18 июня 2016 г. / , 12:22 / через год

ТОЧКА ЗРЕНИЯ-Участники форума в Петербурге о западных инвестициях и российских реформах

Участники экономического форума в Санкт-Петербурге. 16 июня 2016 года. REUTERS/Yuri Smityuk/TASS/Host Photo Agency/Pool

(Рейтер) - США и ЕС ввели два года назад санкции против Москвы за аннексию Крыма и конфликт на востоке Украины, и западные политики увязывают смягчение ограничений с полным выполнением Минских договоренностей, но в частных беседах многие дипломаты говорят, что соглашение не будет выполнено никогда. В то же время европейский бизнес заинтересован в возвращении на российский рынок.

Ниже следуют комментарии участников форума в Санкт-Петербурге о перспективах возврата западных инвесторов в Россию и будущем российских реформ:

АНДРЕЙ ШАРОНОВ, РЕКТОР МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ УПРАВЛЕНИЯ СКОЛКОВО

Об инвесторах:

”С точки зрения настроений инвесторов, форум сейчас отличается в лучшую сторону по сравнению с предыдущими. Приехало много иностранцев, чего не было ни в 2014-м, ни в 2015 году. Не просто случайных иностранцев, которых бегали искали, чтобы хоть кто-то был на форуме 2014 и 2015 года, а приехали традиционные крупнейшие партнеры, корпорации мира и не прятались. Раньше прятались, потому что было указание из Госдепа не ездить, не появляться. Приехали компании, которые очень много инвестировали в Россию, и понятно, что каждый день санкций - это потери для них, и они решают свои собственные проблемы. То, что происходит с обеих сторон, говорит, что и Россия пытается максимально изменить режим и вновь вернуть западный бизнес к себе, и даже американцы немножко уже сквозь пальцы смотрят.

В этом смысле есть некоторое потепление, хотя, с другой стороны, сказать, что все хорошо и через полгода санкции окончательно снимут, такого сигнала я точно не услышал. При таком фактическом потеплении отношений формально мы можем долго оставаться в режиме санкций, которые, конечно, снижают эффективность нашего сотрудничества”.

“У меня ощущение, что президент ничего нового в этом смысле не сказал: не мы это начали и не нам отменять (контрсанкции)”.

О реформах:

“Абсолютное дежавю, во-первых. Сказать, что я услышал что-то новое, не могу. Во-вторых, не всегда то, что говорится, потом превращается в дела. Но мне показалось, что появились новые нотки, новые акценты. Важны месседжи в отношении малого бизнеса. По крайней мере это говорит о некотором осознании того, что управлять экономикой через реализацию гиперпроектов в ручном режиме - не вариант”.

”Создание очередного совета - плохой способ решения проблем. Это фактически создание параллельных структур, которые делают несколько двусмысленным положение правительства. Зачем такая структура, у которой есть полномочия, но нет ответственности, это не конституционный орган. Единственное, чем это может быть оправдано, что это еще более активное привлечение предпринимательских и общественных кругов и экспертов к проектированию решений.

“То, что Кудрину дали официальные полномочия в экономическом совете - это хороший сигнал, попытка не отталкивать от себя ту либеральную часть, которая рассчитывает на то, что все не так плохо и есть еще шансы”.

АЛЕКСЕЙ КУДРИН, ГЛАВА ЦЕНТРА СТРАТЕГИЧЕСКИХ РАЗРАБОТОК (ЦСР), ЭКС-МИНИСТР ФИНАНСОВ РФ

Об инвесторах:

“На этом форуме интерес иностранцев существенно выше, потому что многие устали от паузы. Многие не воспринимали это охлаждение, что оно будет надолго. Все ожидают, что пауза вот-вот закончится. Вот почему интерес несколько выше, чем раньше. Я реально вижу больше компаний и крупных игроков. Все понимают, что еще не наступило потепление, но желание сохранить свои позиции, контакты, остается. Деньги еще не пришли, обратного движения пока не произошло, но контакты, что всегда предшествует, усилились”. 

“Поворот на Восток, скорее, это некоторое восстановление баланса наших отношений. Мы только достигнем равенства, но пока основным партнером у нас будет оставаться Запад – Европа, США”.

