29 сентября 2009 г. / , 13:15 / через 8 лет

ОЧЕРК-Тольятти замер в ожидании увольнений

<p>Рабочие на заводе АвтоВАЗ в Тольятти 25 сентября 2009 года. Министр финансов РФ Алексей Кудрин считает, что государство может нарастить свое присутствие в капитале компаний автомобильного и оборонного секторов, но дальнейшая господдержка проблемного гиганта АвтоВАЗа, если и возможна, обязательно должна быть увязана с реструктуризацией несущего гигантские убытки предприятия. REUTERS/Denis Sinyakov</p>

Глеб Столяров

МОСКВА/ТОЛЬЯТТИ (Рейтер) - Пятидесятилетний Александр Афанасьев боится, что его товарищ в день зарплаты встретит его в подъезде с ножом, чтобы отнять деньги. Но он не параноик. Он - слесарь сборочно-кузовного производства тольяттинского автогиганта АвтоВАЗ, готовящего массовые увольнения. “Я даже боюсь предположить, что может быть”, - говорит он.

АвтоВАЗ, страдающий из-за резкого снижения спроса на его автомобили, почти весь 2009 год работал в сокращенном режиме, а в августе был вынужден остановить конвейер. С сентября он работает вполсилы. Недавно был подписан приказ об увольнении с 14 декабря 4.997 человек, а на прошлой неделе компания объявила, что сократит в целом 27.600 сотрудников.

Экономика Тольятти, “автограда” с населением 730.000 человек, 100.000 из которых пока работают на АвтоВАЗе, почти полностью зависит от автогиганта.

“Вот посмотрите, - говорит сотрудник центра занятости Тольятти, показывая на пухлую стопку бумаг у него на столе, - это списки тех, кто будет уволен по сокращению штатов, и пока в них нет ни одного сотрудника АвтоВАЗа”.

Рабочие АвтоВАЗа уже сейчас не могут купить то, на что хватало денег до кризиса. “Было в магазине 25 касс. Чтобы их обслуживать нужны были 25 человек, теперь так много уже не надо, кассиров сокращают. И так везде”, - продолжает сотрудник службы занятости.

За помощью в центр занятости уже обратились 12.000 человек. Но предложить им нечего: осталось 1.400 вакансий, и это в основном места школьных учителей и врачей, рассказала замдиректора центра занятости Татьяна Меркулова. Год назад ситуация была обратная: на 2.000 безработных приходилось около 6.000 вакансий.

А центр занятости уже готовится к наплыву уволенных с АвтоВАЗа, штат центра скоро вырастет на 50 человек. От 7.000 до 9.000 подлежащих увольнению с завода работников - люди трудоспособного возраста. “Я не знаю, что мы будем делать”, - вздыхает Меркулова.

С ПОМОЩЬЮ КУВАЛДЫ...

АвтоВАЗ, построенный в 60-е годы прошлого века, это не автозавод в западном понимании, лишь собирающий автомобиль из привозных комплектующих. Варят, красят и собирают Lada на сборочно-кузовном производстве, в котором работает лишь пятая часть всего штата, поэтому менеджеры завода обижаются, когда производительность труда АвтоВАЗа сравнивают с показателями европейских концернов. У АвтоВАЗа есть свои металлургическое и прессовое производства, он сам выпускает пластиковые детали и двигатели.

Аккуратный, полностью автоматизированный цех сварки Lada Kalina резко контрастирует с огромным прессовым производством, в котором есть как автоматизированные линии штамповки, установленные в 80 и 90-е годы, так и неавтоматические прессы 60-х годов. Рабочий руками берет лист металла и кладет его под гигантский пресс. “По технике безопасности, чтобы запустить пресс, нужно нажать двумя руками на две кнопки, - рассказал бывший рабочий этого цеха, - но было всякое - одну кнопку спичкой заткнул - и вперед. Многие покалечились”.

Шутка о том, что при сборке Lada активно используется кувалда, недалека от истины - на главном сборочном конвейере почти у каждого рабочего кроме основного инструмента есть молоток.

