочный центр Нефтегазметрология для расходомеров - приборов учета в нефтегазовой отрасли, важнейшей для российского бюджета, которую Запад подверг санкциям в числе первых.

Хотя пока этих приборов нет в списке запрещённого для экспорта в РФ западного оборудования, после введенных санкций компании в РФ стали замечать осторожность иностранных поставщиков и подрядчиков в работе с российскими нефтяными и газовыми компаниями.

Будущие клиенты нового предприятия, пока единственного в России, - трубопроводная монополия Транснефть и все российские добывающие компании, большая часть которых так или иначе подпала под санкции Запада.

Губернатор Белгородской области Евгений Савченко на заседании Госсовета предложил объявить трехлетку импортозамещения объемом 4 триллиона рублей, что, по его расчетам, принесет в казну около 500 миллиардов рублей в виде налогов.

Нефтегазметрология готова трудоустроить беженцев, но при условии соответствия квалификации:

“Мы уже взяли на работу одного украинца”, - сказал Рейтер глава предприятия Сергей Самсонов.

По словам Самсонова, украинский беженец устроился в компанию на начальную зарплату немного выше средней по региону.

“Если квалификация (беженцев) будет соответствовать, мы с удовольствием будем брать их на работу”, - сказал Самсонов.

“Мы открыты для беженцев и поддерживаем их”, - сказал Рейтер замгубернатора региона Олег Абрамов в ходе запуска калибровочного центра.

СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ?

Однако так радушно в Белгороде беженцев принимают не все, и от горожан можно услышать недовольство по отношению к гостям.

“Нам и самим тут нелегко живется, а они понаехали!” - кричит на городском рынке пожилая пенсионерка на мужчину-беженца, собирающего несвежие овощи у продавцов.

Студент Белгородского государственного университета (БелГУ) Алексей, подрабатывающий в одном из городских кафе, которое обслуживает беженцев во время бесплатных обедов, говорит, что большинство приезжих из Украины не ищут работу, а просто живут на выделяемые государством деньги.

“Им (беженцам) выделили 150 бесплатных мест в БелГУ, а нам, местным, приходится работать по вечерам, чтобы заработать на образование”, - сетует он.

“Представьте, мы приносим на пункты (распределения помощи беженцам) детскую одежду, а вместо ‘спасибо’ получаем запрос еще и на детский велосипед”, - говорит жительница Белгорода Алена.

Мечта Богдана из Славянска стать гражданином России остаётся, а пока его отец имеет шанс заработать в России, применив свои инженерные навыки на высокотехнологичном предприятии вместо временной подработки на стройке - если, конечно, он не захочет жить на одно пособие.

Редактор Александр Ершов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below