О реформах:

“Движения очень медленные. Сегодня не удовлетворяют бизнес. Задача нашей рабочей группы ЦСР - подтолкнуть процесс, предложить новые идеи. В этом смысле создание группы – уже изменение позиции (властей к реформам), но результата придется подождать. Скорее всего, бОльшая часть будет осуществляться после выборов”. 

”У нас в обществе есть определенный страх перед переменами. Так как сегодня можно какое-то время просуществовать, избегать болезненных вещей. Сегодня можно бояться потерять политический рейтинг, потерять доверие социальных групп на пути перемен. Это стало сегодня проблемой. 

Нужны институты, которые бы способствовали переменам, система госуправления, существенно более эффективная, обновленная, чем сегодня. 

Сегодня мы подошли к тому этапу развития страны, когда целый комплекс проблем накопился, и одним решением не вытащить всю экономику. При предоставлением инвестиционный льготы, ни добавлением денег, ни созданием десяти Сколково.  

Высокие барьеры, засилье госкомпаний, роль судов и правоохранительных структур, неопределенность правил и политики, нет заданного вектора, стратегии. Бизнес боится инвестировать, не понимая, что будет на выходе”.

АНДРЕЙ КОСТИН, ГЛАВА ВТБ

“Интерес иностранных инвесторов возвращается, конечно. Вообще-то не уходил, но санкции мешают. Для крупных компаний, которые уже работают с Россией, это важный рынок. Они не могут Россию игнорировать, поэтому эти компании заинтересованы, и они ждут когда возможность заработать будет расширяться. Растет количество участников по сравнению с прошлым годом, так что видим возросший интерес”.

АЛЕКСЕЙ ТЕКСЛЕР, ПЕРВЫЙ ЗАММИНИСТРА ЭНЕРГЕТИКИ РФ

“Мы же как двуглавый орел. Я не согласен с тем, что поворот на восток не очень удачный. Мы расширяем ВСТО, строим Силу Сибири, китайцы зашли на Ямал-СПГ, индийцы (в проекты Роснефти)... Вы все эти проекты знаете... а что касается Запада - никто из наших западных партнеров в нашем энергетическом секторе из страны не ушел. Exxon ушел (из бурения в Карском море), потому что это запрет сами знаете кого, это не его воля”.

“(А кто новый пришел?) Масса примеров - все, что касается Северного потока-2, все наши партнеры европейские. Они заинтересованы участвовать. Сделки Газпрома с OMV, Shell. Да, коллеги более осторожны, они вынуждены проходить некие процедуры (согласования). Но интерес точно не спал! Если вы посмотрите, кто из глав европейских энергетических компаний присутствуют здесь, - практически все”.

“Санкции, они не навсегда. Люди думают не на полшага вперед... поэтому и работают (с РФ)”.

ПАВЕЛ ГРАЧЕВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР КОМПАНИИ ПОЛЮС

Об инвесторах:

“То, что бесспорно (видно на форуме) – это возобновление интереса к России. Есть две причины: первая, цинично-меркантильная – с учетом сжатия доходности на западных рынках, безусловно, инвесторы приходят сюда в поисках каких-то идей, доходностей - как в облигациях, так и в акциях. Так происходит уже не в первый раз, когда жадность – в хорошем смысле этого слова – берет вверх над осторожностью. С другой стороны, российская сторона делает правильные шаги с точки зрения внешних коммуникаций, звучит правильная риторика, направленная на нормализацию отношений, что тоже положительно влияет на приток инвесторов и возобновление интереса”.

О реформах:

“Я не очень верю в масштабные реформы, думаю, что любой результат достигается реализацией маленьких шагов. Масштабные реформы часто ограничиваются декларациями или останавливаются на полпути”.

“Наглядный пример позитивных сдвигов - определенное улучшение в управлении государственными компаниями – не всеми, но у нас появился набор госкомпаний, которые перешли на рыночные принципы управления или к ним стремятся. Это хороший знак, и тянет за собой смену ориентиров, смену управленцев”.

“Второй положительный фактор – политика ЦБ, финансовый блок в правительстве заслуживает похвалы... сейчас уже все признают, что с учетом непростой ситуации, в которой оказалась экономика год назад, мы выходим из нее достойно с точки зрения денежной и финансовой политики”.

