1 февраля 2010 г. / , 13:05 / через 8 лет

Страх и неопределенность мешают бизнесу в РФ

<p>Глава российского Сбербанка Герман Греф на Всемирном экономическом форуме в Давосе 25 января 2008 года. Российские предприниматели, участвующие в работе Всемирного экономического форума в Давосе, жаловались на царящую в стране политическую неопределенность и атмосферу страха, на фоне которых вряд ли возможен быстрый рост экономики. REUTERS/Stefan Wermuth</p>

Глеб Брянский

ДАВОС, Швейцария (Рейтер) - Российские предприниматели, участвующие в работе Всемирного экономического форума в Давосе, жаловались на царящую в стране политическую неопределенность и атмосферу страха, на фоне которых вряд ли возможен быстрый рост экономики.

Состоятельные российские бизнесмены, стоявшие у руля власти в России еще десять лет назад во времена Бориса Ельцина, оказались не у дел при Владимире Путине, который в 2000-2008 годах был президентом, а ныне возглавляет правительство.

Во время мирового финансового кризиса многие российские предприниматели обратились за помощью к государству.

В настоящее время государство контролирует 60 процентов российской экономики. Президент РФ Дмитрий Медведев заявил о необходимости ее модернизировать, однако его призыв снять экономику с нефтяной “иглы” не нашел отклика у бизнесменов, слишком напуганных преследованиями со стороны государства в течение последних нескольких лет и не желающих проявлять инициативу.

Герман Греф, возглавляющий Сбербанк, являющийся крупнейшим в России кредитором, был единственным россиянином в Давосе, позволившим себе открыто говорить об атмосфере страха, воцарившейся в российском частном секторе несколько лет назад после национализации нефтяного концерна ЮКОС.

Греф, который является членом совета директоров крупнейшей в России частной нефтяной компании ЛУКОЙЛ, заявил, что после дела ЮКОСа главной задачей для ЛУКОЙЛа стало не развитие, а самосохранение.

По словам Грефа, выступавшего перед инвесторами в Давосе, это открытие стало для него настоящим шоком. Греф призвал к приватизации госактивов, предложив начать со Сбербанка.

Активы ЮКОСа подверглись национализации, а экс-глава компании Михаил Ходорковский отбывает срок за уклонение от уплаты налогов. Ходорковский превратился в символ незащищенности бизнеса в России.

Само название компании находится под негласным запретом. Услышав слово “ЮКОС” из уст Грефа, представители российских властей и бизнесмены поспешили сгладить впечатление, произведенное выступлением главы Сбербанка.

Глава второго по величине российского государственного банка ВТБ Андрей Костин тут же заявил, что решение о приватизации того или иного банка должно принимать государство. Министр финансов РФ Алексей Кудрин сказал, что о продаже акций Сбербанка даже говорить пока рано.

Российский предприниматель сказал корреспонденту Рейтер на условиях анонимности, что Греф сделал слишком смелое заявление.

Известный политик и бизнесмен, Греф разработал программу либеральных реформ для первого президентского срока Владимира Путина. К нему прислушались, однако во время второго путинского срока все вернулось на круги своя: национализация ЮКОСа стала поворотным моментом в переходе к авторитарным методам управления экономикой.

В прошлом году выступление Путина в Давосе на тему развития мировой экономики было скептически встречено инвесторами. В этом году российский премьер не приехал на Всемирный экономический форум, но даже в его отсутствие российские предприниматели не решались на откровенные высказывания.

Глава крупной российской компании, также предпочитающий сохранять анонимность, сказал, что в России нет никакой модернизации, поскольку для того, чтобы ее провести, стране требуется лидер, а его нет. Нежелание огласить свое имя он объяснил тем, что не хочет подвергать риску свой бизнес, в котором заняты несколько тысяч человек.

ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО

Прошлогодние проблемы российской экономики заставили власти вновь заговорить о реформах, однако новая волна либерализации так и не докатилась до России, поскольку цены на сырье уверенно поползли вверх.

“Архитектор” первой волны приватизации в России Анатолий Чубайс, ныне отвечающий за нанотехнологии, одним из первых заговорил о рисках, угрожающих российской экономике.

По его словам, Россию ждет либо модернизация, либо деградация, третьего не дано.

Беседы с представителями российской делегации в Давосе показали, что никто не может с точностью сказать, что означает модернизация.

По мнению Олега Дерипаски, главы крупнейшего в мире производителя алюминия Русал, o степени модернизации компании можно судить по ее способности выдержать конкуренцию на рынке. Дерипаска сказал, что сам он предпочитает в первую очередь уделить внимание сокращению расходов.

Русал получил значительную помощь от государства. Правда, Дерипаска прилюдно получил выговор от Путина, когда в прошлом году тот в сопровождении телекамер приехал в город Пикалево на один из его заводов.

Михаил Шамолин, возглавляющий крупнейшую в России телекоммуникационную компанию МТС, считает строительство новых дорог наилучшим способом модернизировать экономику.

Министр финансов РФ Алексей Кудрин предложил в Давосе собственный план реформ в России. По его мнению, следует повысить эффективность госрасходов, чтобы за два года сэкономить 20 процентов в реальных цифрах. Он не пояснил, что именно имеет в виду.

Перевела Анна Разинцева. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below