7 февраля 2011 г. / , 16:08 / 7 лет назад

Средняя Азия прислушивается к грому в Египте

Робин Пакстон

АЛМА-АТА (Рейтер) - Авторитарные лидеры Средней Азии, сокрушившие инакомыслие за десятилетия у власти, готовятся отразить порожденные восстаниями в Тунисе и Египте угрозы стабильности и, скорее всего, прибегнут к испытанному коктейлю из нефтедолларов, репрессий и косметических реформ.

Цепко удерживающие - некоторые с советских времен - бразды правления бывшими советскими республиками старцы попытаются не доводить ситуацию до массовых протестов, подобных тем, что потрясли страны арабского мира в 2011 году.

Однако в разделенном этническими противоречиями регионе, большая часть которого живет в бедности, власти должны быть особенно бдительны, особенно учитывая опыт двух недавних революций в Киргизии, говорят политики и эксперты.

"Самый важный урок? Не доводи свою страну до края пропасти", - сказал председатель оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири.

Авторитарные президенты правят четырьмя из пяти постсоветских республик Центральной Азии - богатого нефтью и в основном мусульманского региона, граничащего с Россией, Китаем и Ираном. Через них проходит ключевой транзитный маршрут снабжения операции вооруженных сил США и НАТО в Афганистане.

В Казахстане сосредоточено более трех процентов мировых извлекаемых запасов нефти, а в пустынях Туркмении - пятые в мире резервы природного газа.

Эти ресурсы обеспечивают процветание. Крупнейшей экономикой региона является Казахстан, где ВВП на душу населения - свыше $9.000 в год, в четыре раза больше, чем в Египте. Туркменское население пока умиротворено бесплатными газом, водой и электроэнергией.

Однако от галопирующей инфляции это не спасает. Беспорядки в Киргизии привели к скачку цен в прошлом году сразу на 19 процентов, а в Казахстане инфляция ускорилась на три процента только в январе.

"Чтобы готовить на нашем бесплатном газе, нам нужно мясо, а оно все дороже и дороже", - описывает тревожащую обывателей коллизию туркменская пенсионерка, 57-летняя Гульсенем.

НАПРЯЖЕНИЕ И СТРАХ

Население Казахстана и Туркмении сравнительно невелико, тогда как в Узбекистане, крупном экспортере хлопка и золота, живет 28 миллионов человек.

Официальные цифры рисуют узбекскую экономику устойчивой, а МВФ полагает, что ее ВВП вырос в 2010 году на восемь процентов. Тем временем нигде больше в Средней Азии атмосфера так не проникнута страхом и репрессиям.

Президент Ислам Каримов, которому 73, говорит, что жесткие меры необходимы для предотвращения исламистского экстремизма. Правозащитники рассказывают о преследовании за религиозные убеждения и о пытках.

Узбекский журналист Мухаммад Салих был единственным конкурентом Каримова на президентских выборах в 1991 году. В конце 90-х он эмигрировал в Норвегию, а на родине заочно приговорен к 15 годам тюрьмы за попытку свержения власти.

Диссидент уверен, что его соперник успехов во главе государства не добился:

"Опасность социального взрыва не только существовала на протяжении последних двадцати лет, но и год за годом усиливалась", - сказал Салих в интервью информационному порталу "Фергана.ру".

Возможен ли "взрыв" в преимущественно сельском Узбекистане, власти которого равнодушны к критике с Запада по поводу ситуации с правами человека и жестко контролируют телевидение и доступ в интернет?

Данные ООН показывают, что горожане составляют 36 процентов населения Узбекистана, тогда как Египте - 43 процента. В Тунисе, чей президент был свергнут народом в январе, 67 процентов живут в городах.

Серьезным барьером для протестных акций является страх. Узбекские войска в мае 2005-го расстреляли демонстрацию в Андижане. Свидетели говорят о сотнях погибших.

Протесты в Душанбе в 1992 году вылились в пятилетнюю гражданскую войну в Таджикистане, унесшую десятки тысяч жизней. Многие местные жители говорят, что согласны скорее терпеть президента Эмомали Рахмона, чем пережить повторение кровопролития. Молодежь, в других странах ставшая главным движителем массовых протестов, спасается от безработицы в Таджикистане бегством на заработки в Россию.

Но именно Москва способна стать катализатором перемен на постсоветском пространстве.

"Если люди в России решат возвысить свой голос против правящей элиты, будет цепная реакция", - считает независимый азербайджанский аналитик Зардушт Али-заде.

БЕЛАЯ ВОРОНА

Из общего ряда выпадает Киргизия. Изгнание президента Курманбека Бакиева прошлой весной было второй революцией за два года. Политическая напряженность понемногу утихает, а республика тем временем экспериментирует с первой в Центральной Азии парламентской демократией.

Постсоветской Киргизии на фоне соседей всегда отличалась повышенной внутриполитической активностью.

Набравшая силу и сплотившаяся по кланово-географическому признаку оппозиция сумела опрокинуть сначала пронизанный непотизмом режим первого президента Аскара Акаева, а затем и повторившего его ошибки демократически избранного преемника. Последней каплей стали выросшие счета за коммунальные услуги.

"Как захватить власть в Киргизии? Собрать родственников, друзей и безработных. Там, где нет других предпосылок, кроме ненависти к власти, трения между севером и югом становятся мотором революции,", - объясняет бишкекский аналитик Токтогул Какчикеев.

За пределами Киргизии оппозиция в основном задавлена: узбекские и туркменские диссиденты вольны высказываться лишь из-за рубежа.

Тем временем правящие круги сделали ряд осторожных шагов в направлении реформ, возможно, в надежде купировать народное недовольство.

В Казахстане 70-летний бессменный лидер Нурсултан Назарбаев отверг вызвавший оторопь на Западе призыв продлить его полномочия и назначил досрочные выборы почти за два года до окончания срока, заслужив похвалу от США.

Главе Туркмении Курбанкули Бердымухамедову благодарные подданные целуют руки, но это не мешает относительно молодому лидеру показывать приверженность демократии: президент и председатель единственной в стране партии заявил в январе, что оппозиция тоже не помешает.

"Тунис и Египет доказали - от любви до ненависти лишь один шаг", - резюмирует 32-летний ашхабадец Максат.

При участии Романа Кожевникова в Душанбе, Марата Гурта в Ашхабаде, Ольги Дзюбенко в Бишкеке, Лады Евграшиной в Баку, Дмитрия Соловьева и Марии Гордеевой в Алма-Ате. Перевод Дениса Дёмкина

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below