“В целом реформа во многом будет зависеть от состава людей, которые появляются в правительстве и других государственных учреждениях. Думаю, опыт работы правительства Москвы и результаты, которые мы видим – это хороший пример того, что может и должно произойти в стране. В Москве не было революции или какой-то масштабной реформы, но, очевидно, ведется правильная и эффективная работа без особого шума”.

“(Почему реформы именно сейчас?) Кризис подталкивает к переосмыслению и мобилизации, с другой стороны, некоторые вещи требуют времени для осознания и реализации”.

ЗИЯВУДИН МАГОМЕДОВ, ВЛАДЕЛЕЦ ГРУППЫ СУММА

Об инвесторах:

“Мне кажется, есть устойчивый тренд и попытка улучшения отношений (между Россией и Западом)”.

О реформах:

“Дело не в том, что нас кто-то припрет к стенке - это невозможно сделать, вы знаете. Нам необходимо двигаться вперёд. Жизненно необходимо, потому что мы амбициозные, сильные, умные. Я полагаю, что есть необходимость острая реформ. Уменьшения доли государства в экономике, сокращения монополий. Их (монополии) нужно всего четыре - РЖД, Транснефть, Трансгаз и Россети, все остальное надо приватизировать. И все зацветет пышным цветом. Если согласовать правила, если людей попытаться удержать в России, то есть дать ей нормальное образование, медицину и так далее. И люди будут здесь. Это богатая страна и богатый народ. Она богата своими людьми в первую очередь. И нефтью, и газом. У нас в принципе молодая страна. Мы существуем с 1991 года, по большому счету. Конечно, хочется какие-то вещи делать быстрее, какие-то вещи были сделаны неправильно в 90-е годы. Но в принципе я полагаю, что реформы назрели, и мы очень динамично должны начать претворять их в жизнь”.

АНДРЕЙ МЕЛЬНИЧЕНКО, ВЛАДЕЛЕЦ СУЭК, ЕВРОХИМА И СИБИРСКОЙ ГЕНЕРИРУЮЩЕЙ КОМПАНИИ

Об инвесторах:

“(Возвращаются ли инвесторы?) Безусловно. Условия на финансовом рынке для компаний становятся комфортнее. Кредитные сделки, совершаемые нашими компаниями - как наша компания в области удобрений, так и угольная компания недавно закрыла сделку, взяли $1,2 миллиарда, условия, конечно, не те, что были когда-то. Но уже можно сказать, что прогресс есть. Если бы санкций не было, условия были бы лучше”.

О реформах:

“Много отдельных вещей, которые улучшают инвестиционный климат, и правда происходят и в налоговой области, и по поддержке инвестиций. Много хороших дел делается. Это не пустые слова. Например, законодательство по специальным налоговым режимам. Мы считаем, что очень хорошая прогрессивная деятельность... очень хорошие новые режимы, которые появляются по поддержке инвестиций. В этом плане мы довольны. Ну а со всем остальным хотелось бы такого же прогресса”.

ДАВИД ЯКОБАШВИЛИ, ЧАСТНЫЙ ИНВЕСТОР

Об инвесторах:

“Если будет мёд – будут прилетать. Не будет мёда – не будут прилетать. Вопрос в сигнале – есть мед или нет. Пока нет. Бизнес не во главе угла, вообще не интересен. Если был бы бизнес во главе угла, тогда бы все с удовольствием прилетали и наши бы не выводили деньги на Запад. Будем есть хорошо, создадут условия, не будут каждый день придумывать законы, которые убивают все, тогда и желание будет”. 

“Инвесторы приезжают с надеждой, они же тоже хотят сохранить здесь бизнес. У страны огромные возможности, только надо распорядиться всем этим должным образом”.

“Пока нет ни одного симптома, чтобы возвращались (инвесторы)”. 

“(Про идею перейти на все российское, как при размещении евробондов) Можно, но изолироваться тяжело, потому что мир очень открыт сегодня. Это все определенного образа популизм”.

О реформах:

“Кризис и санкции никого ни к чему не подвигнут. На санкции никто уже особо не обращает внимание. Все равно хорошо живется. Когда мы так жили в Советском союзе?! Поэтому терпения еще много”.

