12 февраля 2010 г. / , 15:52 / через 8 лет

Власть признала модернизацию России опасной

<p>Помощник президента Аркадий Дворкович выступает на саммите Рейтер в Москве 15 сентября 2009 года. Модернизация России чревата социальной нестабильностью, потому не может быть радикальной, признали чиновники, похоронив надежду на обновление страны у тех, кого Кремль зазвал в Сибирь испытать модную идею мозговым штурмом.Sergei Karpukhin</p>

Дарья Корсунская

КРАСНОЯРСК (Рейтер) - Модернизация России чревата социальной нестабильностью, потому не может быть радикальной, признали чиновники, похоронив надежду на обновление страны у тех, кого Кремль зазвал в Сибирь испытать модную идею мозговым штурмом.

Заместитель премьера Владимира Путина, ответственный за реформы, на форуме в Красноярске объявил, что Россия преобразилась за последние 15 лет до неузнаваемости, и предложил таким же образом прожить еще 10 лет.

"Главное - нам не нужно потерять темпы и до 2020 года продолжить такую жизнь, какую мы прожили за последние 15 лет. Вот что такое модернизация", - сказал вице-премьер Игорь Шувалов в пятницу.

Критики Путина числят его "вертикаль власти" причиной застоя, всесилия бюрократии и концентрации бизнеса в руках государства и близких друзей премьера. Его партнер по тандему президент Дмитрий Медведев призывает обновить модель, продвигая идею "модернизации".

Помощник Медведева Аркадий Дворкович три недели назад в статье в ведущей деловой газете предложил экспертам и бизнесу определить пути "коренной смены парадигмы нашего развития", и сформулировал пять вопросов, первый из которых - "Кто будет осуществлять модернизацию?".

"Думаем и встречаемся в Красноярске 12-13 февраля", - закончил Дворкович приглашение в Сибирь, адресованное "яркой компетентной аудитории, заинтересованно слушающей власть".

"ПОНЯЛА, ЧЕМ ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ ДЛЯ ВЛАСТИ"

Однако до Красноярска помощник Медведева не доехал, и дискуссию возглавил оптимист Шувалов, выполняющий в правительстве роль глашатая успехов политики Путина.

"Конечно, легко критиковать правительство. Фактор социальной стабильности надо учитывать как реальный политический приоритет", - сказал Шувалов и ответил примером из истории тем, кто называет условиями модернизации честные выборы, свободную прессу и независимый суд.

"Екатерина II тонко и умно руководила страной, она уже тогда хотела отменить крепостное право, она хотела сделать Россию великой европейской державой, но поняла, чем все это может закончиться, чем могут для власти закончиться такие разговоры", - сказал Шувалов.

"Нам нужна такая модернизация, которая не должна превышать пороги нормальных потерь. В противном случае это все будет означать для нас всех фактор высокой социальной нестабильности, которая новой волной все это дело завершит", - сказал Шувалов.

Вице-премьер выступал вслед за инвестбанкиром, а в прошлом - чиновником Андреем Шароновым, который окрестил безболезненную модернизацию "футурологией".

<p>Помощник президента Аркадий Дворкович выступает на саммите Рейтер в Москве 15 сентября 2009 года. Дворкович определил повестку форума в Красноярске, дискуссию на котором воглавил уже вице-премьер Игорь Шувалов. Модернизация России чревата социальной нестабильностью, потому не может быть радикальной, признали чиновники, похоронив надежду на обновление страны у тех, кого Кремль зазвал в Сибирь испытать модную идею мозговым штурмом.Sergei Karpukhin</p>

"Проигравшие при модернизации обычно слабые слои населения, пенсионеры. В том контексте, как сейчас, модернизация превращается в футурологию", - сказал Шаронов.

"Локомотивом модернизации является узкая группа людей, потому что государство ограничено обеспечением социальной стабильности, большой бизнес неповоротлив и защищает то, что у него есть, малый бизнес борется за выживание в недружественной среде, а основная масса населения боится потерять то, что есть".

"БИЗНЕС ЗАПУГАН"

Исключив из вероятных ответов на первый вопрос Дворковича "основную массу людей", Шаронов дисквалифицировал и остальных: государство и бизнес. Предприниматели, говорит он, напуганы, а у чиновников развязаны руки.

"Бизнес запуган. Человек, который изъял документы у компании, ничем практически не рискует, а компания может обанкротиться. Человек, который вложил собственные деньги, занял под залог дома что-то, он все теряет. Такая ассиметрия приводит к безответственным решениям, ничего не сдерживает. Должна быть сформулирована ответственность чиновников вплоть до уголовной, имущественной", - сказал он Рейтер.

Один из бизнесменов, просивший не называть его имени, признался в кулуарах форума, что не верит в перемены при нынешней власти.

"Я считаю, что Путин и Медведев хотят поменять ситуацию. ЮКОС - это их кусок, который они себе откусили. Конечно, это пример, это - по понятиям, пример непоследовательности, который дал сигнал всем - можно", - сказал он.

"То, что касается проверок, попыток Путина обуздать (чиновников), думаю, он искренно это делает, но он уже совершенно другие сигналы пустил в другое время, и в это уже никто не верит. А если никто не верит в эти сигналы, то что делать? Только с другим правительством".

Шувалов с трибуны форума признал, что "бизнесу тяжело работать".

"А кому легко? Вы думаете, легко работать чиновникам?" - парировал он.

"Это система, при которой плохо практически всем", - признал Шувалов, но предложил не делать резких движений.

"Я понимаю модернизацию таким образом: завтра - это иначе, чем сегодня, это когда я могу позаимствовать лучший опыт у того, у кого он есть", - сказал он.

Сергей Алексашенко, экономист Высшей школы экономики, встретивший кризис 1998 года в кресле первого зампреда Центробанка, подвел итог сибирской дискуссии о модернизации диагнозом:

"Существует мнение, что бизнес запуган, боится власти. У власти нет механизма обратной связи. Вы либо делаете, и по ответным сигналам понимаете, что вы делаете правильно, а что неправильно. Либо у них шизофрения: они говорят и не понимают, что делают", - сказал он Рейтер в кулуарах форума.

Текст Алексея Калмыкова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below