4 июля 2016 г. / , 17:12 / год назад

Насилие с постсоветским следом: путь выходцев из СССР в ИГИЛ

БИРКИАНИ, Грузия/МОСКВА (Рейтер) - В 2012 году Тархан Батирашвили покинул родной дом в бывшей советской республике Грузии и отправился в путь, который в итоге привел ко взрывам, прогремевшим на прошлой неделе в аэропорту Стамбула.

Темур Батирашвили, отец Тархана Батирашвили, курит в своем доме в грузинской деревне Биркиани. 19 мая 2016 года. В 2012 году Тархан Батирашвили покинул родной дом в бывшей советской республике Грузии и отправился в путь, который в итоге привел ко взрывам, прогремевшим на прошлой неделе в аэропорту Стамбула. REUTERS/David Mdzinarishvili

”Он сказал мне: “Отец, мне нужно найти свой путь в жизни. Этой стране я не нужен”, - сказал Рейтер 73-летний Темур, отец Батирашвили, вспоминая о его решении уехать из родной деревни Биркиани в грузинском Панкисском ущелье в Турцию, а оттуда - в Сирию.

Темур сказал, что он потерял связь с сыном с того момента, как тот однажды позвонил ему из Сирии.

Там Батирашвили-младший, как утверждают представители ООН и властей США, взялся за создание сил из русскоязычных боевиков под флагом “Исламского государства”. Группа выходцев из постсоветских республик, убившая в прошлый вторник десятки людей в аэропорту Стамбула, могла быть частью этих сил.

Турецкие чиновники говорят, что у предполагаемых смертников были связи с “Исламским государством”, а родились они в России и двух бывших советских республиках - Узбекистане и Киргизии. Турецкая пресса сообщила также, что в организации атаки подозревается выходец из Чечни Ахмед Чатаев.

Это была самая смертоносная атака джихадистов из стран бывшего СССР за пределами их родины с момента взрывов 2013 года на Бостонском марафоне, устроенных двумя молодыми чеченцами, чьи семьи эмигрировали в США.

Задолго до стамбульских взрывов, влияние Батирашвили, более известного по прозвищу Умар аш-Шишани, или Умар Чеченец, и его соратников из бывшего СССР ощущалось на территориях, подконтрольных “Исламскому государству”.

Батирашвили стал вторым лицом “Исламского государства”. В качестве военного командира группировки он попал в американский список разыскиваемых, где есть ссылка на опубликованное “Исламским государством” видео 2014 года. Связаться с ним невозможно и неясно, жив ли он.

Батирашвили собрал вокруг себя полевых командиров с российского Северного Кавказа и боевиков из Центральной Азии, которые играют ключевые роли в организации.

На появлявшихся в интернете фотографиях, дорожные знаки на территориях, подконтрольных “Исламскому государству” иногда содержали надписи на трех языках - арабском, английском и русском, что говорит о существенной роли русскоговорящих в радикальной группировке.

Во многих случаях эти боевики попали под влияние исламистов у себя на родине, были вынуждены покинуть свои страны под давлением служб безопасности и завоевали лидирующие позиции в “Исламском государстве” благодаря своим военным навыкам и безжалостности.

ВОЕННАЯ КАРЬЕРА

Путь Батирашвили к ближневосточному джихаду имеет важное значение как из-за руководящей роли, которую он получил в группировке, так и потому, что его судьба отражает типичную картину радикализации молодежи в постсоветских странах.

Он вырос в Панкисском ущелье Грузии, населенном в основном кистинцами - этническими чеченцами, чьи предки перебрались в христианскую Грузию в XIX веке.

Когда после распада Советского Союза Чечня подняла мятеж против Москвы, кистинцы оказались вовлечены в противостояние. Тысячи беженцев из Чечни хлынули в ущелье, которое мятежники использовали для перегруппировки сил и подготовки атак.

Батирашвили был младшим из трех братьев. Его отец - верующий христианин, тогда как мать Кето была из семьи мусульманина.

“В нашей семье никогда не стоял вопрос о религии, я всегда молился в грузинских церквях”, - сказал Рейтер отец Батирашвили во время интервью в обветшавшем доме, где он живет в одиночестве.

Батирашвили служил в грузинской армии в подразделении военной разведки. Он участвовал в боевых действиях против российской армии во время пятидневной войны 2008 года.

Вскоре после этого он заболел туберкулезом и через два года после войны был отправлен в отставку, говорит его отец.

Тогда он вернулся домой в Панкисское ущелье.

“Он пытался найти другую работу, но это было трудно, - сказал его отец. - Потом его арестовали”.

