January 12, 2009 / 11:01 PM / 9 years ago

Газпром выбирает между капитализацией и лояльностью

ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 5 МИНУТ

МОСКВА (Рейтер) - Глава российской газовой монополии Газпром Алексей Миллер пока не может воплотить в жизнь свою мечту - довести капитализацию концерна до $1 триллиона. Главным препятствием является его лояльность Кремлю и Белому дому.

Это противоречие стало очевидным в ходе вспыхнувшей между Россией и Украиной очередной "газовой войны", оставившей в холодный Новый год без отопления многих потребителей в Европе.

Миллер, которому 46, второй раз подряд с начала года отправляется в Брюссель для переговоров о поставках газа. Однако последнее слово не за главой Газпрома. Со всей очевидностью первую скрипку в разрешении газового спора играет его наставник, экс-президент и нынешний премьер Владимир Путин.

На недавней встрече с западной прессой Путин назвал надоевшим тезис о том, что Россия применяет экспорт энергоносителей как инструмент давления во внешней политике и сказал, что "такого не знает - политического энергетического оружия".

Однако критики по-прежнему скептичны.

"Российские власти намеренно превратили Газпром в политический инструмент" , - сказал Владимир Милов, бывший заместитель министра энергетики, ныне оппозиционный политик.

Своему карьерному росту Миллер обязан Путину. С 1991 по 1996 годы они работали вместе в комитете по внешним связям мэрии Санкт- Петербурга. Потом Миллер был директором по инвестициям Морского порта Санкт-Петербурга, а в 1999-2000 возглавлял Балтийскую трубопроводную систему.

В 2000 году, когда Путин был избран президентом, Миллер перебрался в Москву и был назначен замом министра энергетики. Год спустя он занял должность председателя правления Газпрома.

Путин не скрывал, что выбирая Миллера, хочет усилить роль Газпрома.

"Газпром больше чем просто акционерное общество. Вся экономика страны основана на газовой промышленности", - говорил он.

Made in Ussr

За годы роста Газпрома Миллер предпринял ряд шагов, чтобы превратить компанию в нечто большее, чем было изначально задумано во времена СССР, когда Газпром был министерством газовой промышленности.

Наиболее радикальной мерой была либерализация структуры акционерного капитала, которая позволила иностранным инвесторам приобретать специальный пакет акций по более высокой цене, чем российским акционерам.

Это решение привлекло иностранцев и подняло стоимость акций Газпрома в 30 раз, обогатив многих инвесторов.

В 2007 году Миллер на время исчез из поля зрения: болезнь не позволила ему работать почти полгода. Источники в Газпроме говорили, что врачи борются за его жизнь; российские СМИ сообщали, что Миллер лечился от камней в почках.

Но даже в период вынужденного отсутствия роль Миллера оставалась столь же важной в глазах инвесторов, и доверие к нему росло вслед за капитализацией Газпрома.

В мае 2008 года, перед тем как разразился мировой финансовый кризис, Газпром был третьей по величине компанией с рыночной капитализацией $350 миллиардов. Миллер предрекал когда-то, что Газпром однажды станет крупнейшей в мире компанией с капитализацией $1 триллион.

Но некоторые инвесторы считают, что Газпром слишком часто жертвовал экономическими интересами, чтобы угодить Кремлю. Свидетельством тому они называют продажу газа по низким ценам постсоветским странам из числа союзников России.

"Я не вижу больших изменений в Газпроме. Это большая инертная машина. Сделана в СССР. Вот и все", - говорит Иван Мазалов из фонда Prosperity Capital Management, участвующего в управлении $2-миллиардными активам, включая акции Газпрома.

Время от времени именно политические боссы, а не акционеры заставляли руководство Газпрома умерять амбиции.

Миллер неоднократно говорил, что Газпрому необходима экспансия в нефтяной сектор и обещал сбрить усы, если компании не удастся заполучить выставленные на аукцион активы павшего жертвой налоговых претензий ЮКОСа.

В итоге месторождения банкрота достались госкомпании Роснефть и Миллер расстался с усами. По мнению аналитиков, Кремль опасался, что Газпром может стать слишком влиятельным игроком в случае приобретения нефтяных активов.

Похоже, сам Миллер смирился с тем, что политические приоритеты приходится ставить на первое место, а Газпром в мире называют "новым русским оружием".

"Меня это забавляет... Мы оружие ровно в той же степени, что и любой иной бизнес, который, как известно, является чем-то средним между войной и искусством", - сказал он в прошлом году.

Дмитрий Жданников, Шамиль Байгин, редактор Денис Дёмкин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below