23 октября 2015 г. / , 18:08 / 2 года назад

С операцией России в Сирии история сделала полный круг

Supporters of Syrian President Bashar al-Assad attend a celebration, organised for Russian President Vladimir Putin after he was sworn in as president on Monday, in front of the Russian embassy in Damascus May 7, 2012.Khaled al- Hariri

МОСКВА/БИШКЕК (Рейтер) - Валерий Анисимов вместе с другими солдатами были тайком вывезены через Черное море, спрятавшись с палубы своего корабля. Они отрастили волосы, пытаясь сойти за туристов, а потом причалили в сирийскому порту, чтобы влиться в ряды местной армии.

Они отправились в путешествие в январе 1983 года за 32 года до того, как Россия снова вмешалась в сирийский конфликт, начав в конце сентября авиаудары по вооруженным группировкам, которые противостоят Дамаску.

Как показывает история Анисимова, несмотря на то, что вступление России в конфликт и застало западные страны врасплох, это лишь продолжение ее долгой истории участия в ближневосточных делах.

Эта роль снизилась после того, как развал Советского Союза оставил Россию погруженной в хаос и без денег, но российский президент Владимир Путин восстановил то, что, с точки зрения Кремля, является обычным российским подходом к политике в регионе.

"Мы перестали поддерживать арабов, - говорит Погос Акопов, дипломат в отставке, который был советским послом в Египте, Ливии и Кувейте. - Это было временно. И кто это исправил? Путин".

Западные власти придерживаются другой точки зрения, считая, что Путин умело воспользовался ситуацией в попытке перехватить инициативу и упрочить свою репутацию на родине в качестве человека, который может позволить себе бросить вызов Америке.

В разгар холодной войны Москва была влиятельным игроком в арабском мире. Она финансировала инфраструктурные проекты, например, строительство Асуанской плотины, поставляла оружие и обучала военных.

Прошлый президент Сирии Хафез Асад, отец нынешнего лидера Башара Асада, учился в Советском Союзе в летной школе.

Эти отношения включали и отправку Москвой военных в Сирию, хотя эти операции в основном не были признаны официально, поскольку Кремль не хотел быть одной из сторон конфликта.

СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ КРУИЗ

В 1983 году Анисимов служил по призыву в Подмосковье в одном из полков противовоздушной обороны. В те времена Израиль вторгся на территорию Ливана и взял под контроль большую часть юга страны, а сирийские войска заняли север. Сирийцы несли большие потери от налетов израильской авиации, и руководство СССР хотело подставить плечо своим союзникам в Дамаске.

Анисимов был отправлен на Украину в Николаев, где находится черноморский порт. Он вошел в группу из примерно тысячи человек других военных, которым было приказано перекрасить всю технику "под пустыню".

Они погрузились на круизный лайнер под названием "Украина" и отчалили. Им не сказали, куда они направляются, вспоминает Анисимов в интервью. В день отправления местная газета написала, что на лайнере отправляются в круиз по Средиземному морю студенты, выигравшие социалистическое соревнование.

Им было приказано носить на борту гражданскую одежду и отпустить волосы, чтобы не быть похожими на военных. Объявления на борту были адресованы "товарищам туристам", вспоминает Анисимов.

Проплывая Дарданеллы, узкий пролив, соединяющий Черное море со Средиземным, судно проходило мимо американского военного корабля.

Анисимов говорит, что катера подошли к "Украине" с прослушивающими устройствами направленными на советский лайнер.

"Нас всех загнали в каюты, запретили разговаривать", - сказал он.

Несколькими днями позже лайнер причалил в сирийском Тартусе, который спустя три десятилетия стал перевалочным пунктом для российских вооружений, доставляющихся в Сирию.

"Нам говорят: поздравляем, вы в Сирии. И выдали оружие", - рассказывает Анисимов.

"Мы друг друга не называли "товарищ майор, товарищ полковник". По имени-отчеству, чтобы званий не было. Чтобы не понимали, что мы советские офицеры", - вспоминает он.

ЭФФЕКТ СДЕРЖИВАНИЯ

Новое подразделение Анисимова, 220-й полк ПВО, развернуло батареи из ракет С-200. Их задачей было держать на прицеле израильские самолеты, летящие в направлении Сирии, и в случае необходимости сбивать их.

Такой приказ так и не был отдал, говорит Анисимов, но присутствие советских ракет было сдерживающим фактором для Израиля, который быстро понял, что в Сирии находятся советские военные.

Спустя десятилетие, даже после развала СССР, российский военный персонал снова осуществлял тайные задания в Сирии, хотя и в меньшем масштабе.

Олег Попиков, 53-летний начальник завода в киргизской столице Бишкеке был капитаном советской армии, когда в 1990 году он впервые был отправлен в Сирию.

В течение четырех лет он служил военным советником в сирийских вооруженных силах, базировавшихся в городе Дераа на юго-западе Сирии.

Он сохранил свою должность после распада Советского Союза, произошедшего спустя год после его прибытия.

Роль офицера, по его словам, состояла в том, чтобы тренировать корпус противовоздушной обороны, на вооружении которого стояли советские ракеты. Он говорит, что был награжден сирийской военной медалью, но не участвовал в боевых действиях. На родине его миссия не были признана официально, но описывалась как "спецкомандировка".

"У меня никаких обид нет, - говорит Попиков, вышедший в отставку в звании полковника. - Кроме того, я неплохую зарплату получал за свою службу".

Он сказал, что обычные сирийцы видели в российском военном контингенте своих защитников от внешних угроз.

"Если взять базар, овощи и фрукты давали бесплатно".

Попиков говорит, что сохранил близкие отношения со своими друзьями со времен Дераа, включая двух старых друзей, которые в октябре погибли в боях против исламистов.

НАДЕЖДЫ СБЫВАЮТСЯ

Бывший дипломат Акопов говорит, что советская доктрина о тесном сотрудничестве с арабскими странами была ответом на противостояние с Соединенными штатами во время холодной войны.

Москва не могла торговать с Западом и вместо этого искала торговых партнеров на Ближнем Востоке. Кремль, по его словам, поставлял вооружение арабским государствам, чтобы убедить их не позволять западным странам размещать там свои военные базы.

Эта доктрина потеряла силу, когда Борис Ельцин, первый президент России, пришел к власти, и Москва сочла, что эра конфронтации с Вашингтоном закончилась.

Но, как говорит Акопов, эта политика снова стала актуальный с возвращением противоречий времен холодной войны, когда Россия снова оказалась в международной изоляции.

"Путин понял это. Он не шел на конфронтацию с Западом, но понимал, что нужно быть сильным для того, чтобы с тобой считались", - говорит Акопов.

В период затишья в российско-арабских отношениях после распада Советского Союза Акопов издавал журнал под названием "Биль-Амаль", что переводится с арабского "С надеждой". По его словам, имелась в виду надежда на то, что однажды старые связи будут восстановлены.

Теперь, говорит Акопов, эта мечта сбылась:

"Потому что мы вернулись".

При участии Дмитрия Соловьева в Алма-Ате и Маргариты Поповой, текст Кристиана Лоу, перевод Марии Цветковой

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below