“ТЫСЯЧ ВОСЕМЬ ГРЯЗНЫМИ”

Работники АвтоВАЗа уже понимают, что времена настали тяжелые, но серьезность положения до конца не осознали, а некоторые о массовых сокращениях даже не слышали. “А мы такого еще не знаем! А что, такое будет что ли?”, - удивляются рабочие сборочного конвейера.

“Тысяч восемь грязными” вместо обычных 20.000 получит 29- летний рабочий конвейера Александр Борисов, снимающий квартиру за 4.000 рублей и содержащий жену с грудным ребенком. “Остаются копейки, и вот тянешь. На день рублей 100, а то и 80”, - говорит он.

Столько же получит рабочий сварочного цеха 32-летний Рамиз Абдулгалиев. Он тоже единственный кормилец в семье, жена ждет второго ребенка. “Что делать, даже не знаю, и работу тяжело найти в городе”, - говорит он.

Власти организуют в Тольятти общественные работы. Например, за работу дворника платят 4.300 рублей в месяц. Официальный профсоюз АвтоВАЗа - АСМ - предлагает увеличить эту сумму до 6.000 рублей, сказал председатель профсоюза АСМ Николай Карагин. Но пока сокращенный работник АвтоВАЗа, работающий дворником и получающий пособие по безработице, может рассчитывать на 9.000 рублей в месяц.

Другой вариант подработки - такси. В Тольятти услуги такси всегда были очень дешевыми из-за того, что работники завода “калымили” в свободное от работы время, а месяц назад цены упали еще на 15-20 процентов. Получается, что такси уже с успехом заменяет общественный транспорт. “Но если все уйдут в таксисты, кого мы тогда возить-то будем?”, - замечает рабочий АвтоВАЗа Алексей, получивший “шашечки” на свою Lada Kalina месяц назад.

“ВИТРИНЫ БИТЬ НЕ БУДУТ”

Массовых волнений в Тольятти ничто не предвещает, да и внешне город почти не изменился. Вечером в недорогом ресторане японской кухни трудно найти свободное место. Правда, среди посетителей вряд ли есть рабочие АвтоВАЗа. “Вы что, в какой ресторан, об этом только мечтать!”, - удивилась вопросу работница цеха сварки 26- летняя Елена Кузьмина.

Руководители АвтоВАЗа о возможных беспорядках говорят неохотно. После вопроса об этом в разговоре с замдиректора по персоналу сборочно-кузовного производства Владимиром Новиковым повисла тяжелая пауза. “Мы работаем для того, чтобы этого не допустить, - наконец решился он. - Трудно сказать, что может, а что не может быть”.

Беспорядков не обещает и лидер независимого вазовского профсоюза “Единство” Петр Золотарев. На 17 октября профсоюз запланировал митинг, на котором “рабочие решат, что делать дальше”. “Найдутся инструменты, чтобы... заставить работодателя согласиться с нашими аргументами”, - сказал он, но не стал уточнять, что имеет в виду.

Его коллега Карагин, в профсоюзе которого состоит большинство работников завода, идею акций протеста не поддержал: “Это неконструктивный сейчас подход, лучше все-таки находиться в диалоге”, - говорит он.

Рабочие, несколько тысяч из которых в начале этого года вышли на митинг в поддержку решения о введении повышенных пошлин на иномарки с лозунгами “Мы - за Путина, мы - за автопром!”, протестовать тоже не рвутся.

“Даже не знаю, разве мой голос что-то решит?”, - спрашивает Абдулгалиев. “Думаю, наше начальство нас не бросит в беде и предоставит рабочие места, и мы также будем работать, - надеется Кузьмина. - Даже пока не задумывалась, потому что пока работаем”.

У опытных рабочих настрой серьезнее. “Если потеряю работу, обязательно пойду защищать свои права”, - говорит не представившийся мастер прессового производства АвтоВАЗа.

“До битья витрин дело не дойдет”, - уверен чиновник мэрии, пожелавший остаться неназванным, “они (рабочие АвтоВАЗа) уже для себя все решили: если станет совсем плохо - перекроют трассу М5, но витрины бить не будут”.

Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below