АНДРЕЙ ФИЛАТОВ, СОВЛАДЕЛЕЦ ГРУППЫ Н-ТРАНС (ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ И ПОРТОВЫЕ АКТИВЫ)

Об инвесторах:

“Они (инвестиции) по сути уже вернулись. Посмотрите, какая стоимость российских облигаций сейчас. Доходность по облигациям резко сокращается. Это значит, их покупают инвесторы. Инвестиции не только возвращаются, они уже вернулись – это видно по котировкам”.

“Интересный рынок фундаментально в России, у корпораций маленький долг, у населения маленький долг, экономика структурно положительно меняется”.

“(Инвесторы) поверили в эффективность российского управления. Кому доверяют деньги? Тому, кто эффективно управляет. Очевидно, что правительство справилось с той турбулентностью, Центральный банк справился с той нестабильностью, которая была на валютном курсе. Когда есть доверие – есть и деньги”.

О реформах:

“Реформы предполагают что-то новое, когда что-то ломается, а у нас правительство достаточно эффективно управляет. Особенно когда есть внешнее воздействие. Какое правительство справилось бы, когда цена на экспорт упала и есть еще внешнее воздействие на экономику? Россия стабильна, и она развивается”.

СЕРГЕЙ ШВЕЦОВ, ПЕРВЫЙ ЗАМПРЕД ЦБР

“Если говорить о базовых проблемах, я думаю, что, прежде всего, у нас не хватает конкуренции, у нас слабая инфраструктура. Не потому что инвестировать в Россию это дорого, не потому что высокие проценты, не потому что трудно найти инвестора, а потому что любой проект будет сталкиваться с необходимостью строить эту инфраструктуру вокруг себя, а потом защищать свои инвестиции. Я думаю, отмахиваться от качества судебной системы здесь тоже нельзя, нужно радикально улучшать этот институт”.

ОЛЕГ ВЬЮГИН, ГЛАВА СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ МДМ БАНКА

Об инвесторах:

Видно, что есть желание диалог наладить. Если в 2015 году думали, что надо просто поприсутствовать, потому что есть бизнес в России, но ничего не понятно, что будет дальше, то сейчас немного пытаются наладить диалог. Есть здравый смысл, некая логика, что без конца это продолжаться не может и, по моему личному впечатлению, с обеих сторон есть мелкие шаги навстречу... Явно какие-то попытки нащупать компромисс. (Глава Еврокомиссии Жан-Клод) Юнкер сказал: я приехал, потому что нужен диалог, хотя и про аннексию Крыма сказал. Намерения появились”.

“По политическим мотивам на самом деле мало кто уходил. В основном по экономическим. Это происходило”. 

О реформах:

“Я думаю, что в России продолжится борьба консерваторов, которые считают, что ничего особенно делать не надо, надо больше контролировать, и прогрессистов, которые говорят, что нужны изменения, что страна не должна быть изолирована, что нужны технологии. То, что этот диалог есть, уже что-то. Даже то, что Кудрину дали официальную позицию – это некий маленький сдвиг. Я думаю, что если что-то и будет, то очень медленно меняться и осторожно. Может, в Думу оппозиция попадет какая-то немножко, система управления на уровне Кремль-правительство, грефовские идеи”. 

ВЛАДИМИР ЕВТУШЕНКОВ, ВЛАДЕЛЕЦ АФК СИСТЕМА

Об инвесторах:

“(Возвращаются ли иностранные инвесторы?) Нет. Это процесс непростой. Иностранные инвесторы - это как старая ворона на проводах. Их пугнули с одного места - они улетят на другие провода. Сказать, что наступил период, когда они все должны возвращаться на старые провода? Он ещё не наступил. (Почему?) И санкции ещё есть, и время нужно. Дело даже не в опасениях. Люди вложились в другие бизнесы, ждут другие проекты в других местах. Это процесс изъятия денег из проектов, это требует времени”.

О реформах:

“Я ничего не жду, я работаю”.

АЛЕКСАНДР ШОХИН, ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОГО СОЮЗА ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

“Долгие годы говорили о структурных реформах, но не конкретизируется. Все считают, что и так понятно (про) структурные реформы, но на самом деле никто не знает, как они будут выглядеть. Как говорится, дьявол прячется в деталях, поэтому я считаю, надо перестать говорить эти заклинания и надо конкретно эти реформы делать”.

