2 декабря 2013 г. / , 04:13 / 4 года назад

Танцовщику Большого театра грозит 9 лет тюрьмы за нападение на худрука

Полицейские ведут танцовщика Большого театра Павла Дмитриченко (второй слева) на судебное заседание в Москве 31 октября 2013 года. Гособвинитель потребовал девяти лет заключения для танцовщика Большого театра Павла Дмитриченко, требуя признать его виновным в организации нападения на худрука Сергея Филина, который чуть не ослеп из-за выплеснутой ему в лицо в январе этого года кислоты. REUTERS/Maxim Shemetov

МОСКВА (Рейтер) - Гособвинитель потребовал девяти лет заключения для танцовщика Большого театра Павла Дмитриченко, требуя признать его виновным в организации нападения на худрука Сергея Филина, который чуть не ослеп из-за выплеснутой ему в лицо в январе этого года кислоты.

Приговор будет вынесен во вторник и поставит точку в расследовании преступления, обнажившего закулисные интриги и подорвавшего репутацию пользующегося мировой известностью театра.

Гособвинитель Юлия Шумовская в пятницу потребовала признать виновными в нападении Дмитриченко и двух его предполагаемых соучастников - Юрия Заруцкого и Андрея Липатова. Для последних прокурор требует соответственно десяти и шести лет тюрьмы.

“Мотивом Дмитриченко являлось противостояние между Филиным и Дмитриченко”, - сказала прокурор, добавив, что нападение могло быть местью за то, что худрук снимал танцовщика с ролей и воспринимался тем как препятствие для повышения статуса Дмитриченко до исполняющего основные партии премьера, а его гражданской жены, балерины Анжелины Воронцовой - до примы.

Нападение на Филина 17 января стало причиной кризиса, равного которому Большой театр, на реконструкцию которого незадолго до этого было потрачено около миллиарда долларов, не переживал за всю свою более чем двухсотлетнюю историю. За прошедшее с нападения время из самого знаменитого театра России ушли его директор Анатолий Иксанов и премьер балета Николай Цискаридзе.

В результате нападения 43-летний Филин, перенесший два десятка операций и до сих пор ездящий на лечение в Германию, чуть не ослеп и не видит правым глазом. Он приходил давать показания в суд с бордовыми шрамами на шее и в темных очках, скрывающих глаза, то и дело покидая зал заседаний, чтобы закапать глазные капли.

“Подсудимые все виновны и, с нашей точки зрения, не заслуживают снисхождения”, - отреагировала на запрошенные прокурором сроки адвокат худрука Наталья Животкова.

Филин требует от подсудимых возместить ему материальные потери в полмиллиона рублей за испорченные кислотой одежду, сумку и смартфон, а также компенсировать моральный ущерб, который его защита оценивает в три миллиона рублей.

“Я НЕ МСТИТЕЛЬНЫЙ”

Дмитриченко - 29-летний солист Большого театра, сделавший себе имя в амплуа злодея и игравший, в частности, Ивана Грозного и Злого гения - отрицает вину в организации кислотной атаки, настаивая на том, что лишь согласился на предложение Заруцкого решить его проблемы, “поставив пару синяков” Филину. Он говорит, что не знал о прежней судимости своего собеседника и рассказывал ему о театральных проблемах, поскольку тот проявлял интерес.

“То, что произошло с Филиным из-за Заруцкого, - это ужасно, - сказал Дмитриченко в зале суда из-за прутьев металлической клетки. - Я был не против, чтоб Заруцкий его просто побил”.

“Об этой жидкости (кислоте) я вообще ничего не знал и ничего подобного не мог предположить”.

Несмотря на арест, Дмитриченко пользовался поддержкой труппы, которая написала в его защиту письмо и выбрала главой профсоюза, когда он уже находился за решеткой. Конфликты Филина и Дмитриченко часть свидетелей объясняла тем, что танцовщик отстаивал права артистов перед худруком, а также их разногласиями по поводу гонораров артистам.

“Я очень сожалею, - сказал Дмитриченко в последнем слове, прося квалифицировать его действия по более легкой статье. - Вся ситуация случилась из-за моего языка”.

“Я не испытывал никогда ни к кому какой-то ненависти, какой-то злости. Я не мстительный человек, - говорил танцовщик судье. - Мы артисты, мы люди эмоциональные. Эмоции - это часть нашей профессии”.

Заруцкий признал вину в том, что плеснул кислотой в лицо Филину, но отрицал участие в преступлении Дмитриченко и водителя Липатова, который говорит, что лишь подвез своего знакомого Заруцкого к месту нападения за 3000 рублей, ничего не зная о его планах.

“Очень некрасиво получилось с моей стороны вовлечь в такую авантюру двух невиновных, - сказал в последнем слове Заруцкий. - Я никогда себе подельников не ищу, ваша честь”.

По российским законам, подсудимые, действовавшие в одиночку, приговариваются к более легким наказаниям, чем те, кто совершает преступления группой лиц по предварительному сговору.

Официально безработный, Заруцкий говорил, что занимался “крышеванием” бизнесменов и пытался использовать Дмитриченко для своих целей, сделав так, чтобы он остался у него в долгу после нападения на Филина.

“Прошу снисхождения и понимания к Дмитриченко и Липатову, - обратился он к судье Елене Максимовой, сказав, что надеется на нее, поскольку она ”женщина и матушка“. - Мое желание обогатиться, жажда наживы, жадность привели к потере здоровья одного, к потере свободы других...”

Мария Цветкова. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below