Матери домодедовского смертника стыдно за сына

Среда, 16 февраля 2011 19:13 MSK
 

Диана Маркосян

АЛИ-ЮРТ (Рейтер) - Мать взорвавшегося в Домодедово смертника Роза Евлоева извинилась за своего сына и сказала, что до сих пор не верит в его виновность.

"Нам очень стыдно, конечно. Если это он, нам очень стыдно. Нам очень горько, - сказала Рейтер 54-летняя Евлоева. - Мы соболезнуем, мы приносим большие-пребольшие извинения перед всем миром. Если он это сделал, я тоже скорблю вместе со всеми. Я не знала, я не воспитывала его в таком духе".

Ответственность за взрыв, прогремевший в московском аэропорту Домодедово 24 января, взял на себя чеченский полевой командир Доку Умаров, пообещавший ранее российским властям год "крови и слез". Смертнику, который привел в действие бомбу, было 20 лет.

Его мать, с которой он жил в ингушском селе Али-Юрт к юго-востоку от Назрани, рассказала, что в семье не было денег на обучение Евлоева в техникуме, поэтому его пришлось перевести на заочное отделение, откуда его забрали в армию. Евлоев прослужил только 4 месяца, а потом вернулся домой, поскольку отец сильно пострадал в автомобильной аварии.

По словам Евлоевой, ей сложно поверить в то, что ее сын оказался смертником.

"Это шок для всех нас, - с болью произносит она. - Мы никогда не думали, что что-то такое может с нами случиться. Какая мать может об этом думать. Я до сих пор в шоке, я до сих пор не верю, что это он, сомневаюсь в этом".

Евлоева плачет, сидя на кровати сына. Двое других ее детей - 22- летняя Фатима и 16-летний Ахмед, были арестованы и отвезены для допросов в Москву. Власти считают, что они помогали Евлоеву изготовить бомбу.

"Ночь - это самое страшное для меня, потому что нет моих детей рядом, кровати пустые, - жалуется Евлоева. - У меня внутри пустота. Я как тень хожу".   Продолжение...

 
<p>Роза Евлоева, мать взорвавшегося в Домодедово смертника Магомеда Евлоева, дает интервью в своем доме в Али-Юрте 16 февраля 2011 года. Мать взорвавшегося в Домодедово смертника Роза Евлоева извинилась за своего сына и сказала, что до сих пор не верит в его виновность. REUTERS/Diana Markosian</p>