ГЛАВА ОДНОЙ ИЗ РОССИЙСКИХ БИЗНЕС-АССОЦИАЦИЙ

Об инвесторах:

“Все приехали с одним вопросом: что такое Россия сейчас? У нас были фразы насчет открытости экономики, приверженности рынку, нашей заинтересованности в иностранных инвесторах... На практике мы видим другое. Они приехали знакомиться, узнавать эту новую, непонятную, по-прежнему непредсказуемую Россию для того, чтобы понимать вообще, куда она пойдет – туда или туда? С одной стороны, хорошо, потому что это значит, что развилку мы еще не прошли, хотя, по моим ощущениям, мы ее уже прошли и не туда прошли. С другой стороны, я боюсь, что будут опять обманутые ожидания. Потому что ни у кого из наших ключевых спикеров, decision makers, нечего сказать и предъявить в качестве конкретных мер. Консенсуса по поводу того, что делать, нет. А по тому небольшому перечню действий, которые надо делать и по которым есть консенсус, нет готовности у власти принимать именно эти решения. Вот говорят – надо сокращать долю государства в экономике, надо не принимать новые расходы, а лучше бы сократить расходы - все происходит ровно наоборот. И если я ставлю себя на место иностранца, я сижу это все слушаю, вижу, у меня что в голове должно произойти? Вопросов еще больше должно возникнуть”. 

“Президент дает полномочия Кудрину разрабатывать программу, содержание которой ему прекрасно известно, зная Кудрина. Что мешает, зная все это, имея все эти предложения – от Улюкаева, Набиуллиной, Силуанова, Кудрина, Грефа – реализовывать это сейчас? Это что игра в кошки-мышки с попыткой перенести на 2018 год или попытка снизить градус напряжения, показать, что вроде бы мы в процессе?”

“Вторая причина, почему инвесторы здесь – стоимость активов такая, что они готовы во все тяжкие со всеми рисками экономическими, геополитическими играть в заход на рынок. Можно покупать, растить и выходить. Но это для нас не очень хорошо, потому что это такой пузырь, будет выход из активов с небольшим ростом через какое-то время”. 

“Плюс есть истории непубличные, которые описывают всё, что происходит в России. Иностранцы тоже набирают набор таких показательных историй. В одном из регионов сменился губернатор, есть желание администрации помочь. Они говорят – найдите инвестора. Компания говорит, зачем нам что-то подписывать и что вы хотите. АП (администрация президента) говорит – ну что-то необязывающее, меморандум о намерениях. Регион тоже говорит, зачем вписываться в какой-то процесс без результата. То есть два участника не хотят подписывать, понимая абсурдность, а АП говорит – все равно подписывайте. Это никакого отношения к жизни не имеет, но это во всем”.

“Институты и структура такая, что даже желая что-то исправить, уже не в состоянии. Даже если президент искренне верит, что нужно перезапустить модели экономического роста, другую модель экономического развития, но у него такой объем текущей повестки, что все глобальные проблемы растворяются в текущих делах”. 

“У кого доля России в глобальном бизнесе компании велика не идут на издержки ради того, чтобы сохранить владение активами ради роста рынка. Кто-то, как Pepsico, готовы к рисковым операциям, чтобы рынок сохранить. Портфельщики, кто очень быстро среагировал и ушел, сейчас возвращаются”. 

О реформах:

“Для меня показательно будет, какие решения будут приняты по пенсионной системе. Куда качнется – если в социалку, то это очень плохо. Если нет, то это не гарантия, но, по крайней мере, знак, что власть готова брать на себя ответственность за непопулярные решения. Потому что тогда это презумпция того, что мы не держимся за мандаты всеми путями. Я в это не очень верю. Выбирая между непопулярными решениями и держанием за власть они, конечно, выберут то, что им гарантирует избираемость”. 

КОНСУЛЬТАНТ, РАБОТАЮЩИЙ С КРУПНЫМИ КОМПАНИЯМИ В РОССИИ

“Такое ощущение, что все законсервированы в текущем моменте, движения вперед нет, очень сложно в таких условиях привлекать инвестиции”.

ТОП-МЕНЕДЖЕР КРУПНОГО РОССИЙСКОГО БАНКА

“Не думаю, что инвесторы вернутся, пока сохраняются санкции против России”.

Дарья Корсунская, Оксана Кобзева, Анастасия Лырчикова, Олеся Астахова, Катя Голубкова, Глеб Столяров, Александр Уиннинг

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below