В 2010 году грузинская полиция пришла к ним домой с обыском и нашла ящик с патронами. Батирашвили, подозревавшийся в связях с проявлявшими активность в ущелье исламскими активистами, был обвинен в незаконном хранении боеприпасов. Он отсидел два года в тюрьме и вышел на волю по решению суда.

Когда он после освобождения вернулся домой, то сказал отцу, что не видит будущего в Грузии и едет за границу. Он отправился в Турцию, а оттуда - в Сирию, где примкнул к исламистам, сражавшимся против сирийского президента Башара Асада.

Отец осуждает сына, ставшего боевиком, но другие члены семьи восхищаются им.

“Мы потеряли большого патриота. Он никогда не был террористом. Для многих здесь он герой”, - сказала его тетя Эсма Борчашвили.

БОЙ ЗА АВИАБАЗУ

Шишани выделился в бою против сил Асада за контроль над авиабазой Менах, важным военным объектом на севере Сирии.

Один из немногих исламистских лидеров с профессиональным опытом в военном деле, в этих боях он командовал несколькими сотнями боевиков, в основном из постсоветских государств.

Группа Шишани и другие силы мятежников атаковали базу в течение нескольких месяцев и несли тяжелые потери, сказал Рейтер один из российских боевиков, который принимал участие в боях, добавив, что сам потерял там нескольких друзей.

Атаки были спонтанными и командиры спорили между собой, рассказал боевик. Несмотря на это, люди Шишани вместе с другими группами выиграли битву за авиабазу летом 2013 года. Примерно в то время Шишани примкнул к “Исламскому государству”.

Захват базы, которую с тех пор отбили курдские отряды, был одной из первых побед русскоязычных боевиков, которые помогли “Исламскому государству” завоевать территорию.

В тех боях, как и в последующих сражениях в Сирии и Ираке, боевики с российского Северного Кавказа воевали вместе с выходцами из Центральной Азии, сказали Рейтер несколько бывших джихадистов из РФ.

Они общались на русском и обычно не знали арабского на таком уровне, чтобы понимать местных боевиков.

По словам бывшего российского боевика, в группировке Шишани чеченцы были на ведущих ролях.

“Если ты не чеченец и у тебя есть чеченский друг, то это только до того, как он увидит другого чеченца. Тогда он забудет о тебе”, - сказал он.

Группировка Шишани выросла примерно до 1.000 бойцов к концу 2013 года, говорится в справке властей США, которые обещали награду в $5 миллионов за информацию, которая позволит его выследить.

Шишани мог помочь “Исламскому государству” в захвате иракского города Мосула, победе, которая сделала группировку главной исламистской угрозой, исходящей с Ближнего Востока.

Во время боев за Мосул Шишани приказал бойцам “Исламского государства” отправиться из Сирии в Ирак и объявил общую мобилизацию, чтобы поддержать наступление, говорится в справке американских властей.

Данные служб безопасности и сами боевики говорят о присутствии выходцев из бывшего СССР в сирийских городах Ракка и Табка, в провинциях Алеппо и Идлиб, а также по другую сторону границы в Мосуле.

ПЕРЕВАЛОЧНЫЙ ПУНКТ

Джихад в Сирии и Ираке для многих боевиков из бывшего СССР выглядит привлекательнее, чем жизнь на родине. На Северном Кавказе России службы безопасности вытеснили их в горные леса.

В одной из республик, Дагестане, местные чиновники помогли покинуть страну известным им боевикам-исламистам, которые позже оказались в Сирии.

Для русскоязычных радикалов, которые хотят примкнуть к “Исламскому государству”, Турция - удобный перевалочный пункт. Граждане России и стран Центральной Азии могут въехать в эту страну без виз.

Те, кто не добираются до Ирака или Сирии, и кто после боевых действий покидают ряды “Исламского государства” оседают в Турции. Несколько бывших боевиков сказали Рейтер, что на окраинах Стамбула живут русскоязычные общины тех, кто вынужден был покинуть родину из-за исламистских взглядов.

Сколько русскоязычных боевиков воюют в Сирии и Ираке неясно, но официальные данные показывают, что поток боевиков из России и Центральной Азии не прекратился.

В октябре президент РФ Владимир Путин говорил, что на Ближнем Востоке в джихадистских группировках сражаются от 5.000 до 7.000 выходцев из стран бывшего СССР. В июне генсек военного альянса нескольких постсоветских стран - ОДКБ - Николай Бордюжа поднял эту оценку до 10.000 боевиков.

Текст Кристиана Лоу и Марии Цветковой. Редактировали Филиппа Флетчер и Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below