8 апреля 2016 г. / , 15:28 / через год

С поддержкой России Асад не показывает готовности к компромиссам

Башар Асад дает интервью испанской газете El Pais in Damascus Перед мирными переговорами о Сирии, которые возобновятся на следующей неделе, президент Башар Асад, пользующийся военной поддержкой России и Ирана, не показывает желания пойти на компромисс, а тем более - уйти в отставку и открыть дорогу к переходному периоду, который, как говорят западные государства, является решением конфликта. REUTERS/SANA/Handout via Reuters

КАИР (Рейтер) - Перед мирными переговорами о Сирии, которые возобновятся на следующей неделе, президент Башар Асад, пользующийся военной поддержкой России и Ирана, не показывает желания пойти на компромисс, а тем более - уйти в отставку и открыть дорогу к переходному периоду, который, как говорят западные государства, является решением конфликта.

Пережив в прошлом году угрозу наступления со стороны мятежников, Асад сейчас преисполнен уверенности в себе после того, как российские авиаудары развернули ход войны и дали возможность его армии отбить потерянные земли у суннитских повстанцев и радикалов из “Исламского государства”.

Эксперты по Сирии сомневаются как в том, что он может взять под свой контроль всю страну без операций России и Ирана на земле, так и в том, что президент Владимир Путин может вынудить его уйти, если только не будет ясного пути к стабильности, что может занять годы.

Вместо этого, драматическая военная интервенция России после пяти лет безрезультатных сражений между силами Асада и разрозненными группировками мятежников в основном из местного суннитского большинства, сместила баланс сил в его пользу и подставила ему плечо на переговорах в Женеве.

Главной целью российских авиабомбардировок были основные оппозиционные группировки и исламисты, которые прошлым летом начали наступление. Только в последнее время Россия и сирийские войска переключились на “Исламское государство”, отвоевав у него древнюю Пальмиру, захваченную джихадистами в прошлом году.

Российская кампания, поддержанная иранскими Стражами исламской революции и шиитской милицией, вроде ливанской Хезболлы, обеспечила превосходство над мятежниками, даже если считать связанный с “Аль-Каидой” фронт “Ан-Нусра” и подразделения, которые поддерживают Саудовская Аравия, Катар, Турция и США.

МЯТЕЖНИКИ ТЕРЯЮТ ИМПУЛЬС

Сражение с теми группировками в большей степени, чем с “Исламским государством”, казалось основной целью Москвы, говорят эксперты.

“Российская интервенция фундаментально преобразила сирийский конфликт, - говорит Хедер Хаддур из ближневосточного центра Карнеги. - У мятежников больше нет движущей силы”.

Путин, как говорят дипломаты, ослабил оппозицию, чтобы уговорить их на мировую на условиях России и Сирии. Это в ближайшем будущем означает не “переходную власть”, которую хотят США и их союзники, а правительство с более широким представительством оппозиции и во главе с Асадом.

Россия по-прежнему хочет, чтобы Асад руководил страной во время переходного периода до выборов, в то время как оппозиция и ее союзники в регионе, в том числе США и Европа, настаивают на том, чтобы он ушел. Пока в обозримом будущем компромиссов не видно.

“Нам нужно, чтобы дела сдвинулись в ближайшие недели. Если политический процесс - это только назначение нескольких людей из оппозиции на номинальные посты в кабинете министров, то он не пойдет слишком далеко”, - сказал близкий к переговорам европейский дипломат.

“Если не будет политического перехода, то гражданская война продолжится и ”Исламское государство“ выиграет от этого”, - сказал он.

Автор книги “ИГИЛ: История” Фаваз Гергес сказал:

“На сегодняшний момент у русских самый громкий голос в диктовке решения. Американцы играют на поле России”.

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Эта позиция была подчеркнута российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым в одном из последних интервью, где он похвастался, что американцы больше не могут решать серьезные проблемы без оглядки на Москву.

“Американцы понимают, что уже ничего не могут сделать без России”.

Однако после того как Путин в марте неожиданно объявил о выводе части войск из Сирии, планы Москвы выглядят неопределенными. Это привело к спекуляциям в стане врагов Асада, что Россия подумывала о том, чтобы сбросить Асада со счетов - то, что многие наблюдатели считали крайне маловероятным.

