27 марта 2012 г. / , 14:53 / через 5 лет

Суд над бунтовщиками Жанаозена не вместил всех родственников

Женщина, стремящаяся попасть в помещение, где проходит открытый процесс над обвиняемыми в беспорядках в Жанаозене, смотрит из-за окна импровизированного зала суда в одном из общественных зданий в Актау, Казахстан 27 марта 2012. Разгневанные родственники обвиняемых во вторник ворвались в здание суда в Казахстане незадолго до начала процесса, посвященного кровопролитию в Жанаозене, которое разрушило имидж стабильности богатого нефтью государства в Центральной Азии. REUTERS/Vladimir Tretyakov

Дмитрий Соловьёв

АКТАУ, Казахстан (Рейтер) - Разгневанные родственники обвиняемых во вторник ворвались в здание суда в Казахстане незадолго до начала процесса, посвященного кровопролитию в Жанаозене, которое разрушило имидж стабильности богатого нефтью государства в Центральной Азии.

На скамье подсудимых 37 человек, обвиняемых в участии в декабрьских стычках с полицией, в результате которых погибло как минимум 14 человек, что стало самым серьезным вызовом за более чем два десятилетия правления Нурсултана Назарбаева.

Власти говорят, что полиция была вынуждена открыть огонь, поскольку подверглась атаке со стороны протестующих, включая уволенных нефтяников. Оказавшись в фокусе внимания Запада и правозащитников, Астана пообещала прозрачное расследование и честный суд.

Родственники осужденных, прибывшие на первый день открытых слушаний в Актау, портовом городе на Каспии, говорят, что оказались вытеснены в вестибюль импровизированного судебного помещения в одноэтажном здании молодежного центра.

“Эти люди невиновны”, - сказал Амантай Жаумитабай, 55-летний водитель “скорой”, один из десятков родственников подсудимых, собравшихся у дверей зала суда.

Судья Аралбай Нагашибаев отложил заседание на несколько часов после того, как на процесс не явился один из двух обвиняемых несовершеннолетних. Большинство родственников разошлись по соседним улицам, несколько человек остались в зале караулить дефицитные места.

Подсудимых обвиняют в ряде преступлений, в том числе в организации массовых беспорядков, поджогах и разбое в Жанаозене 16 декабря 2011-го, в день независимости Казахстана.

Этому предшествовало несколько месяцев протестов сотен нефтяников, уволенных после того, как они объявили забастовку с требованием поднять зарплаты.

Многие жители Жанаозеня и Актау, где тогда прошли акции солидарности с восставшими нефтяниками, обвиняют власти в неспособности решить трудовой спор, длившийся с мая.

“Почему власти допустили, что это случилось?”, - спрашивает Жаумитбай, чей брат, кормилец семьи из семи человек, сейчас на скамье подсудимых.

“Они вышли защищать свои права, но он был арестован, как и прочие. Нефть здесь добывают уже 50 лет, и ничего хорошего рабочим это не принесло”.

Назарбаев, 71-летний бывший сталевар, популярен в своей 16,7- миллионной стране, благодаря нефти превратившейся с распадом СССР в крупнейшую экономику Центральной Азии, где уровень ВВП на душу населения сравним теперь с Мексикой и Турцией.

Но критики указывают на коррупцию, дефицит демократических свобод и нетерпимость Назарбаева к инакомыслию.

Amnesty International заявила на прошлой неделе, 100 дней спустя после Жанаозена, что власти не смогли провести удовлетворительное расследование использования силы и оружия сотрудниками правоохранительных органов.

Назарбаев, впервые за историю независимости Казахстана, ввел в Жанаозене комендантский час и чрезвычайное положение. Многие были задержаны часами спустя после столкновений в охваченном беспорядками и огнем городе. Сожженные офисные здания и торговые центры до сих пор прикрыты растяжками с пасторальными сценами - овечками и верблюдами.

“Мой сын даже не был там, но был арестован вместе с другими”, - говорит мужчина примерно 50 лет, занявший одно из 160 кресел в зале суда. Он отказался назвать имя, опасаясь, что это усугубит положение сына.

Генпрокуратура заявила, что полиция действовала в рамках полномочий и была вынуждена использовать оружие для обуздания массовых беспорядков, в которых власти обвинили уволенных нефтяников и “хулиганствующую молодежь”.

Прокуроры также говорили, что заместителю главы регионального отдела полиции, координировавшего действия своих подчиненных в Жанаозене, были предъявлены обвинения в неисполнении обязанностей, а еще трем высокопоставленным полицейским чинам инкриминировалось превышение служебных полномочий.

В вестибюле помещения судебных слушаний, все еще пахнущего свежей краской, для сотни собравшихся установлен единственный диспенсер с питьевой водой. Среди явившихся на слушания - жители Жанаозена, надеющиеся на компенсацию ущерба, вызванного беспорядками.

Молодая женщина по имени Камшат, отказавшаяся назвать фамилию, сказала, что восставшие сожгли принадлежавшую ее семье юрту стоимостью $20.000, установленную на центральной площади ради празднования Дня независимости.

Текст Робина Пакстона, перевод Дениса Дёмкина

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below