“Ключевым вопросом остается, будут ли русские участвовать в запуске переходного периода и когда. Это неясно, и у нас есть ощущение, что последние переговоры не привели к изменению позиции России”, - сказал европейский дипломат.

“Я не думаю, что на предстоящем раунде будут приняты настоящие решения о политическом процессе”, - добавил он.

Гергес говорит, что частичный вывод войск послал сигнал американцам, что Россия - это рациональная и внушающая доверие сила, которая хочет дипломатического решения.

Это также было нацелено на то, чтобы дать толчок Асаду, который на тот момент был так воодушевлен тем, что Россия и Иран укрепили его позиции, что объявил о своих планах отвоевать всю территорию Сирии.

“Сигнал к режиму Асада был такой, что Россия не играет по его сценарию и не хочет увязнуть в сирийской трясине, а хочет сократить потери”, - считает Гергес.

Однако далеко не очевидно, что Асад считывает эти сигналы схожим образом.

В прошлом месяце он отвергал любые замечания о переходе от нынешней структуры, о которой договорились международные игроки, призывая вместо этого к решению “национального согласия” с некоторыми элементами того, что оппозиция присоединится к нынешнему правительству.

“Переходный период должен проходить по нынешней конституции, а к новой конституции мы перейдем после того, как за нее проголосует сирийский народ”, - сказал Асад российскому информационному агентству Спутник.

АСАД “НЕ УЙДЕТ ТИХО”

Ведущий комментатор из Объединенных Арабских Эмиратов Файзал аль-Яфай сказал, что Россия “разыграла свою партию в Сирии очень умно, но просчиталась в одном”.

“Они предполагали, что как только режим Асада почувствует себя уверенно, он будет проявлять больше готовности договариваться. Но фактически произошло обратное”.

“Есть предел давлению, которое Россия может оказывать на Асада. Асад абсолютно точно не уйдет тихо и точно не тогда, когда ему нет настоящей альтернативы, даже внутри режима”, - сказал аль-Яфай.

Бывший посол США в Сирии Роберт Форд, ныне старший научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне, согласен, что у России может не получиться заставить Асада уйти.

Тайная полиция как опора режима Асада осталась нетронутой, сказал он, и “Асад кажется опять уверен в себе после его более трезвых высказываний прошлым летом. Русские, может, слишком сильно ему помогли, настолько, что он долгое время сможет контролировать ключевые города и дороги”.

Форд обратил внимание на соревнование, развернувшееся вокруг Сирии между Россией и Ираном, двумя главными союзниками Асада. Москва делает упор на традиционные отношения с сирийским военным истеблишментом, пока Тегеран сосредоточен на милиции, которую он построил вместе с Хезболлой для поддержки режима.

“Асад очень умен в том, как натравить одну страну на другую. Я даже не очень уверен в том, что Россия будет испытывать свои возможности сильного давления против иранских в Дамаске. Русские знают, что они могут проиграть”, - сказал Форд.

Вовлеченность России в дела Сирии дала ей лучшее представление о структуре правления Асада, строящегося на переплетении семьи Асада и его союзников из алавитского меньшинства со спецслужбами и военным командованием.

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ АСАД

Хаддур из центра Карнеги говорит, что Россия сейчас понимает, что условий для перехода еще не существует, поскольку избавление от Асада может вывести из строя всю систему власти.

“Это проблема режима. Он не способен вырастить альтернативу себе в своей среде”, - говорит Хаддур, добавляя, что единственная уступка, которую он сделал, - просто появился в Женеве - была результатом давления России.

В тех пределах, в каких Россия и Иран могут оказывать давление на Асада, немногие верят в то, что переговоры в Женеве принесут мир.

“Если бы русские знали, что это время для решения, они бы достигли понимания с американцами о том, как сдать Асада, не сдавая алавитов. Обстоятельства для решения пока не созрели”, - сказал Саркис Наоум, ведущий эксперт по Сирии.

Дипломат добавил:

“Фундаментальный вопрос - это по-прежнему то, серьезны ли русские или хотят ли они, чтобы это произошло”.

“Никто не знает, что у них на уме и я не уверен, что они сами знают”.

Перевод Марии Цветковой

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below